Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

СОЦИАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ПОКАЗАТЕЛЯХ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ У СТУДЕНТОВ

Корниенко Д.С. 1 Козлов А.И. 2
1 ФБГОУ ВПО «Пермский государственный гумантарно-педагогический университет»
2 НИИ и музей антропологии МГУ
Исследованы различия в показателях психологического благополучия в связи с факторами пола, курса обучения (возраста) и места проживания. Выборку составили 511 студентов 1 и 5 курса, проживающих в Москве и Перми. Использован опросник К. Рифф для выявления показателей психологического благополучия. Методы статистической обработки: сравнительный анализ (t-критерий), двухфакторный дисперсионный анализ ANOVA. Выявлены половые различия по показателям: «позитивные отношения с окружающими», «автономия» и «человек как открытая система». Выделены три группы испытуемых: высокотревожные, со средним уровнем тревожности и нетревожные. Показатели «позитивные отношения с окружающими» и «личностный рост» значимо отличаются в группах студентов разных курсов и в группах с разным местом проживания. Взаимодействие факторов пола и уровня психологического благополучия обнаружилось по переменным «человек как открытая система» и «управление средой». Взаимодействие факторов «место проживания» и «уровень психологического благополучия» проявилось для переменной «баланс аффекта».
психологическое благополучие
ПОЛ
студенты
место проживания
курс обучения
1. Марищук Л.В., Пыжьянова Е.В. Удовлетворенность качеством жизни как критерий психологического здоровья // Психология XXI века : материалы междунар. науч.-практ. конф. молодых ученых, Санкт-Петербург, 24–26 апреля 2008 г. / науч. ред. Н.В. Гришина. — СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008.
2. Селигман М. Новая позитивная психология: научный взгляд на счастье и смысл жизни / пер. с англ. — М. : София, 2006.
3. Созонтов А.Е. Гедонистический и эвдемонистический подходы к проблеме психологического благополучия // Вопросы психологии. - 2006. - № 4. - С. 105-14.
4. Фесенко П.П. Осмысленность жизни и психологическое благополучие личности : автореф. дис. … канд. психол. наук. - М. : [б. и.], 2005. — 24 с.
5. Шевеленкова Т.Д., Фесенко П.П. Психологическое благополучие личности (обзор основных концепций и методика исследования) // Психологическая диагностика. — 2005. — № 3. — С. 95-130.
6. Bradburn N. The structure of psychological well-being. - Chicago: Aldine, 1969. — P. 318.
7. Diener E. Subjective well-being // Psychological Bulletin. — 1984. — № 95. — Р. 542–575.
8. Diener E., Biswas-Diener, R. (2002). Will money increase subjective well-being? // Social Indicators Research. — 2002. — № 57. — P. 119–169.
9. Diener E., Seligman M. E. P. Very happy people // Psychological Science. — 2002. — № 13. — P. 81–84.
10. Helliwell J. & Putnam R.D. The social context of well-being. In F.A. Huppert, N. Baylis, B. Keverne (Eds.). The science of well-being. — Oxford: Oxford University Press, 2005 — P. 435–459.
11. Huppert F.A. Psychological well-being: Evidence regarding its causes and consequences // Applied Psychology: Health and Well-being. — 2009. — № 1 (2). — P. 137–164.
12. Lucas R.E., Clark A.E., Georgellis Y., Diener E. Unemployment alters the set point for life satisfaction // Psychological Science. — 2004. — № 15. — P. 8–13.
13. Okun M.A., Stock W.A., Haring M.J. Health and subjective well-being: A metaanalysis. International Journal of Aging and Human Development. — 1984. — № 19. — P. 111–132.
14. Ryff, C. D., Singer, B. Psychological well-being: Meaning, measurement, and implications for psychotherapy research // Psychotherapy and Psychosomatics. — 1996. — № 65. – P. 14–23.
15. Zautra A., Hempel A. (1984). Subjective well-being and physical health: a narrative literature review with suggestions for future research. International Journal of Aging and Human Development. — 1984. — № 19 (2). — P. 91–110.

Проблема психологического благополучия активно разрабатывается отечественными и зарубежными исследователями. Её актуальность обусловлена разноречивыми результатами, которые показывают как позитивную, так и негативную роль психологического благополучия для деятельности человека [3]. Проблема психологического благополучия разрабатывается различными учеными, среди которых можно выделить работы Н. Брэдбурна и Э. Динера. Они рассматривают понятие психологического благополучия как баланс между позитивным и негативным аффектом [6]. Э. Динер включает в понятие «психологическое благополучие» эмоциональное состояние индивида и субъективные суждения индивида об удовлетворенности собственной жизнью [7; 8]. Значительный вклад в исследование психологического благополучия внесла К. Рифф [14], которая соотносит психологическое благополучие с различными положениями самоактуализации А. Маслоу, К. Роджерса, концепцией зрелой личности Г. Олпорта и др.

