Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ЧАСТОТА ВСТРЕЧАЕМОСТИ НОСИТЕЛЬСТВА 4А/4B И 4B/4B ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНА ENOS У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ

Фалчари Р.А. 1 Полунина Е.А. 1
1 ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России
В данной статье приводятся результаты анализа частоты встречаемости генотипов 4a/4b и 4b/4/b гена eNOSу 280 пациентов с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) со сниженной и с сохранной сократительной функцией левого желудочка и 60 соматически здоровых лиц (средний возраст 54 (47; 60) года). В результате проведенного исследования было обнаружено увеличение частоты встречаемости полиморфного генотипа 4a/4b гена по сравнению с частотой встречаемости 4b/4b генотипа у пациентов с ХСН со сниженной сократительной функцией левого желудочка, в то время как в группе контроля и группе пациентов с ХСН с сохранной сократительной функцией левого желудочкаданные генотипы по частоте встречаемости были сопоставимы. Было установлено увеличение частоты встречаемости, относительного, абсолютного риска и отношения шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН со сниженной сократительной функцией левого желудочка по сравнению с группой контроля. Полученные данные могут быть использованы для составления программ расчета индивидуального риска развития и прогрессирования ХСН.
полиморфизм гена enos
хроническая сердечная недостаточность
1. Национальные рекомендации ОССН, РКО и РНМОТ по диагностике и лечению ХСН (четвертый пересмотр) / В.Ю. Мареев [и др.] // Журнал Сердечная Недостаточность. – 2013. – Т. 14, № 7. – С. 379-472.
2. Распространенность артериальной гипертонии в крупном промышленном регионе (по данным эпидемиологического исследования ЭССЕ-РФ) / Ю.И. Гринштейн [и др.] // Евразийский кардиологический журнал. – 2016. – №. 3. – С. 148-149.
3. Анализ структурно-функциональных показателей левого желудочка у пациентов с хронической сердечной недостаточностью / Е.А. Полунина [и др.] // Естественные науки. – 2015. – № 1 (50). – С. 67-72.
4. Распространенность электрокардиографических изменений у мужчин и женщин старшего возраста в российской федерации / Г.А. Муромцева [и др.] // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. – 2016. – Т. 12, №. 6. – С. 711-717.
5. Полунина О.С. Роль белков-матриксинов и их ингибиторов в развитии сердечно- сосудистой патологии и ремоделирования миокарда / О.С. Полунина, А.И. Аксенов // Астраханский медицинский журнал. – 2016. – Т. 11, № 2. – С. 42-57.
6. Функциональные, генетические и биохимические маркеры состояния сосудистого эндотелия при гипертонической болезни / А.Х. Ахминеева [и др.] // Астраханский медицинский журнал. – 2013. – Т. 8, № 3. – С. 40-43.
7. Связь между уровнем оксида азота в сыворотке периферической крови и характером патологии сердечно-сосудистой системы и внутренних органов у больных первичной артериальной гипертензией / В.А. Метельская [и др.] // Российский кардиологический журнал. – 2011. – № 4. – C. 23-31.
8. Влияние полиморфизма гена каталазы на развитие сердечно-сосудистой патологии при хронической обструктивной болезни легких / Т.А. Уклистая [и др.] // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. – 2012. – № 4. – С. 53-58.
9. Полиморфизм генов, ассоциированных с развитием атеросклероза, и когнитивные расстройства у пациентов с хронической сердечной недостаточностью ишемического генеза / Т.В. Мартынович [и др.] // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2015. – Т. 14, № 1. – С. 30-34.
10. Клинико-прогностическое значение полиморфизма гена эндотелиальной NO-синтетазы у больных с острыми коронарными синдромами / А.Н. Пархоменко [и др.] // Медицина Неотложных Состояний. – 2014. – № 3 (58). – С. 45-54.
11. Поздняков Н.О. Полиморфизм гена eNOS: распространенность и связь с заболеваниями / Н.О. Поздняков, А.Л. Хохлов // Фарматека. – 2015. – № 13. – С. 21-24.
12. Влияние полиморфизма гена эндотелиальной синтазы оксида азота на состояние сосудистого эндотелия у больных бронхиальной астмой / И.В. Севостьянова [и др.] // Астраханский медицинский журнал. – 2013. – Т. 8, № 3. – С. 83-85.
13. Tong Y. A tailed primers protocol to identify the association of eNOS gene variable number of tandem repeats polymorphism with ischemic stroke in Chinese Han population by capillary electrophoresis / Y. Tong, X. Yin, Z. Wang // Gene. – 2013. – Vol. 517, № 2. – P. 218–223.
14. Exendin-4 inhibits structural remodeling and improves Ca2+ homeostasis in rats with heart failure via the GLP-1 receptor through the eNOS/cGMP/PKG pathway / C. Jingjing [et al.] // Peptides. – 2017. – Vol. 90. – P. 69-77.

