Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

НАРУШЕНИЕ ИММУННОГО СТАТУСА У ДЕТЕЙ С РЕСПИРАТОРНЫМИ АЛЛЕРГОЗАМИ И МЕТОДЫ ИММУНОКОРРЕКЦИИ

Касохов Т.Б. 1, 2 Цораева З.А. 2 Туриева С.В. 2 Павловская Л.В. 2 Мазур А.И. 2 Матиашвили Т.Д. 2
1 Институт биомедицинских исследований - филиала федерального научного центра «Владикавказский научный центр РАН»
2 ФГБОУ ВО Северо-Осетинская государственная медицинская академия МЗ РФ
Болезни респираторной системы в детском возрасте довольно обширно распространены и актуальны в педиатрической и пульмонологической практике. Это обусловлено заметным ухудшением экологической ситуации как во всем мире, так и в РСО – Алания. Продолжающийся рост респираторной патологии у детей, влекущий за собой высокий риск формирования респираторных аллергозов, определяет значимость изучения факторов и механизмов формирования данной патологии в детском возрасте. Несмотря на то, что в разработке методов лечения респираторных аллергозов был достигнут определенный прогресс, педиатры, пульмонологи и оториноларингологи часто сталкиваются с недостаточной их эффективностью. В свою очередь, патогенные факторы становятся всё менее уязвимыми при проведении традиционной терапии, следовательно, перед медиками встаёт вопрос о улучшении методов этиотропного и патогенетического лечения. В последние годы исследования позволили получить данные о респираторных аллергозах, развитие которых происходит ввиду иммунносистемного сбоя, в том числе и местного иммунитета у детей, проблема в настоящее время мало изучена и требует дальнейших серьезных исследований. Перспективным направлением является проведение иммунотерапии и иммунореабилитации в различных климатических условиях.
аллергический ринит
иммунитет
интерферон
исмиген
1. Батуро А.П., Романенко Э.Е., Леонова А.Ю. и др. Доминирование Staphylococcusaureus в микробиоцинозе полости носа у детей и взрослых с инфекционным аллергическим ринитом / А.П. Батуро [и др.] // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. – 2015. – № 1. – С. 72–74.
2. Балаболкин И.И., Терлецкая Р.Н., Модестов А.А. Аллергическая заболеваемость детей в современных экологических условиях /И.И. Балаболкин, Р.Н. Терлецкая, А.А. Модестов // Сибирское медицинское обозрение. – 2015. – № 1. – С.63–67.
3. Геппе Н.А., Снегоцкая М.Н., Конопелько О.Ю. Новое в профилактике и терапии сезонных аллергических ринитов у детей / Н.А. Геппе, М.Н. Снегоцкая, О.Ю. Конопелько // Лечащий врач. – 2010. – № 1. – С. 34–38.
4. Зайцева О.В. Аллергический ринит: диагностика и лечение /О.В. Зайцева // Лечащий врач. – 2010. – № 5. – С. 28–31.
5. Карпова Е.П., Соколова М.В. Ирригационная терапия аллергического ринита у детей /Е.П. Карпова, М.В. Соколова // Вестник отоларингологии. – 2007. – № 5. – С. 23–24.
6. Карпова Е.П. Ринит в детском возрасте /Е.П. Карпова // Лечащий врач. – 2010. – № 1. – С. 14–18.
7. Карпова Е.П., Соколова М.В., Антонова Н.А. Особенности терапии аллергического ринита у детей /Е.П. Карпова, М.В. Соколова, Н.А. Антонова // Вестник оториноларингологии. – 2009. – № 2. – С. 36–38.
8. Ненашева Н.М. Эффективная защита слизистой носа против аллергенов и вирусов /Н.М. Ненашева // Астма и аллергия. – 2013. – № 1. – С. 22–26.
9. Передкова Е.В. Аллергический ринит: возможности элиминационной терапии /Е.В. Передкова // Вестник семейной медицины. – 2013. – № 1. – С. 24–29.
10. Радциг Е.Ю., Гаращенко Т.И., Богомильский М.Р. Монотерапия ринитов различной этиологии / Е.Ю. Радциг, Т.И. Гаращенко, М.Р. Богомильский // Вестник оториноларингологии. – 2009. – № 1. – С. 61–63.
11. Ревякина В.А., Студенкова Н.В., Моносова О.Ю. Состояние верхних и нижних дыхательных путей у детей с аллергическим ринитом. Пути повышения эффективности терапии аллергического ринита у детей /В.А. Ревякина, Н.В. Студенкова, О.Ю. Моносова // Российский аллергологический журнал. – 2011. – № 1. – С. 71–76.
12. Тюрин Ю.А., Шапкина Е.И., Мустафин И.Г. и др. Особенности мукозального иммунитета и состояния бактериоценоза при различных формах аллергического ринита /Ю.А. Тюрин [и др.] // Казанский медицинский журнал. – 2013. – № 5. – С. 766–770.
13. Greiner A.N., Hellings P.W., Rotiroti G., et al. Allergic rhinitis. Lancet. 2011; 378: 2112–2122.
14. Roberts G., Xatzipsalti M., Borrego L.M., еt al. Paediatric rhinitis: position paper of the European Academy of Allergy and Clinical Immunology. Allergy. 2013; 68: 1102–1116.
15. Hellings P.W., Fokkens W.J., Akdis С. et al. Uncontrolled allergic rhinitis and chronic rhinosinusitis: where do we stand today? Allergy. 2013; 68: 1–7.

