Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

ФОРМИРОВАНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ СТУДЕНТОВ КАК ФАКТОР ПРОДУКТИВНОГО КРОССКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Томин В.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»
Проводится анализ феномена толерантности с позиций разноплановости и противоречивости трактовок и дефиниций данной категории в социологии, психологии и педагогике. В ходе наблюдений обнаруживаются корреляционные различия в динамике толерантных отношений к иным культурам, проявляющиеся по уровню ознакомления и соприкосновения с ними в учебном процессе, по уровню общей академической успеваемости и этапу обучения, а также в зависимости от изучаемого иностранного языка. Выявляются характерные признаки, показатели толерантности личности в аспекте кросскультурного взаимодействия, а также этапы развития эмпатических навыков личности в процессе формирования межкультурной толерантности студентов. Рассматривается механизм формирования межкультурной толерантности и ее функционирования в реальности, который представляет собой совокупность действий, включающих: перцепцию, образование линейной связи, формирование оценки, продуцирование соответствующего отношения и побуждения. Предложен способ педагогического влияния на формирование межкультурной толерантности, заключающийся в смещении акцентов с внутренних установок студентов на имеющиеся, изначально выявленные характерные положительные паттерны, образы, суждения, оценки, реакции и варианты поведения субъекта иной культуры.
межкультурная толерантность
кросскультурное взаимодействие
эмпатия
диалог
1. Асмолов А.Г., Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А. О смыслах понятия «толерантность» // Век толерантности: Научно-публицистический вестник. – М.: МГУ, 2001. – С. 8–18.
2. Еремина Н.В., Томин В.В. Кросскультурное взаимодействие: из опыта работы в рамках дополнительного лингвистического образования студентов неязыковых вузов // Профессиональное лингвообразование: мат. VIII Межд. науч.-практ. конф. июль 2014 г. – Н. Новгород: НИУ НАРХ и ГС, 2014. – 631 с. – С. 478–483.
3. Исаев Е.А. Формирование толерантного отношения студентов к иной культуре в процессе обучения иностранному языку // Известия Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. – 2014. – Т. 14, вып. 1. – С. 96–99
4. Ксенофонтова А.Н., Еремина Н.В., Томин В.В. Теоретические и прикладные аспекты развития речевой деятельности : монография. – Оренбург: ГОУ ОГУ, 2006. – 263 с.
5. Ксенофонтова А.Н., Томин В.В. Интернет-диалог и медиавзаимодействие в развитии речевой деятельности студентов // Вестник Оренбургского государственного университета: приложение «Гуманитарные науки». – 2005. — № 12. – С. 54–59.
6. Маннанова М.А. Воспитание межкультурной толерантности студентов университета в лингвистическом образовании: Автореф. дис. канд. пед. наук. – Оренбург, 2010. – 23 с.
7. Саакян О.С. Исследование особенностей этнической толерантности у студентов младших и старших курсов современных вузов // Евразийский Союз Ученых (ЕСУ). Психологические науки. – 2014. — № 5. – С. 133–136.
8. Сахарова Н.С., Томин В.В. Развитие академической мобильности студентов университета в современном пространстве-времени высшего профессионального образования // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2013. — № 2. – С. 221–225.
9. Солодкая А.К. Готовность участников педагогического процесса к кросскультурному взаимодействию: критерии кросскультурной компетентности и этнической толерантности // Науковi працi. Педагогiка. – 2012. – Випуск 176. Т. 188. – С. 102–107.
10. Томин В.В. Вектор диалоговых отношений в системе педагогических взаимодействий // Альманах современной науки и образования. – Тамбов: Грамота, 2013. — № 4. – С. 189–191.
11. Томин В.В. Технологии взаимодействия как фактор развития речевой деятельности студентов: Автореф. дис. канд. пед. наук. – Оренбург, 2006. – 22 с.
12. Bennet M. J. Overcoming the Golden Rule: Sympathy and Empathy // Basic concepts of intercultural communication. Selected readings. – Boston. London: Intercultural Press, 1998. – 272 p.

Процессы интернационализации и глобализации, происходящие сегодня в политике, культуре, экономике и затрагивающие интересы различных стран, чье население так или иначе втянуто в миграционные потоки, способствуют смешиванию отдельных этногрупп и целых наций, увеличивают воздействие медиасредств и раздвигают границы кросскультурных коммуникаций. Однако очевидно, при ухудшении полиэтнической ситуации, экономического положения наряду с ростом самосознания и национальной, этнической идентичности достаточно резко повышается градус напряженности в межнациональных отношениях, способный привести к возникновению конфронтации, конфликтам и даже к проявлению агрессии.