Уже много лет заболевания сердечно-сосудистой системы (ЗСС) не уступают лидирующие позиции среди причин инвалидизации населения и летальных исходов у лиц трудоспособного возраста, что влечет за собой большой социально-экономический ущерб для государства [1-4].

В основе развития ЗСС лежат различные механизмы, в том числе влияние факторов внешней среды и наличие предрасполагающих генетических факторов, изучение которых в последние годы привлекает особое внимание ученых [5-7]. При этом известно, что ЗСС являются многофакторными, любое ЗСС может быть обусловлено наличием того или иного неблагоприятного полиморфизма, а также наличием неблагоприятной комбинации аллелей нескольких генов [8, 9].

Особый интерес для изучения у больных с ЗСС представляет ген синтазы оксида азота (eNOS), который кодирует фермент – синтазу оксида азота (NO) и влияет на выработку NO. Ген, кодирующий eNOS, находится в хромосоме7 (q35-36) и состоит из 26 экзонов. Данный ген является одним из генов-кандидатов, определяющих развитие сердечно-сосудистых заболеваний. Основанием для данного утверждения служат данные многочисленных исследований о роли продуктов данного гена в физиологии сердечно-сосудистой системы в целом и сосудов в частности [10-14].

В современной литературе представлено малое количество исследований по определению генотипов 4a/4b и 4b/4/b гена eNOSу пациентов с хронической сердечной недостаточностью (ХСН), особенно в аспекте классификации по фракции выброса левого желудочка. При этом изучение генотипов 4a/4b и 4b/4/b гена eNOSу пациентов с ХСН, на наш взгляд, является актуальным направлением современной кардиологии.

Цель исследования. Определить частоту встречаемости генотипов 4a/4b и 4b/4/b гена эндотелиальной синтазы оксида азота у пациентов с хронической сердечной недостаточностью с сохранной и сниженной сократительной функцией левого желудочка.

Материалы и методы исследования. Для достижения цели исследования нами было обследовано 280 пациентов с ХСН, которые были разделены на две группы в зависимости от сократительной функции левого желудочка. Первую группу составили 148 пациентов с ХСН со сниженной сократительной функцией левого желудочка (ХСН снСФЛЖ), вторую группу составили 132 пациента с ХСН с сохранной сократительной функцией левого желудочка (ХСН с сСФЛЖ). Группа контроля включала 60 соматически здоровых лиц Астраханского региона. Медиана среднего возраст всех обследуемых пациентов составила 54 (47; 60) года. Группа соматически здоровых лиц была сопоставима по возрасту и полу с пациентами с ХСН.

Данное исследование было одобрено этическим комитетом ФГБОУ ВО Астраханский ГМУ МЗ РФ (заседание РНЭК от 17. 09. 2012 г., протокол № 2 от 17.09.2012 года).

Диагноз ХСН ставился на основании Национальных рекомендаций по диагностике и лечению ХСН (четвертый пересмотр), утвержденных в 2013 году.