Аллергический ринит (АР) относится к респираторным аллергозам и является заболеванием слизистой оболочки носа [5–7]. Механизм развития аллергического ринита заключается в аллергической реакции немедленного типа [2]. Реакция гиперчувствительности возникает вследствие контакта сенсибилизированного организма с аллергеном. Данная реакция гиперчувствительности представляет собой высвобождение гистамина, преимущественно опосредованное иммуноглобулином IgE [11]. Синтез и накопление гистамина происходит в тучных клетках. IgE-антитела в увеличивающихся объёмах связываются с поверхностью мембран тучных клеток ввиду повышенного содержания IgE. Фактор активации тромбоцитов, лейкотриенов и простагландинов происходит благодаря IgE-антителам, также из-за этого высвобождается гистамин и другие медиаторы. Специфические рецепторы клеток (H1, Н2, Н3) связывают выделение гистамина. Большую роль в данном случае при развитии реакций аллергического типа играют H1-рецепторы. В дальнейшей стадии реакции аллергического типа Т-лимфоцитами высвобождаются лимфокины. Это способствует запуску активационного механизма и повышения пролиферативности одноядерных клеток и макрофагов [4, 13-15].

Цель работы: изучить эффективность иммуномодулирующей терапии аллергического ринита у детей.

Материалы и методы. Мы выясняли эффективность иммуномодулятора в профилактическом лечении аллергического ринита сезонного у детей на протяжении 134 недель начиная с июля по сентябрь 2016 года. Обследованы 32 пациента (возраст 4–18 лет), больных аллергическим ринитом. Данный диагноз поставили после проведения лабораторных и клинических исследований. Дети были поделены на четыре группы. В первой (исследуемой) группе находились дети до лечения «Исмигеном». Во второй (исследуемой) группе дети после лечения «ИСМИГЕНОМ» (принимается под язык). В третьей – до лечения принимавшие общепринятую терапию, в контрольной четвертой группе – общепринятую терапию после лечения.

«ИСМИГЕН» – иммуномодулирущий препарат последнего поколения. В основу входят бактериальные лизаты, которые получены механическим воздействием для подъязычного приёма [3]. Иммуномодулятор обладает иммуностимулирующим и противомикробным действием [1]. Влияет на системный и местный иммунитет, тем самым способствует увеличению содержания лизоцима в слюне для увеличения количества иммунокомпетентных клеток. Способствует повышению метаболической активности альвеолярных макрофагов, что усиливает фагоцитарную активность. Иммуномодулирующий эффект проявляется активацией естественных киллеров, тем самым способствует высвобождению противовоспалительных цитокинов – ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-6, ИЛ-8, гамма-интерферона, ФНО-альфа; угнетает синтез ИЛ-4, ИЛ-12, тем самым увеличивается концентрация секреторного IgA в слюне, сывороточных IgA, IgG, IgM; снижает уровень сывороточного IgE [12]. В результате лечения препаратом уменьшается продолжительность респираторных вирусных инфекций; снижается необходимость в проведении противовоспалительного лечения и применения антибиотиков [8–10]. Выпускается в виде таблеток, 7 мг. Препарат принимается под язык, натощак. Таблетку необходимо держать под языком до полного растворения, при этом её не следует рассасывать или разжевывать. Для достижения необходимого эффекта «ИСМИГЕН» принимается в течение трёх курсов по 10 дней с двумя перерывами по 20 дней.

