Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

НЕФРОПРОТЕКТИВНЫЕ СВОЙСТВА ИНГИБИТОРА ДПП-4 В УСЛОВИЯХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ДИАБЕТИЧЕСКОЙ НЕФРОПАТИИ

Байрашева В.К. 1, 2 Бабенко А.Ю. 1, 2 Дмитриев Ю.В. 2 Иванова А.Н. 3 Шаталов И.С. 4 Гринева Е.Н. 1, 2
1 ГБОУ ВПО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. И.П. Павлова» Минздрава России
2 ФГБУ «Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр» Минздрава России
3 ФГБУН Ботанический институт им. В. Л. Комарова РАН
4 ФГАОУ ВО Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики
В ряде экспериментальных работ сообщается, что пероральные препараты для лечения сахарного диабета 2-го типа из группы ингибиторов дипептидилпептидазы-4 обладают антиоксидантными и противовоспалительными свойствами, что могло бы найти отражение в уменьшении повреждения почек при сахарном диабете. В пилотном исследовании оценено влияние 8-недельной терапии ингибитором дипептидилпептидазы-4 вилдаглиптином на уровни рутинных маркеров дисфункции почек и морфологические почечные изменения у крыс с экспериментальной диабетической нефропатией, смоделированной у геминефрэктомированных самцов крыс стока Вистар, получавших в течение 4 недель высокожировое питание, введением стрептозотоцина. Согласно полученным результатам на фоне 8-недельной терапии вилдаглиптином наблюдалось значимое улучшение клиренса креатинина, уменьшение креатинина сыворотки и уровня экскреции альбумина с мочой по сравнению с крысами, получавшими плацебо. Кроме того, положительное влияние вилдаглиптина на почки подтвердилось при проведении морфологического исследования. Полученные результаты могут свидетельствовать о наличии у вилдаглиптина нефропротективных свойств, не зависящих от сахароснижающего действия препарата, что требует дальнейших исследований в этой области.
высокожировое питание
стрептозотоцин
диабетическая нефропатия
почка
вилдаглиптин
дипептидилпептидазы-4 ингибитор
крыса стока Вистар
нефропротекция
сахарный диабет
1. Дедов И.И., Шестакова М.В. Инкретины: новая веха в лечении сахарного диабета 2-го типа: практ. рук. для врачей. — М.: Дипак, 2010. — 92 с.
2. Fröde T.S., Medeiros Y.S. Animal models to test drugs with potential antidiabetic activity// J. Ethnopharmacol. — 2008. Vol. 115. № 2. — P. 173–183.
3. Haluzík M., Frolík J., Rychlík I. Renal Effects of DPP-4 Inhibitors: A Focus on Microalbuminuria // Int. J. Endocrinol. — Vol. 2013 (2013). http://dx.doi.org/10.1155/2013/895102 (дата обращения 7.06.2013)
4. Kato M., Natarajan R. Diabetic nephropathy — emerging epigenetic mechanisms // Nat. Rev. Nephrol. — 2014. Vol. 10. № 9. — Р. 517–530.
5. Kodera R., Shikata K., Takatsuka T. [et al.]. Dipeptidyl peptidase-4 inhibitor ameliorates early renal injury through its anti-inflammatory action in a rat model of type 1 diabetes // Biochem. Biophys. Res. Commun. — 2014. Vol. 443. № 3. — Р. 828–833.
6. Liu W.J. Xie S.H., Liu Y.N. [et al.]. Dipeptidyl peptidase IV inhibitor attenuates kidney injury in streptozotocin-induced diabetic rats // J. Pharmacol. Exp. Ther. — 2012. Vol. 340. № 2. Р. 248–255.
7. Mason R.P., Jacob R.F., Kubant R. [et al.]. Dipeptidyl peptidase-4 inhibition with saxagliptin enhanced nitric oxide release and reduced blood pressure and sICAM-1 levels in hypertensive rats // J. Cardiovasc. Pharmacol. — 2012. Vol. 60. № 5. — Р. 467–473.
8. Orsić V., Mihalj M., Mogus M. [et al.]. Impaired kidney function in rats six months after unilateral nephrectomy - an old story, a new perspective // Med. Glas. Ljek. komore Zenicko-doboj kantona. — 2011. Vol. 8. № 2. — Р. 185–191.
9. Raij L., Azar S., Keane W. Mesangial immune injury, hypertension, and progressive glomerular damage in Dahl rats // Kidney Int. — 1984. Vol. 26. № 2. — Р. 137–143.
10. Zhang M., Lv X.Y., Li J. [et al.]. The characterization of high-fat diet and multiple low-dose streptozotocin induced type 2 diabetes rat model // Exp. Diabetes Res. — Vol. 2008(2008):704045.
     В условиях неуклонного роста распространённости сахарного диабета (СД) 2-го типа  и связанных с ним инвалидизирующих хронических осложнений, таких как диабетическая нефропатия (ДН) с исходом в хроническую почечную недостаточность, актуальными становятся поиск и исследование препаратов, позволяющих предотвратить или замедлить прогрессирование диабетического поражения почек. В ряде опубликованных за последние несколько лет экспериментальных работ  сообщается, что пероральные препараты для лечения СД 2-го типа из группы ингибиторов дипептидилпептидазы-4 (ДПП-4)  обладают антиоксидантными и противовоспалительными свойствами [7, 5], что могло бы найти отражение в уменьшении проявлений ассоциированной с диабетом  почечной дисфункции. Ингибируя фермент ДПП-4, участвующий в деградации эндогенных регуляторов гомеостаза глюкозы —  кишечных гормонов инкретинов, основным из которых является глюкагоноподобный пептид-1 (ГПП-1), эта относительно новая группа сахароснижающих   препаратов заинтересовала исследователей также с позиции потенциальных плейотропных эффектов на органы и ткани. Среди возможных патогенетических механизмов  положительного влияния ингибиторов ДПП-4 на почки рассматривают как ГПП-1- опосредованные (связанные с воздействием ГПП-1 на соответствующие рецепторы в почечной ткани, приводящим к увеличению уровня цАМФ с последующим   запуском каскада с участием протеинкиназы А и тем самым уменьшающим образование конечных продуктов гликирования), так и инкретин-независимые (среди которых немаловажная роль отводится ряду гормоноподобных субстанций, являющихся субстратами действия ДПП-4 и обладающих способностью стимулировать натрийурез и уменьшать вазоконстрикцию) [3]. Тем не менее наличие нефропротективных свойств у ингибиторов ДПП-4  требует доказательств как в эксперименте, так и на клиническом материале.