Исторические события, происходящие на мировой арене в XXI в., лишний раз являются подтверждением, что установка всего международного сообщества и отдельно каждого государства на формирование толерантности, терпимости к вероисповеданию и конфессиональным различиям, миролюбия, неприемлемости экстремизма, ксенофобии приобретает сегодня особенно важное значение, актуальность и смысл.

Между тем контент-анализ феномена толерантности вскрывает ряд проблем. Во-первых, это разрозненность, разноплановость и противоречивость дефиниций и трактовок категории «толерантность», которая может наполняться неким специфическим смыслом в зависимости от того, в какой научной области и в каком контексте используется данный термин - медицинском, этическом, философском, политическом, психологическом и т.д. [1]. Во-вторых, наблюдается значительный перевес в изучении и освещении психологических и социокультурных аспектов толерантности в отличие от ее педагогических характеристик. Одновременно работы ученых по средствам формирования и воспитания толерантного отношения личности являются не менее разноплановыми: это и широко известная идеология консолидации общества (А.Г. Асмолов), и «доктрина толерантности» (Б.С. Гершунский), и отдельные авторские эксперимент-методики (А.О. Наследова, А.Н. Утехина, Э.П. Соколова и др.), и проектная технология (В. Килпатрик) и пр. [6].

Кроме того, эмпирические наблюдения обнаруживают корреляционные различия в динамике толерантных отношений к иным культурам по уровню ознакомления и соприкосновения с ними в учебном процессе, по уровню общей академической успеваемости и этапу обучения, а также в зависимости от изучаемого иностранного языка. При этом потенциал данной учебной дисциплины в формировании межкультурной толерантности студентов в пространстве университета явно недооценен. Соответственно, встает вопрос о необходимости внесения изменений в учебно-воспитательный процесс, выявления комплекса педагогических условий, способствующих креативной реализации личности и повышению ее оценочной адаптивности [5], снижению напряженности и конфронтации в поликультурных отношениях среди студентов, ликвидирующих негативные стереотипы и национально-культурные предрассудки с целью обеспечения эффективного, позитивного и продуктивного кросскультурного взаимодействия [3].

Исходя из гуманистических идей, где главное место отводится ценности достоинств и добродетелей индивидуума, подчеркивающих отличительность одного человека от другого - а такое многообразие в широком смысле выступает как ценность и богатство культуры, - толерантность является нормой для поиска компромисса между взаимодействующими культурами наряду с готовностью принимать чужие мнения, взгляды, ориентиры. В то же время толерантность есть и неоспоримый фактор сохранения своей собственной индивидуальности, неповторимости, оригинальности и аутентичности [1].

В психологии категория «толерантность» традиционно используется в основном в двух ключевых аспектах:

1) для обозначения личностного свойства, которое проявляется в способности к сохранению саморегуляции в условиях агрессивного воздействия внешней среды;

2) для обозначения способности к спокойному восприятию и поведению относительно другого индивида.

В общих чертах толерантность в социологии, педагогике и других гуманитарных и общественных науках выступает как терпимость, спокойное отношение к многообразию культур, взглядов и мировоззрений, а также к внешнему виду, манерам и поведению других людей, учитывая при этом, что такие характеристики не свойственны самому. Кроме того, феномен трактуется и как особая черта личности, особенность индивидуального сознания, динамика сформированности которой поддается соответствующему воздействию.

Для понимания сущности, структуры, компонентов, механизмов, принципов, закономерностей и прочих характеристик кросскультурного взаимодействия интерес также представляют исследования, посвященные этнической (межкультурной) толерантности.

Межкультурная толерантность определяется как способность терпимого восприятия чужеродной культуры - как в общем, так и отдельных ее представителей, иной системы ценностей, другого уклада и образа жизни, отличного поведения и внешнего вида, непохожих традиций, чуждых мнений и убеждений. Рассматривая данное явление как качество личности, можно говорить о принятии окружающей действительности во всем ее многообразии, об уважительном отношении, соучастии и сопереживании, проявлении позитивных предпосылок для установления контактов с другими этносами в условиях гармонии и согласия.