Критериями включения в исследование были: наличие ХСН, возникшей на фоне подтвержденной ишемической болезни сердца: стабильная стенокардия напряжения 2–3 функциональный класс, постинфарктный кардиосклероз, фибрилляция предсердий, артериальная гипертензия 2–3 степени; возраст не старше 60 лет. Критериями исключения служили: перенесенные инфаркт миокарда в течение последних 6 месяцев, острое нарушение мозгового кровообращения, аорто-коронарное шунтирование, ангиопластика (менее 6 мес. назад); врожденные и приобретенные пороки сердца; злокачественные новообразования; выраженная почечная недостаточность, печеночная недостаточность; системные заболевания; остеопороз и другие заболевания опорно-двигательного аппарата.

При выполнении исследования применялись следующие реактивы и ферменты: персульфат аммония, протеиназа К («Helicon», Россия), додецилсульфат натрия, трис-HCl («Serva», ФРГ), хлорид натрия, хлорид магния, сульфат аммония («Сибэнзим», Россия), буфер для ДНК-полимеразы («Сибэнзим», Россия), олигонуклеотидные праймеры («Литех», Россия), дезоксирибонуклеозидтрифосфаты, агароза; и оборудование: программируемый термоциклер «Biometra» (США), центрифугу «Beckman» Великобритания), автоматический анализатор «BioRad» (Италия).

Генотипирование по полиморфному маркеру гена еNOS проводили на геномной ДНК, выделенной из цельной крови. Аллели полиморфного участка eNOS4b/4a идентифицировали путем анализа полиморфизма длин рестрикционных фрагментов. Разделение фрагментов проводили при помощи электрофореза.

Статистическая обработка данных проводилась при помощи статистической программы STATISTICA 11.0, StatSoft, Inc. Критический уровень статистической значимости принимали 5% (р=0,05). Для проверки статистических гипотез при сравнении данных использовали непараметрический U-критерий Манна – Уитни. При сравнении качественных данных использовали критерий хи-квадрат (c2) Пирсона.

Результаты исследования и их обсуждения. При анализе частоты выявления генотипа 4b/4bу всех исследуемых групп пациентов было установлено, что в группе пациентов с ХСН с СФЛЖ генотип 4b/4b встречался у 75 чел., что было сопоставимо (c2=0,6; df=1; p= 0,437) с частотой выявления данного генотипа в группе контроля – 37 чел. (таблица).

 

Частота встречаемости генотипов 4a/4b и 4b/4/b гена eNOSу пациентов с ХСН

Генотип

Группа контроля

n=60

Группа ХСН сСФЛЖ

n=148

Группа ХСН снСФЛЖ

n=132

4b/4b,

чел. (%)

37 чел. (62 %)

75 чел. (51 %)

c2=0,6; df=1; p1= 0,437

43 чел. (33 %)

c2=5,54; df=1; p1= 0,019

c2=3,86; df=1; p2= 0,049

4a/4b

чел. (%)

23 чел. (38 %)

c2=2,19; df=1; p1= 0,139

73 чел. (49 %)

c2=0,79; df=1; p1= 0,374

c2=0,02; df=1; p3= 0,893

89 чел. (67 %)

c2=4,09; df=1; p1=0,043

c2=2,49; df=1; p2= 0,114

c2=10,83; df=1; p2= 0,001

Примечание:

р1 – уровень статистической значимости различий с группой контроля;

р2 – уровень статистической значимости различий с группой пациентов с ХСН с сохранной сократительной функцией левого желудочка;

Р3 – уровень статистической значимости различий с носителями генотипа 4b/4b в соответствующей группе.