     Цель исследования

     Изучить влияние терапии вилдаглиптином на морфофункциональное состояние почек геминефрэктомированных  крыс  со стрептозотоцин-индуцированным сахарным диабетом, получавших высокожировое питание.

     Материалы и методы исследования

     Модель диабетической нефропатии у крыс. Все эксперименты были одобрены локальным этическим комитетом. Животные содержались в стандартных условиях вивария при естественном освещении, имели  свободный доступ к воде и пище. Пилотное исследование выполнено на половозрелых самцах крыс стока Wistar массой 180–210 г, подвергшихся правосторонней нефрэктомии, которым моделировали  экспериментальный СД согласно методике Zhang M. и соавт. посредством введения в рацион говяжьего сала с последующим двукратным внутрибрюшинным  введением стрептозотоцина (СТЗ) в дозе 30 мг/кг с интервалом 7 дней  [10].  Геминефрэктомированным крысам из группы здорового контроля (n=5), получавшим стандартный пищевой рацион, вместо СТЗ внутрибрюшинно был введен натриевый цитратный буфер (10 ммоль/л, pH 4,5) из расчета 2,5 мл/кг в те же сроки с аналогичным интервалом.  СД диагностировали в ходе проведения орального глюкозотолерантного теста через 2 недели после первой инъекции СТЗ при выявлении гликемии выше 12,0 ммоль/л, предварительно разделив крыс случайным образом на три равные по численности группы.