О.С. Саакян, В.И. Баев, Т.П. Зорина, В.А. Лабунская сходятся во мнении, что на поверхностном уровне межкультурная толерантность проявляется в «критических ситуациях межличностного и внутриличностного выбора, сопровождаясь психологической напряженностью. Степень ее выраженности зависит от наличия опыта общения человека с представителями других этнических общностей» [7, с. 133].

Более того, как описывает А.К. Солодкая, толерантность личности в целом, а также межкультурная или этническая в частности, характеризуется такими показателями, как: гуманность, человечность (человек, его самобытность и внутренний мир - есть ценность априори); рефлексивность (знание, понимание и принятие индивидуальных достоинств, и, самое главное, всех недостатков в совокупности); свободолюбие, равенство и паритетные отношения; ответственность (особенно в момент принятия решения); уверенность в своих силах, способностях и «global self-esteem» (E. Aidman, M. Rosenberg, R. W. Tafarody); самообладание (прежде всего в критических ситуациях); вариативность (умение воспринимать и оценивать действительность с разных ракурсов, адекватно реагировать в сложившейся ситуации); восприимчивость, перцептивность (способность замечать различные свойства людей, включая внутренний мир через визуальную диагностику поведения); самоирония и чувство юмора; гибкость (корректное применение инструментария речевого общения, стратегий и тактик межкультурной коммуникации); эмпатия (сопровождается качественными изменениями личности в процессе ее интеллектуального и эмоционального участия в опыте другого человека (М. Беннет, К. Рождерс, Р. Кац)) [9].

Процесс формирования межкультурной толерантности студентов неразрывно связан с развитием эмпатических навыков личности, которое имеет не менее шести уровней (по М. Беннету) и каждый из которых выступает обязательной ступенью последующего [12].

  1. Осознанное принятие различий и многогранности объективной реальности в разных личностных проекциях.
  2. Отождествление себя с определенной нацией, этнической общностью, осознанная культурная идентичность.
  3. Наличие границ собственной идентичности с возможностью их расширения и проникновения в иные культуры.
  4. Проявление мотивированного интереса к культурным отличиям.
  5. Трансформация ситуации эмпатии в личностный, индивидуальный опыт.
  6. Регенерация собственной идентичности после «контролируемого погружения» в иную социокультурную среду.

Механизм формирования межкультурной толерантности и ее функционирования в реальности представляет собой совокупность (определенную последовательность) действий. Рассмотрим обобщенно этапы данного процесса на примере идеализированной модели с участием двух представителей разных культур (в широком смысле): «a» и «b».

Обязательным (основополагающим) условием для формирования межкультурной толерантности личности «a» является готовность к процессу кросскультурного взаимодействия, где точкой отсчета признается момент перцепции индивидом «a» некоторого субъекта «b» иной атрибутивной принадлежности. Далее образуется линейная связь, опосредованная знанием «a» о существовании субъекта «b» в пространстве-времени объективной реальности и «приписыванием» ему определенных (субъективных) свойств на основе имеющейся знаниевой системы, информационного поля и ранее полученного индивидуального опыта «a». Следующий этап, имеющий, пожалуй, самое важное, детерминирующее, критическое значение для конструирования процесса кросскультурного взаимодействия, представляет собой непосредственное формирование оценки со стороны «a» относительно «b». В случае если оценка имеет координаты со знаком «плюс», то продуцируется позитивное отношение к субъекту «b» с последующим формированием относительно стабильного положительного побуждения к нему, результатом которого является естественная толерантность «a». И наоборот, оценка, находящаяся в отрицательной плоскости, ведет к негативному отношению и провоцирует негативное побуждение к «b», а в итоге - к естественной интолерантности (в широком диапазоне - от «сиюминутной» неуважительности до глобальных метапроявлений: этноцентризм, ксенофобия, геноцид) или проблемной толерантности (подчинения/иерархии; выгоды; умысла; воспитанности). Очевидно, что на данном этапе положительная эвалюация «a» создает предпосылки для налаживания обратной связи со стороны объекта «b», который, в свою очередь, двигаясь из противоположной «a» отправной точки навстречу «a», синхронно проходит аналогичную «a»-очередность формирования межкультурной толерантности.

