Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МОТИВЫ ТАБАКОКУРЕНИЯ И ИХ ДИНАМИКА В ТЕЧЕНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ГОДА У СТУДЕНТОВ

Кувшинова Т.И. 1 Перминов А.А. 2 Кувшинов Д.Ю. 3
1 ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»
2 ГАУЗ «Кемеровская областная клиническая больница»
3 ГБОУ ВПО Кемеровская государственная медицинская академия Минздрава России
Курение, по данным Всемирной организации здравоохранения, остается значимым фактором риска и причиной смерти почти шести миллионов человек ежегодно. Остается достаточно высокой распространенность курения среди студентов, чему может способствовать высокий уровень стрессреактивности, возможно и усиление стрессовых реакций в результате курения. В нашей работе при анализе основных мотивов курения установлено, что у юношей наиболее выраженным мотивом табакокурения является снятие напряжения, подавленности. При анализе изменений основных мотивов курения в течение индивидуального года установлено, что в IV триместре наибольшие значения по сравнению с другими триместрами имели все мотивы, кроме мотива стимулирования, максимальное значение которого наблюдалось в III триместре.
мотивы курения
индивидуальный год
стресс
тревожность
1. Акчурин, О.М. Влияние характерологических особенностей личности на формирование привычки курения / О.М. Акчурин, Ю.М. Мостовой, Ю.М. Мостовая // Украинский вестник психоневрологии. – 2002. – Т. 10. – Вып. 4 (33). – С. 96-99.
2. Биккинина, Г.М. Проблема табакокурения как модифицируемого фактора риска у сотрудников силовых структур // Г.М. Биккинина / Фундаментальные исследования. – 2011. – № 7. – С. 27-30.
3. Индивидуальный год человека: Монография / Н.А. Барбараш, Д.Ю. Кувшинов, С.В. Калентьева, И.Ю. Прокашко, Н.П. Тарасенко, М.В. Чичиленко, В.И. Шапошникова. – Кемерово, ИНТ, 2011. – 220 с.
4. Результаты обследования курильщиков, мотивированных на отказ от курения / В.Ф. Левшин, Н.И. Слепченко, В.Г. Дрожащих и др. // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. – 2004. – № 4. – С. 24-30.
5. A period of increased susceptibility to cigarette smoking among high school students / G.A. Filice, P.J. Hannan, H.A. Lando et al. // J. Sch. Health. – 2003. – Vol. 73, № 7. – P 272-278.
6. A population study of low-rate smokers: quitting history and instability over time / S. H. Zhu, J. Sun, S. Hawkins et al. // Health Psychol. – 2003. – Vol. 22, № 3. – P. 245-252.
7. Discordance of physiological and biochemical response to smoking and to psychological stress / C.S. Pomerleau, O.F. Pomerleau, K. Mc Phee et al. // Brit. J. Addiction. – 1990. – Vol.85, № 10. – P. 1309-1316.
8. Global strategy for the diagnosis, management, and prevention of chronic obstructive pulmonary disease: GOLD executive summary // K.F. Rabe, S. Hurd, A. Anzueto et al. // Am. J. Respir. Crit. Care Med. – 2007. – Vol. 176, № 6. – P.532-555.
9. Odukoya, O.O., Odeyemi K.A., Odeyemi A.S. The effect of a short anti-smoking awareness programme on the knowledge, attitude and practice of cigarette smoking among secondary school students in Lagos state, Nigeria // Niger. Postgrad. Med. J. – 2014. – Vol. 21. – № 2. – Р. 128-135.
10. Yach, D. The origins, development, effects, and future of the WHO Framework Convention on Tobacco Control: a personal perspective / D. Yach // The Lancet. – 2014. – Vol. 383. – Issue 9930. – P. 1771-1779.

На протяжении последних десятилетий, несмотря на определенные положительные тенденции, существенного уменьшения числа лиц, курящих табак, к сожалению, не наблюдается. Табакокурение, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), является причиной смерти почти шести миллионов человек ежегодно, из которых более 5 миллионов – сами курильщики, а более чем 600 тысяч – некурящие, относящиеся к так называемым «пассивным курильщикам». Если срочные меры не будут предприняты, ежегодные потери от курения достигнут восьми миллионов человек к 2030 году [10]. Численность людей, курящих или жующих табак, составляет 35–39 % от всего населения.