     Протокол эксперимента. Через 8 недель после манифестации СД  животным трех групп на последующие 8 недель были назначены следующие препараты (ежедневно):

1) вилдаглиптин в дозе 8 мг/кг/сутки с питьевой водой – группа вилдаглиптина (n=5);

2) подкожные инъекции изофан-инсулина по 2 ед/сутки — группа гликемического контроля (n=5) на инсулинотерапии.

Контрольная группа крыс в сроки назначения лекарственных препаратов получала крахмал (50 мг/кг)  с питьевой водой (группа плацебо-контроля (n=5)).

     Исследуемые показатели. С интервалом в 1 неделю  измеряли массу тела, потребление корма и воды, после индукции СД – глюкозу и ацетон в моче. По окончании эксперимента оценивали уровни креатинина (Cr) и мочевины  сыворотки, гликированного гемоглобина (НbA1c), общего холестерина и триглицеридов, последние 2 показателя – также по окончании 4-недельного высокожирового питания. Перед выводом из эксперимента животные на 24 ч помещались в индивидуальные метаболические камеры. Определяли объем выделившейся мочи, концентрацию альбумина в моче и креатинина (Cr), рассчитывали уровень экскреции альбумина с мочой и клиренс креатинина.                                     Морфологический анализ и морфометрия. Для светооптической микроскопии парафиновые срезы толщиной 3–4 мкм окрашивали гематоксилин-эозином и проводили ШИК-реакцию. С помощью инвертированного микроскопа Leica DMI6000 полученные срезы исследовались не менее чем в 20 полях зрения. Степень экспансии мезангиального матрикса и гломерулосклероза оценивали полуколичественным методом путем расчета индекса, описанного Raij и соавт. [9]. Для этого были рассмотрены все клубочки, пригодные для анализа (диапазон от 20 до 42), которые были классифицированы от 0 до 4 баллов. Также оценивались изменения почечных сосудов (склероз мелких артерий и артериол, их гиалиноз).

     Реактивы и методы лабораторного анализа. Креатинин мочи и сыворотки, мочевину определяли на анализаторе Cobas Integra 400 plus (США) с использованием коммерческих наборов фирмы Roche, Германия. Альбумин в моче — иммуноферментным методом на автоматическом фотометре для микропланшет ELx 800 Bio TEK, США (ИФА-набор фирмы AssayPro, США). HbA1c исследовали методом высокоэффективной жидкостной хроматографии на анализаторе BioRad D10, США.

     Стрептозотоцин, цитрат натрия и хлоралгидрат приобретены в Sigma Aldrich, США; вилдаглиптин – Novartis PHARMA STEIN AG, Швейцария, инсулин  изофан — Фармстандарт, Россия.

     Результаты и обсуждение

     Значения определяемых по окончании эксперимента показателей в исследуемых группах сведены в таблицу 1. В использованной модели диабетической нефропатии дисфункция почек наступила в результате 50%-й редукции функционирующей массы почечной ткани и поражения нефронов вследствие длительной (16 недель) гипергликемии.   

Таблица 1

Значения определяемых по окончании эксперимента (24-я неделя) показателей в исследуемых группах (M ± СКО)

 

Определяемый показатель

 

Экспериментальные группы, n= 5 в каждой

 

Плацебо

Инсулин

Вилдаглиптин

Здоровый контроль

Масса тела, г

262 ± 17,4#

298 ± 8,12#

275  ± 14,3#

490 ± 23,8

Общий холестерин, ммоль/л

2,2 ± 0,34

2,45 ± 0,27

2,34 ± 0,36

1,89 ± 0,19

Триглицериды, ммоль/л

2,14 ± 0,35#

1,9 ± 0,42#

1,94 ± 0,32#

0,83 ± 0,29

Гликированный гемоглобин, HbA1c, %

 

12,8 ± 1,42#

 