Высокий уровень психологического благополучия личности связан с преобладанием позитивных эмоций и высокой степенью удовлетворенности жизнью, эмоциональной устойчивостью, отсутствием озабоченности эмоциональными проблемами, энтузиазмом, самообладанием, любовью к себе, преобладанием позитивных мыслей и позитивным отношением к окружающему миру, к собственному прошлому, настоящему и будущему [2; 11].

Психологическое благополучие обнаруживает зависимость от различных внутренних и внешних факторов, в частности от демографических, социально-экономических и ситуационных. Обнаружено, что уровень дохода связан с уровнем психологического благополучия, но связь не является линейной и соотносится с удовлетворением базовых потребностей [8]. Отсутствие работы или ее потеря отрицательно сказываются на психологическом благополучии [12].

Взаимодействие с другими людьми и активная социальная деятельность приводят к повышению показателей психологического благополучия [9; 10], равно как и динамика в социальных контактах [1; 6].

Состояние здоровья также рассматривается как фактор, определяющий его психологическое благополучие [15], однако большее значение имеет не столько объективное состояние здоровья, а субъективная оценка здоровья [13].

Психологическое благополучие формируется под влиянием различных факторов, при этом зачастую ряд из них остаётся вне поля зрения исследователей. Пол, возраст, особенности места проживания редко рассматриваются как факторы, дифференцирующие характеристики психологического благополучия. Целью данного исследования стало изучение половых, возрастных (курс обучения) и региональных (место проживания) различий в характеристиках психологического благополучия и определение взаимодействия данных факторов.

Организация исследования

Участники исследования. В исследовании приняли участие 511 студентов 1 и 5 курсов, 260 и 251 человек соответственно, распределение по полу: 391 девушка, 120 юношей, проживающих в Москве — 153, в Перми — 358 человек. Респонденты заполняли опросники в ходе группового обследования.

Методики. Использовалась «Шкала психологического благополучия» К. Рифф (The scales of psychological well-being) в адаптации Т.Д. Шевеленкова, П.П. Фесенко [5]. Методика прошла стандартные психометрические процедуры проверки валидности, надежности и оценку внутренней согласованности шкалы альфа Кронбаха 0,83-0,91. Рассмотрены шкалы оригинальной методики: «позитивные отношения с окружающими», «автономия», «управление средой», «личностный рост», «ценность жизни», «самопринятие» и показатели, выделенные авторами адаптации: «баланс аффекта», «осмысленность жизни», «человек как открытая система», «автономность».

Статистический анализ: сравнительный анализ (t-критерий), двухфакторный дисперсионный анализ ANOVA.

Результаты исследования и их обсуждение

Половые различия? Различия по полу?

При сравнении представителей мужских и женских выборок обнаружены значимые различия по следующим показателям: «позитивные отношения с окружающими» (t=3,16; p<0,01), «автономность» (t=-2,17; p<0,01), «человек как открытая система» (t=2,41; p<0,01). Средние и стандартные отклонения приведены в таблице 1. Юноши имеют более низкие значения показателей «позитивные отношения с окружающими», «человек как открытая система» и более высокие показатели «автономности». Девушки способны к большей заботе и проявлению эмпатии в отношении других людей, способны находить компромиссы, имеют более реалистичный взгляд на отношения между людьми и в большей степени открыты новому опыту. Юноши в большей степени проявляют нонконформизм, противостояние социальному давлению, склонны к самостоятельному принятию решений и собственным внутренним стандартам.

Таблица 1

Средние и стандартные отклонения показателей «Шкалы психологического благополучия»

Показатели

Средние и стандартные отклонения

Общая выборка

 

Пол женский

Пол мужской

Позитивные отношения с окружающими

61,45 (7,48)

58,89 (8,64)

Автономия

57,14 (8,15)

58,98 (8,00)

Человек как открытая система

65,45 (6,13)

63,81 (7,54)

 

1 курс

5 курс

Позитивные отношения с окружающими

50,96 (8,58)

54,53 (8,54)

Личностный рост

63,16 (7,05)

64,71 (6,85)

 

Пермь

Москва

Позитивные отношения с окружающими

61,34 (7,64)

59,78 (8,18)

Личностный рост

63,30 (6,96)

65,35 (6,89)

Цели в жизни

55,07 (3,74)

53,89 (3,62)

Различия между студентами 1 и 5 курса

Студенты разных курсов различаются по показателям «личностный рост» (t=-2,51; p<0,01) и «позитивные отношения с окружающими» (t=-4,69; p<0,01), табл. 1. Все показатели выше у студентов 5 курса, что позволяет утверждать следующее. Студенты выпускного курса имеют более четкие представления об отношениях с окружающими, лучше умеют их выстраивать и способны на большее сотрудничество, при этом у них в большей степени выражено ощущение саморазвития и самореализации. Данная ситуация отражает не только особенности психологического благополучия, но и свидетельствует о лучшей адаптации студентов, заканчивающих университет. Окончание обучения является для них завершением значительного этапа в саморазвитии, а за годы обучения они приобрели опыт взаимодействия с разными людьми.