У пациентов с ХСН снСФЛЖ генотип 4b/4b был определен у 43 чел., что было статистически значимо меньше (c2=5,54; df=1; p= 0,019), чем в группе контроля, и статистически значимо меньше (c2=3,86; df=1; p= 0,049), чем в группе пациентов с ХСН сСФЛЖ. В группе пациентов с ХСН сСФЛЖ генотип 4a/4b был определен у 73 чел., что было сопоставимо (c2=0,97; df=1; p= 0,324) с частотой выявления данного генотипа в группе контроля – 23 чел. (38 %). У пациентов с ХСН снСФЛЖ генотип 4a/4b был определен у 89 чел., что было статистически значимо чаще (c2=4,09; df=1; p=0,043), чем в группе контроля, однако сопоставимо с частотой выявления данного генотипа в группе пациентов с ХСН сСФЛЖ (c2=2,49; df=1; p= 0,114). При проведении внутригрупповых сравнений было установлено, что по частоте выявления генотипы 4b/4b и 4a/4b в группе контроля (c2=2,19; df=1; p1= 0,139) и группе пациентов с ХСН сСФЛЖ (c2=0,02; df=1; p3= 0,893) были сопоставимы. В то же время в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ генотип 4a/4b выявлялся статистически значимо чаще (c2=10,83; df=1; p2= 0,001), чем генотип 4b/4b.

Затем с помощью вычисления абсолютного риска, доверительного интервала, относительного риска и отношения шансов мы проанализировали ассоциацию выявления 4а/4bгенотипа у пациентов с наличием ХСН сСФЛЖ и ХСН снСФЛЖ, сравнив с группой контроля.

Было установлено, что в группе больных ХСН сСФЛЖ абсолютный риск (АР) встречаемости генотипа 4а/4b составил 0,49 (59 %) против 0,38 (38 %) в группе контроля. Повышение АР выявления генотипа 4а/4b в группе больных ХСН сСФЛЖ и 95 % доверительный интервал (ДИ) относительно группы контроля составили 0,11 и [-0,04; 0,26] или 11 %. Значение ДИ включает 0, следовательно, различия по изучаемому признаку являются статистически незначимыми.

Значение относительного риска встречаемости генотипа 4а/4b у пациентов с ХСН сСФЛЖ относительно группы контроля составило 1,29 [95 % доверительный интервал [1,11; 1,37]. При этом относительный риск встречаемости генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН сСФЛЖ находился в диапазоне 1,1–1,5 это позволило расценить его как низкий, а отношение шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН сСФЛЖ относительно группы контроля составило 1,57 [1,28; 1,82]. У группы пациентов с ХСН снСФЛЖ значение относительного риска встречаемости генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ относительно группы контроля было 1,76 [95 % доверительный интервал [1,51; 1,87]. Относительный риск встречаемости генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ находился в диапазоне 1,5–2, это позволило расценить его как средний, а отношение шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ относительно группы контроля составило 3,33 [2,69; 3,88]. Полученное значение доверительного интервала больше 1 указывает на статистическую значимость различий по изучаемому признаку между группой пациентов с ХСН снСФЛЖ и группой контроля.

Из проведенного анализа следует, что не было получено убедительных данных увеличения частоты встречаемости, а также относительного, абсолютного риска и отношения шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН сСФЛЖ по сравнению с группой контроля, но было установлено увеличение частоты встречаемости, а также относительного, абсолютного риска и отношения шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ по сравнению с группой контроля.

Затем мы оценили ассоциацию выявления генотипа 4а/4b у группы пациентов с ХСН сСФЛЖ относительно группы пациентов с ХСН снСФЛЖи получили следующие данные: в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ абсолютный риск встречаемости генотипа 4а/4b составил 0,67 (67 %) против 0,49 (38 %) в группе пациентов с ХСН сСФЛЖВ. Повышение абсолютного риска выявления генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ относительно группы пациентов с ХСН с СФЛЖ составили 0,18 и [0,06; 0,44] или 18 %. Значение доверительного интервала не включает 0, следовательно, различия по изучаемому признаку являются статистически значимыми.

В группе пациентов с ХСН снСФЛЖ значение относительного риска встречаемости генотипа 4а/4b относительно группы контроля составило 1,37 [95 % доверительного интервала [1,21; 1,87]. Так как относительный риск встречаемости генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ находился в диапазоне 1,1–1,5 это позволило расценить его как низкий. Отношение шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ относительно группы пациентов с ХСН с СФЛЖ составило 2,13 [1,88; 2,39]. При этом значение доверительного интервала больше 1 указывает на статистическую значимость различий по изучаемому признаку между группой пациентов с ХСН снСФЛЖВ и группой с СФЛЖ.