Безусловно, количество курильщиков зависит от разных внешних и внутренних факторов. Так, к факторам, временно понижающим уровень распространенности табакокурения, относятся высокая степень внедрения системы пропаганды о вреде курения табака, меры социальной защиты некурящего населения от вдыхания табачного дыма, а также квалифицированная медицинская помощь лицам, желающим избавиться от этой абиологической привычки. Эти мероприятия не только способствуют осознанию населением вредных последствий курения табака, но и оказывают положительное воздействие на формирование мотива его прекращения. Большим продвижением в реализации эффективной политики в области борьбы с потреблением табака и защиты населения от вредного воздействия табака в России явилось принятие нового Федерального закона 23 февраля 2013 года № 15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака».

К сожалению, курение зачастую начинается в подростковом и юношеском возрасте. Даже среди будущих врачей – студентов-медиков имеется тенденция к росту табакокурения, особенно среди юношей. В свою очередь, отказ от курения значительно снижает заболеваемость и уровень смертности в сравнении с лицами, продолжающими курить. Именно поэтому полный  отказ от курения, по утверждению экспертов ВОЗ, является на сегодня наиболее эффективным и доступным направлением профилактики основных хронических неинфекционных заболеваний и снижения общей заболеваемости и смертности, в том числе и от злокачественных заболеваний. Средства, вложенные в антитабачные программы, являются экономически эффективными в свете медицинской стоимости дополнительного года жизни.

Показано, что около 60 % всех курильщиков имеют высокую мотивацию к отказу от курения [4]. Многие пытались бросить курить, но безуспешно, при этом мужчины бросают курить вдвое чаще женщин. По данным обследования студентов Нижегородской медицинской академии, все курящие юноши и половина курящих девушек пытались бросить курить. Отмечено, что основной причиной, послужившей  мотивом к отказу от курения у лиц юношеского возраста, являлось появление жалоб на ухудшение самочувствия, раздражительность, кашель, снижение эффективности физической нагрузки (например, в спорте). У лиц, пытавшихся бросить курить, отмечается высокая степень психологической готовности к отказу от курения. При этом желающие отказаться от курения оказывают предпочтение не наркологическим учреждениям,  а центрам профилактики или домашним средствам. Уровень мотивации и готовность к отказу от курения являются ведущими факторами, которые наряду с уровнем табачной зависимости определяют результативность медицинской помощи в отказе от курения [4].

Весьма распространенным в нашей стране  среди курильщиков и некурящих является мнение, что борьба с курением малоэффективна и бесперспективна, что является показателем малой информированности о методах борьбы с курением и их возможностях. При этом существует достаточно убедительный опыт ряда развитых стран, доказывающий возможность успеха  не только борьбы с курением, но и достижения  благоприятных сдвигов в здоровье нации за счет снижения распространенности курения. Так, за последние 20 лет доля курящих среди населения этих стран снизилась в 2 и более раза и продолжает снижаться ежегодно на 2–3 %, что происходит благодаря внедрению  программ борьбы с курением, включающих воспитательные, административные, законодательные, медицинские  и другие меры. Тем не менее, несмотря на применение методов профилактики и лечения табакокурения, распространенность этой пагубной привычки у учащейся молодежи остается достаточно большой, поэтому особое  внимание должно уделяться курящим лицам юношеского возраста, студентам вузов.

Существует большое количество рекомендаций и способов лечения табачной зависимости. Наиболее часто применяемые методики лечения – заместительная никотино-, иглорефлексотерапия, гомеопатическое лечение, индивидуальные беседы с врачом и медицинскими сестрами, психотерапия, пособия для самостоятельного изучения, коллективное прослушивание лекций. Однако оценка вышеперечисленных методов неоднозначна. Так, исследование характерологических особенностей личности [1] курящих юношей показало, что применение медикаментозной терапии показано ограниченному числу молодых людей – в основном с циклотимным типом акцентуации характера, имеющим небольшую распространенность среди курящих лиц юношеского возраста.

Метод формирования мотивации к прекращению курения, включающий проведение лекций и бесед о вреде курения, является в настоящий момент самым распространенным и незаменимым.  Применение этого метода является достаточно эффективным у подростков и лиц юношеского возраста [9], а также обязательным компонентом антиникотиновых программ, применяемых у лиц с выраженной никотиновой зависимостью.