10,7 ± 1,26*#

 

11,02 ± 0,88*#

 

4,7 ± 0,15*

Креатинин сыворотки, мкмоль/л

 

93,2  ± 6,7#

 

90,75 ± 7,3#

 

84,7 ± 5,9*

 

76,5 ± 3,8*

Клиренс креатинина, мл/мин

 

1,71 ± 0,31#

 

2,07 ± 0,35#

 

2,2 ± 0,3*

 

2,48 ± 0,27*

Мочевина сыворотки, ммоль/л

21,03 ± 3,64#

23,3 ± 4,7#

18,1 ± 2,6#

5,8 ± 0,8*

Уровень экскреции альбумина с мочой, мг/24 ч

26,9 ± 6,0#

23,16 ± 3,97#

10,5 ± 2,39*#

4,2 ± 1,96*

Примечание: * — значимое (р<0,05, ANOVA) различие в сравнении с группой плацебо

#  — значимое (р<0,05, ANOVA) различие в сравнении с группой здорового контроля

    

     Показатели массы тела и углеводного обмена. Темпы набора массы тела на протяжении 4-недельной  высокожировой диеты значимо опережали физиологическую прибавку веса, наблюдаемую у крыс контрольной группы, получавших стандартный пищевой рацион, и к концу 4-й недели  составили соответственно  432 ± 22,4 г  и 315 ± 11,7 г, p = 0,023.  Однако после двукратной инъекции СТЗ и индукции диабета у набравших вес животных наблюдалось постепенное снижение набранной  массы тела вплоть до завершения эксперимента на 24-й неделе, отражая декомпенсацию заболевания. Натощаковый уровень глюкозы плазмы значимо повысился после 4 недель высокожирового питания (6,12 ± 0,42  ммоль/л) по сравнению с крысами контрольной группы, находившихся на стандартном рационе (4,2 ± 0, 3 ммоль/л, р=0,031), достигнув максимума через 6 недель после первой инъекции СТЗ (12,8 ± 2,64 ммоль/л, p=0, 0012). Назначенные на 16-й неделе эксперимента сахароснижающие  препараты достоверно не повлияли на натощаковый уровень глюкозы плазмы, который оставался стабильно высоким вплоть до окончания исследования. При этом показатели углеводного обмена приближались к значениям, описанным разными авторами в моделях крыс с абсолютной инсулиновой недостаточностью [2]. По окончании эксперимента  в диабетических группах уровень НвА1с был в среднем в 2,5 раза выше в сравнении со здоровыми животными, с наибольшими значениями у крыс группы плацебо. Интересно отметить, что показатели углеводного обмена были статистически неразличимы в группах терапии инсулином и вилдаглиптином. Предположительно, сравнимый по силе с инсулином сахароснижающий эффект вилдаглиптина был связан с описанным ингибированием апоптоза бета-клеток поджелудочной железы, и, как следствие, с увеличением образования и секреции инсулина [1] (однако уровень инсулина в нашем пилотном исследовании не определялся).

     Показатели липидного профиля. Общий холестерин и триглицериды значимо повысились к окончанию высокожировой диеты (3,3 ± 0,17 ммоль/л и 2,1 ± 0,42, соответственно) по сравнению с группой здорового контроля (1,72 ± 0,13 ммоль/л и 0,59 ± 0,12 ммоль/л соответственно), р<0,05 для всех. По завершении экспериментального протокола (24-я неделя) достоверная разница в уровне холестерина по сравнению с контрольной группой, получавшей стандартный пищевой рацион, отсутствовала, при этом уровень триглицеридов остался на прежнем уровне, на поздних этапах отражая активацию липолиза и синтеза триглицеридов из свободных жирных кислот вследствие дефицита инсулина.