Учитывая все вышесказанное, логично, что только при наличии установленной положительной двусторонней (взаимообратной) связи между субъектами «a» <=> «b» речь идет действительно о формировании межкультурной толерантности. Однако данное утверждение, на наш взгляд, не совсем справедливо, по крайней мере с позиций педагогики взаимодействий (Е.В. Коротаева). Мы считаем, что процесс формирования межкультурной толерантности может быть подвержен «искусственному» педагогическому воздействию, поддается некоторому прогнозированию и в случае необходимости - определенной корректировке [4; 10] в зависимости от преследуемых дидактических, социальных, культурно-экономических и иных целей. Следует отметить, что такие возможности «открыты» в основном до момента восприятия субъектом «a» субъекта «b» и выстраивания первичных линейных связей. Если субъекты перешли в активную фазу оценивания друг друга и закрепления полученной оценки, то влияние внешних (психологических, педагогических и др.) факторов постепенно, выражаясь математически, стремится к (но не равняется) нулю.

Соответственно, процесс формирования межкультурной (этнической) толерантности в педагогической практике должен осуществляться до того, как «a» начнет воспринимать «b» в объективной действительности (важно, что реальность онлайн или офлайн не имеет значения). Иными словами, необходимо «сместить акцент» способности, права и выбора самостоятельного формирования оценки о субъекте «b» с внутренней социально-психологической мотивированности, ментальности, национального самосознания, культурной идентичности, а иногда и временной «ситуации неопределенности» личности «a» на имеющиеся (предустановленные), изначально выявленные характерные положительные (идеализированные) паттерны, образы, суждения, оценки, реакции и варианты поведения субъекта «bx», «по умолчанию» нацеленные на создание его («bx») доброжелательного, позитивного образа. Тогда, имея сформированную в условиях образовательного процесса некую «идеализированную» межкультурную толерантность к образу субъекта «bx», а соответственно, и (условно-учебное) толерантное отношение и побуждение к нему со стороны «a», считаем, что процесс реального кросскультурного взаимодействия «a» с «b» оказывает искомое (продуктивное) взаимообратное воздействие: a (=> bx) <=> b.

Аналогично, учитывая «интересы» всех участников такой модели интеракции, полная картина предлагаемого биполярного соотношения в условиях отсутствия внешних дополнительных «раздражителей» выглядит следующим образом: a (=> bx) <=> (ax <=) b.

Продуктивность кросскультурного взаимодействия в этом аспекте выступает как эффективность, успешность и потенциальная «конъюнктурная сила» интегративной системы собственно «взаимодействия» как категории - встречно направленных векторов обоюдного воздействия, максимально способствующих индивидуальному психологическому, социальному, культурному, речевому и иному возможному саморазвитию взаимодействующих сторон, в рамках которого происходят взаимообмен и обогащение интеллектуальной, культурной, эмоциональной, деятельностной и прочих сфер личности [2; 11].

Результат формирования межкультурной толерантности студента университета как фактора продуктивного кросскультурного взаимодействия может выражаться в том числе в его международной академической мобильности, в целях развития которой на практике мы применяем такие «активные и интерактивные технологии обучения, как: кейс-метод, инсайт, мозговой штурм, проектные и голографические методики, деловые и ролевые квазипрофессиональные игры» [8], а также новейшие дидактические разработки в области информационного поля и электронной образовательной среды (Moodle, Web 2.0, MOOCs).

Феномен толерантности представляет собой нестабильное, динамическое явление, свойство и характеристику личности, подверженное качественным изменениям под воздействием внешних и внутренних факторов. Являясь целостным личностным образованием, межкультурная толерантность выражает внутренний вектор субъекта взаимодействия по отношению к инокультурным участникам этого процесса. Формирование толерантных установок студентов, которые включают в себя знания о системе общечеловеческих ценностей, ценностей общества, сосредоточенных в культуре, их осмысленное принятие, внутренняя мотивированность к положительному взаимодействию с представителями иной культуры выступает ключевым, обязательным условием готовности и системообразующим фактором продуктивного кросскультурного взаимодействия.

Данное исследование требует дальнейшего рассмотрения проблематики, состоящего в изучении, выявлении и раскрытии таких показателей кросскультурного взаимодействия, как межкультурная грамотность, полисубъектный диалог, мультивзаимодействие, способность личности к культурной адаптации.

Рецензенты:

Янкина Н.В., д.п.н., профессор, начальник отдела международных отношений ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный университет», г. Оренбург;

Темкина В.Л., д.п.н., профессор, зав. кафедрой английской филологии и методики преподавания английского языка ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный университет», г. Оренбург.


Библиографическая ссылка

Томин В.В. ФОРМИРОВАНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ СТУДЕНТОВ КАК ФАКТОР ПРОДУКТИВНОГО КРОССКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=17779 (дата обращения: 11.04.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074