Беседа, проведенная врачом или другим медицинским работником, значительно увеличивает вероятность отказа от курения, по сравнению с попытками, сделанными самими курящими. Даже короткая (3-минутная) беседа, побуждающая отказаться от курения, увеличивает частоту отказа на 5-10% [8].  Имеется четкая зависимость между количеством проведенных бесед и успехом отказа от курения. Эффективными являются как индивидуальные, так и групповые беседы.

У подростков, лиц юношеского возраста применение немедикаментозных методов борьбы с курением является на сегодняшний день самым распространенным и позволяет не  только ограничить интенсивность курения, но и впоследствии уменьшить число курящих подростков. Основу этого метода составляет   проведение бесед  для формирования мотивации к отказу от курения. Этот метод является также оптимальным среди лиц юношеского возраста  в связи с особенностями формирования у этой групп курильщиков ряда личностных характеристик [1] и позволяет в короткие сроки охватить большое количество молодежи, в том числе в вузах. При этом отмечено, что число случаев прекращения курения возрастает при предоставлении испытуемым возможности самопомощи в этом мероприятии с введением при необходимости телефонных контактов с организаторами.

Примером может являться программа  профилактики и лечения табачной зависимости у подростков, разработанная в г. Сан-Диего (США) [6]. В программу занятий о вреде табакокурения включали мероприятия от бесед, видеороликов и обсуждения последствий табакокурения до консультаций и вмешательств по почте и телефону. При конечной оценке было установлено, что через 4 года группа непрерывного вмешательства имела более низкий показатель уровня курения (7 %) против контрольной группы (12,6 %). Вмешательства проводились среди студентов университета г. Сан-Диего каждый семестр в течение первых нескольких недель, что позволило обеспечить более полный контакт с испытуемыми.  При этом лучший эффект достигался при  участии лиц, вызывавших доверие у молодежи. Это могли быть сверстники или медицинские работники.

Исследователи отмечают успешность при коррекции табакокурения у лиц юношеского возраста мер, направленных на  снижение уровня стрессреактивности, тревоги. Применение информационно-мотивирующих воздействий на студентов может приводить к ограничению ряда  стресс-реакций и снижению числа курящих студентов. Большой распространенности курения среди студентов способствует высокий уровень их тревожности и депрессии. Возможно и усиление стрессовых реакций в результате курения. Таким образом, в беседы, направленные на формирование мотивации к отказу от курения, необходимо включать информацию о стрессе и методах борьбы с ним. В настоящее время разработаны различные системы профилактики и ограничения стрессов у человека, но в этом вопросе остается еще достаточно много «белых пятен».

В связи с этим на базе КемГМА проведено исследование мотивов курения у 128 – курящих юношей 17–20-летнего возраста. Мотивы курения определялись по модифицированной анкете Хорна. Обработку результатов производили следующим образом: сумму баллов подсчитывали по каждой из шести групп мотивов, то есть психологических при­чин курения: 1) мотив стимулирования, взбадривания «от лени»;  2) удовольствие от самого процесса курения, «игра» с сигаретой; 3) желание расслабиться, получить удовольствие, поддержать равновесие духа и хорошее настроение; 4) снятие напряжения, подавленности; средство «решения» личностных проблем, вернее, получение ощущения «как будто они решены»; 5) неконтролируемое желание закурить, психологическая зависимость – «жажда»; 6) привычка (рефлекс).

В настоящей работе при анализе основных мотивов курения установлено, что юноши наиболее часто курят с целью снятия напряжения, подавленности (мотив 4), вторым по значимости  является неконтролируемое желание закурить, психологическая зависимость – «жажда» (рис. 1).

Рис.1. Выраженность основных мотивов курения у юношей

Примечания: знаком * отмечены параметры, достоверно (р<0,05) отличающиеся от минимальных значений 1 и 6 мотивов; 1 – стимулирование, взбадривание; 2 – удовольствие от самого процесса курения; 3 – желание расслабиться; 4 – снятие напряжения, подавленности; средство «решения» личностных проблем; 5 – психологическая зависимость – «жажда»; 6 – привычка.