Данные проведенного анализа свидетельствуют об увеличении частоты встречаемости, а также абсолютного риска и отношения шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ по сравнению с группой пациентов ХСН сСФЛЖ. Но относительный риск встречаемости полиморфного генотипа 4а/4b в группе пациентов ХСН снСФЛЖ относительно ХСН сСФЛЖ был низким.

В связи с неоднозначностью полученных результатов была проведена оценка риска развития ХСН снСФЛЖ у пациентов-носителей генотипа 4а/4b. Установлено, что в группе пациентов носителей генотипа 4а/4b абсолютный риск встречаемости ХСН снСФЛЖ составил 0,55 (55 %) против 0,36 (36%) в группе пациентов носителей генотипа 4b/4b. Повышение абсолютного риска встречаемости ХСН снСФЛЖ в группе пациентов с ХСН носителей генотипа 4а/4b относительно группы пациентов с ХСН носителей генотипа 4b/4b составили 0,18 и [0,06; 0,31] или 18%. Значение доверительного интервала не включает 0, следовательно, различия по изучаемому признаку являются статистически значимыми. Значение относительного риска встречаемости генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ относительно группы контроля составило 1,51 [95 % доверительного интервала [1,34; 1,57]. Так как относительный риск встречаемости ХСН снСФЛЖ в группе пациентов ХСН носителей генотипа 4а/4b находился в диапазоне 1,5-2,0, это позволило расценить его как средний. Отношение шансов наличия ХСН снСФЛЖ в группе пациентов ХСН носителей генотипа 4а/4b относительно группы больных ХСН носителей генотипа 4b/4b составило 2,13 [1,88; 2,4]. Полученное значение доверительного интервала больше 1 указывает на статистическую значимость различий по изучаемому признаку между группой пациентов с ХСН снСФЛЖ и группой ХСН с СФЛЖ.

Таким образом, было установлено увеличение частоты встречаемости, а также абсолютного, относительного риска и отношения шансов наличия ХСН снСФЛЖ в группе больных ХСН носителей генотипа 4а/4b по сравнению с группой больных ХСН носителей генотипа 4b/4b.

Вывод

По результатам статистического анализа было выявлено:

  1. Увеличение частоты встречаемости генотипа 4a/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ по сравнению с частотой встречаемости 4b/4b генотипа, в то время как в группе контроля и группе пациентов с ХСН с СФЛЖ данные генотипы по частоте встречаемости были сопоставимы;
  2. Увеличение абсолютного риска и отношения шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов ХСН снСФЛЖ по сравнению с группой контроля и группой пациентов с ХСН с СФЛЖ;
  3. Не было получено убедительных данных увеличения частоты встречаемости, а также относительного, абсолютного риска и отношения шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов ХСН сСФЛЖ по сравнению с группой контроля;
  4. Увеличение частоты встречаемости, а также абсолютного риска и отношения шансов наличия генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ по сравнению с группой с ХСН сСФЛЖ. В то же время относительный риск встречаемости генотипа 4а/4b в группе пациентов с ХСН снСФЛЖ относительно ХСН сСФЛЖ был низким;
  5. Увеличение частоты встречаемости, абсолютного, относительного риска и отношения шансов пациентов с ХСН снСФЛЖв группе пациентов с ХСН носителей генотипа 4а/4b по сравнению с группой пациентов носителей генотипа 4b/4b.

Полученные данные могут быть использованы для составления программ расчета индивидуального риска развития и прогрессирования ХСН, а также свидетельствуют о перспективном значение дальнейшего исследования полиморфизма гена eNOS-синтазы у больных ХСН.


Библиографическая ссылка

Фалчари Р.А., Полунина Е.А. ЧАСТОТА ВСТРЕЧАЕМОСТИ НОСИТЕЛЬСТВА 4А/4B И 4B/4B ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНА ENOS У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 5.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=26779 (дата обращения: 24.04.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252