Различия между жителями Перми и Москвы

При рассмотрении различий между жителями Перми и Москвы было обнаружено два значимых различия: пермяки демонстрируют более высокие значения по показателю «позитивные отношения с окружающими» (t=2,06; p<0,01), а москвичи по «личностному росту» (t=-3,05; p<0,01), табл. 1. Это позволяет считать, что жители мегаполиса в большей степени считают себя способными к саморазвитию и реализации потенциала, к самосовершенствованию, тогда как жители Перми в большей степени направлены на установление близких отношений с другими людьми.

Взаимодействие факторов «уровень психологического благополучия» и «пол»

Вся выборка была разделена по общему уровню психологического благополучия на три подгруппы: с высоким, средним и низким уровнем. Далее фактор «уровень психологического благополучия» включался как независимая переменная в двухфакторном дисперсионном анализе ANOVA. В качестве второй независимой переменной рассматривался «пол», «место проживания» и «курс». Была произведена проверка на равенство дисперсий по критерию Левена, который оказался не значимым.

В результате применения двухфакторного дисперсионного анализа обнаружено взаимодействие факторов «пол» и «уровень психологического благополучия» по переменной «человек как открытая система» (F(2, 504)=7,59, p=,001). Post hoc сравнения показали значимые различия между группами мужчин и женщин с разным уровнем психологического благополучия, за исключением групп с высоким уровнем благополучия. У мужчин значения показателя «человек как открытая система» значимо ниже при среднем и низком уровнях психологического благополучия (рис. 1).

Рис. 1. Графическое отображение различий показателя «человек как открытая система» в группах мужчин и женщин с разным уровнем психологического благополучия

Другим показателем, по которому обнаружено взаимодействие факторов «пол» и «уровень психологического благополучия», является «управление средой» (F(2, 504)=3,76, p=,02). Только при высоком уровне психологического благополучия у мужчин выше показатели «управления средой» (post hoc сравнения). Внутри мужской и женской групп имеются значимые различия в связи с уровнем психологического благополучия (рис. 2).

Рис. 2. Графическое отображение различий показателя «управление средой» в группах мужчин и женщин с разным уровнем психологического благополучия

Взаимодействие факторов «уровень психологического благополучия» и «место проживания»

По показателю «баланс аффекта» обнаружено взаимодействие факторов «место проживания» и «уровень психологического благополучия» (F(2, 502)=3,33, p=,04). Результаты post hoc сравнений показывают, что только при высоком уровне психологического благополучия наблюдаются низкие значения «баланса аффекта», которые свидетельствуют о том, что студенты из Москвы обладают более позитивной самооценкой, самопринятием, уверенностью в собственных силах и общей удовлетворенностью жизнью. При средних и низких уровнях психологического благополучия фактор места проживания не играет роли (рис. 3).

Рис. 3. Графическое отображение различий показателя «баланс аффекта» в группах жителей Москвы и Перми с разным уровнем психологического благополучия

Выводы

Подводя итог, можно утверждать, что среди всех составляющих психологического благополучия «позитивное отношение с окружающими» является характеристикой, обнаруживающей различия в половых, возрастных и региональных группах. Данная характеристика, вероятно, является наиболее чувствительной к социально-демографическим факторам. Сходную ситуацию демонстрирует показатель «личностный рост», однако он в большей степени отличается у возрастных и территориальных групп.

Взаимодействие факторов «уровень психологического благополучия» и факторов «пол» и «место проживания» проявилось при высоких значениях психологического благополучия. Так, при высоком уровне психологического благополучия у студентов более реалистическое восприятие жизни, выше открытость новому опыту независимо от пола. При среднем и низком уровне психологического благополучия у представителей обоих полов наблюдаются снижение открытости новой информации, неспособность интегрировать разные аспекты жизни, и фактор пола не имеет значения.

При высоких значениях психологического благополучия юноши в большей степени считают себя способными создавать и выбирать условия, удовлетворяющие личностным потребностям и ценностям, они более эффективно используют жизненные обстоятельства. Снижение уровня психологического благополучия, вне зависимости от пола, приводит к снижению способности «управлять средой» т.е. ощущению того, что человек сам может влиять на события и явления, его окружающие.

Место проживания является значимым фактором для эмоциональной составляющей психологического благополучия, но только для группы с высоким уровнем благополучия.

В целом психологическое благополучие - характеристика, относительно независимая от социально-демографических факторов, однако при изменении уровня психологического благополучия данные факторы могут оказать влияние и скорректировать картину психологической составляющей общего благополучия человека.

Рецензенты:

Хрусталева Т.М., д.псх.н., профессор кафедры теоретической и прикладной психологии, Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет, г. Пермь.

Вяткин Б.А., д.псх.н., профессор кафедры теоретической и прикладной психологии, Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет, г. Пермь.


Библиографическая ссылка

Корниенко Д.С., Козлов А.И. СОЦИАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ПОКАЗАТЕЛЯХ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ У СТУДЕНТОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 5.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=15002 (дата обращения: 17.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252