     Показатели почечной функции

   У контрольных экспериментальных животных  с СД  по сравнению с группой здорового контроля через 24 недели после произведенной правосторонней нефрэктомии было отмечено снижение клиренса креатинина, сопровождающееся увеличением концентрации креатинина и мочевины в сыворотке крови (табл. 1), что соответствовало развитию 1-й стадии экспериментальной почечной недостаточности.   Другим маркером дисфункции почек являлся  значимо повышенный уровень экскреции альбумина с мочой, указывающий на повреждение клубочкового аппарата нефрона диабетического генеза.   Наблюдаемое выраженное и статистически между собой неразличимое повышение уровня мочевины сыворотки во всех диабетических группах крыс отражало, по всей видимости, не степень прогрессирования почечной недостаточности (поскольку  другие маркеры ренальной дисфункции в этих группах значимо различались), а являлось проявлением чрезмерного катаболизма белка  вследствие инсулинопении и нарушения выведения мочевины, развивающегося при диабетическом кетоацидозе, наблюдаемом в нашем эксперименте у всех крыс с диабетом.

     Тем не менее, несмотря на значительные метаболические изменения, отмечавшиеся у крыс с СД,  8-недельная терапия вилдаглиптином значимо уменьшала уровень креатинина сыворотки и экскрецию альбумина с мочой (рис. 1).

Рис. 1. Уровень экскреции альбумина с мочой по окончании эксперимента (24-я неделя) в исследуемых группах. * — значимое (р<0,05, ANOVA) различие в сравнении с группой плацебо;   #  — значимое (р<0,05, ANOVA) различие в сравнении с группой здорового контроля

 

     Кроме того, в группе крыс, получавших вилдаглиптин, наблюдалось  достоверное, сопоставимое с показателями в недиабетической группе,  улучшение клиренса креатинина по окончании эксперимента (рис. 2). 

Рис. 2. Уровень клиренса креатинина по окончании эксперимента (24-я неделя) в исследуемых группах. * — значимое (р<0,05, ANOVA) различие в сравнении с группой плацебо;   #  — значимое (р<0,05, ANOVA) различие в сравнении с группой здорового контроля

    

     Результаты морфологического исследования

У контрольных крыс без СД по результатам светооптической микроскопии почечной ткани состояние гломерулярного аппарата и интерстиция соответствовало  ранее описанным незначимым структурным изменениям, развивающимся после геминефрэктомии (рис. 3а) [8]. В контрольной группе крыс с СД, получавших плацебо, были обнаружены закономерные диабетические изменения почечной ткани: в сравнении с крысами из группы здорового контроля наблюдали 1,5-кратное увеличение размера клубочков, расширение мезангиального матрикса, образование спаек между  стенками гломерулярной капсулы и  петлями капилляров, сосудистые изменения (рис. 3б-г).  

Рис. 3. Результаты светооптической микроскопии почечной ткани крыс контрольных групп. а   Состояние клубочкового аппарата почек в группе здорового контроля:  Светооптическая микроскопия, окраска гем. – эоз., ×200. Отсутствие диабетических изменений. б-г —  специфические диабетические изменения, наблюдаемые в почечной ткани крыс с СД, получавших плацебо: б — Светооптическая микроскопия, ШИК-окраска, ×100. Экспансия мезангиального матрикса, мезангиальная гиперклеточность. Очаговые отложения ШИК-позитивного вещества в мезангиальном матриксе;  в — светооптическая микроскопия, окраска гем.-эоз., ув. ×400. Утолщение стенки артериолы (отмечено стрелкой); г — Светооптическая микроскопия, окраска гем.-эоз.,  ув. ×400. Артериологиалиноз (отмечено стрелкой)

     При этом в группе крыс, получавших инсулин, также отмечались все вышеперечисленные изменения диабетического генеза (рис. 4а), и рассчитанный индекс мезангиальной экспансии (38,8 ± 5,3)  был сопоставим с показателем в группе плацебо (43,1 ± 4,9 ), р=0,68, тогда как у животных, получавших вилдаглиптин, наблюдаемые диабетические изменения почечной ткани оказались менее выраженными (рис. 3а), а индекс мезангиальной экспансии оказался значимо ниже в группе контрольных крыс  с СД ( 29,2 ± 3,2 , р=0,038).  Достоверной разницы в значениях рассчитанного индекса гломерулосклероза в диабетических группах обнаружено не было.