Полученные данные согласуются с исследованиями ряда других авторов: у студентов медицинских вузов  ведущей целью курения является защита от стресса, снятие напряжения [7], в связи с этим курение становится материально-биологической потребностью и в дальнейшем создает предпосылки для более быстрого формирования психологической зависимости. С другой стороны, чем выше уровень личностной тревожности у мужчин, тем больше среди них желающих бросить курить [2]. Программы, обучающие умению владеть собой и контролировать гнев и уровень стрессов, имеют значительный  положительный эффект в плане помощи в отказе от курения.

В единичных работах зарубежных авторов приводятся данные, посвященные периодам повышения восприимчивости подростков к антитабачным программам. Так, в Миннеаполисе (США) при проведении профилактической работы отмечено, что у некурящих учащихся 9 классов склонность к началу курения повышается с 31 % в октябре до 47 % в мае, а у учащихся старших классов и студентов в этот период желание закурить, наоборот, снижается [5]. Примечателен тот факт, что более склонны к сезонным изменениям лица,  знающие о вреде курения, влиянии его на организм. В меньшей степени проявляются эти тенденции у подростков и лиц юношеского возраста, у которых более выражены социальные мотивы курения.

Известное науке число биоритмов в 21 веке достигло 1000, а в 1985 году эта цифра лишь приближалась к 400. Индивидуальный год (ИГ) представляет собой один из многочисленных вариантов биоритмов, его периоды длятся от одного дня рождения до следующего. В ряде работ кафедры нормальной физиологии КемГМА [3] освещены результаты анализа влияния триместров ИГ на здоровье и работоспособность, стрессреактивность, ряд других показателей.

При анализе изменений основных мотивов курения в течение ИГ установлено, что в IV триместре наибольшие значения по сравнению с другими триместрами  имели все мотивы, кроме 1-ого (мотив стимулирования, взбадривания от «лени») (табл. 1), максимальное значение которого наблюдалось в III триместре. Наибольшую значимость во все триместры ИГ имел мотив 4 – снятие напряжения, подавленности; средство «решения» личностных проблем, вернее, полу­чение ощущения «как будто они решены». Наименьшее значение имел мотив 6 – привычка (рефлекс), что объясняется отсутствием или слабо выраженной физической зависимостью. Наименьшую выраженность  мотив 3 – желание расслабиться, получить удовольствие, поддержать равновесие духа и хорошее настроение – имел в I триместре, остальные мотивы имели наименьшее значение во II триместре.

Таблица 1

Выраженность мотивов табакокурения в течение индивидуального года у юношей

Триместры ИГ

Мотивы табакокурения

 

1 мотив

2 мотив

3 мотив

4 мотив

5 мотив

6 мотив

I

6,76±0,39

8,05±0,51

8,00±0,32*

10,53±0,35

8,69±0,38

6,09±0,31

II

6,02±0,34*

6,96±0,50*

8,18±0,338

9,25±0,54*

8,55±0,65*

5,96±0,40*

III

6,90±0,37

7,68±0,44

8,29±0,36

10,56±0,31

9,51±0,43

6,34±0,42

IV

6,62±0,39

8,62±0,5

8,87±0,37

11,84±0,35

10,15±0,57

7,5±0,37

Примечания: знаком * отмечены данные, имеющие достоверно (р<0,05) меньшее значение; жирным шрифтом выделены наибольшие значения мотивов в течение ИГ.

Таким образом, настоящее исследование продемонстрировало необходимость как более тщательного подхода к оценке психологических мотивов у студенческой молодежи, так и учета их изменений в течение индивидуального года при действии такого абиологического фактора, как курение, что, в свою очередь, открывает дополнительные возможности в разработке новых подходов к профилактике и ограничению табакокурения, в частности, с использованием биоритмологического подхода.

Рецензенты:

Яницкий М. С., д.псх.н., профессор, заведующий кафедрой социальной психологии и психосоциальных технологий, декан социально-психологического факультета ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», г. Кемерово.

Серый А. В., д.псх.н., профессор кафедры социальной психологии и психосоциальных технологий социально-психологического факультета ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», г. Кемерово.


Библиографическая ссылка

Кувшинова Т.И., Перминов А.А., Кувшинов Д.Ю. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МОТИВЫ ТАБАКОКУРЕНИЯ И ИХ ДИНАМИКА В ТЕЧЕНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ГОДА У СТУДЕНТОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 5.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=15094 (дата обращения: 25.06.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252