Рис. 3. Результаты светооптической микроскопии почечной ткани крыс, получавших сахароснижающие препараты: а —  морфологические изменения почечного клубочка  в группе инсулина. Светооптическая микроскопия, окраска гем. – эоз., ×200. Отложение «фибриновых шапочек» (эозинофильных масс, содержащих фибриновые волокна и липидные включения, в пространстве капсулы, прилежащих к капиллярным петлям клубочка – отмечено стрелкой); б — морфологические изменения почечного клубочка  в группе терапии вилдаглиптином

 

     Полученные нами результаты не противоречат мировым литературным источникам. Так, в работе Liu и соавт. было показано, что терапия вилдаглиптином в дозе 8 мг/кг, назначенная сразу после манифестации стрептозотоцинового СД 1-го типа у крыс Sprague-Dawley,  приводила к улучшению ренальной функции к 24 неделе эксперимента. При этом значимые структурные  изменения в почечной ткани авторам удалось обнаружить только при проведении электронной микроскопии [6]. Обнаруженные нефропротективные свойства препарата не зависели от сахароснижающего эффекта вилдаглиптина и были ассоциированы со снижением гиперпродукции  трансформирующего ростового фактора β-1 (TGF- β 1), выполняющего функцию контроля клеточного роста, клеточной пролиферации, дифференцировки и апоптоза клеток и рассматривающегося,  по современным представлениям, в качестве одного из ключевых медиаторов повреждения почек при СД. [6, 4]. В нашем исследовании вилдаглиптин улучшал морфофункциональные сдвиги в менее продолжительные сроки (8-недельная терапия), будучи назначенным экспериментальным животным по прошествии 8 недель  пребывания крыс в состоянии гипергликемии. Кроме того, за счет редукции 50% массы функционирующей почечной паренхимы происходило ускорение наступления структурных и функциональных признаков ДН, нефропротективные свойства вилдаглиптина удалось доказать при проведении светооптической микроскопии.

     Выводы

     У получавших высокожировое питание геминефрэктомированных  крыс со стрептозотоцин-индуцированным сахарным диабетом терапия ингибитором ДПП-4 вилдаглиптином значимо уменьшала уровни рутинных маркеров повреждения почек и выраженность морфологических диабетических изменений. Полученные результаты могут свидетельствовать о наличии у вилдаглиптина, помимо сахароснижающего действия, нефропротективных свойств, что требует дальнейших исследований в этой области, в том числе выясняющих патогенетические механизмы нефропротекции.

 

Исследование проведено с использованием оборудования ресурсного центра «Развитие молекулярных и клеточных технологий» СПбГУ и при поддержке гранта РФФИ N 15-04-08138/15. Авторы выражают благодарность руководителю НИЛ клинической эндокринологии ФГБУ СЗ ФМИЦ д.м.н. А.А. Байрамову за содействие в проведении исследования.

Рецензенты:

Власов Т.Д., д.м.н., проф., заведующий кафедрой патологической физиологии с курсом клинической патофизиологии, декан лечебного факультета ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова, г. Санкт-Петербург;

Митрейкин В.Ф.,  д.м.н., проф. кафедры патологической физиологии с курсом клинической патофизиологии ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова, г. Санкт-Петербург.



Библиографическая ссылка

Бабенко А.Ю., Гринева Е.Н., Байрашева В.К., Байрашева В.К., Бабенко А.Ю., Дмитриев Ю.В., Иванова А.Н., Шаталов И.С., Гринева Е.Н. НЕФРОПРОТЕКТИВНЫЕ СВОЙСТВА ИНГИБИТОРА ДПП-4 В УСЛОВИЯХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ДИАБЕТИЧЕСКОЙ НЕФРОПАТИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 3.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=20212 (дата обращения: 03.04.2020).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074