Результаты и обсуждение. В результате проведенных исследований была доказана необходимость использования в комплексном лечении иммуномодулятора «ИСМИГЕН».

Таблица 1

Анализ показателей клеточного звена иммунной системы у детей после лечения представлен в таблице:

Показатель

Дети до лечения с Исмигеном

n=20

 

Дети

после лечения Исмигеномn=20

Дети, находившиеся на базисной терапии

до лечения n=12

Дети, находившиеся на базисной терапии

после лечения n=12

CD3 (%)

38,32±1,29

 

63,36±0,59

Р1<0,05

40,81±0,85

 

65,6 ±0,31

-

CD4 (%)

18,45±0,21

 

30,88±0,35

Р1<0,05

 

17,54±0,25

 

38,5 ±0,45

-

CD8 (%)

29,50±0,73

 

30,31±0,48

-

28,96±0,57

 

28,0±0,40

-

CD19 (%)

18,22±0,46

19,82±0,42

-

18,18±0,34

-

12,5 ±0,56

-

Р – достоверные сведения отличий, выделенные при помощи характеристик Холмогорова – Смирнова, Вилкоксона.

Р1 –  достоверные сведения отличий по определению к подгруппе детей до и после лечения.

После проведенного лечения у детей, получавших «ИСМИГЕН», отмечался достоверный рост содержания CD3- 38,32±1,29 против 63,36±0,59, CD4-лимфоцитов 18,45±0,21 против 30,88±0,35 (Р1<0,05) сравнительно с аналогичными показателями при поступлении в стационар и при сопоставлении значений до и после лечения у детей. По показателям CD8 и CD19 (%) достоверной разницы не было выявлено после проведенного лечения, лишь отмечалась тенденция к повышению содержания этих показателей после лечения.

При сравнении показателей CD3 и CD4 у детей, которые находились на базисной терапии, достоверной разницы в показателях выявлено не было. Отмечалась лишь тенденция к повышению после проведения базисной терапии CD3, что составило 40,81±0,85 против 65,6 ±0,31и CD4- 17,54±0,25 против 38,5 ±0,45.

Гуморальное звено иммунитета описано в следующей таблице 2.

Таблица 2

Показатели гуморального звена иммунитета у детей

Показатель

 

Дети до лечения с Исмигеном

n=20

Дети

после лечения Исмигеном n=20

Дети, находившиеся на базисной терапии

до лечения n=12

Дети, находившиеся на базисной терапии

после лечения n=12

IgА, (г/л)

0,42±0,15

 

2,34±0,10

Р1<0,05

2,75±0,11

 

2,75 ±0,04

-

IgG, (г/л)

1,28±0,24

 

4,92±0,31

Р1<0,01

9,17±0,19

 

11,0 ±0,2

-

IgМ, (г/л)

1,38±0,14

 

1,60±0,34

-

1,14±0,34

 

1,2 ±0,06

-

Р – достоверные сведения отличий, выделенные при помощи характеристик Холмогорова – Смирнова, Вилкоксона.

Р1 –  достоверные сведения отличий по определению к подгруппе детей до и после лечения.

Анализ содержания иммуноглобулинов IgА в сыворотке крови выявил достоверное повышение его уровня после лечения в группе детей, получавших «ИСМИГЕН» (0,42±0,15) и (2,34±0,1). Также повышался IgG после лечения и составил в среднем (1,28±0,24), что свидетельствует о нормализации этого показателя после лечения 4,92±0,31.

Содержание IgМ достоверно не изменялось, а лишь отмечалась тенденция к повышению после лечения.

Функциональная активность фагоцитов описана в следующей таблице 3.

Таблица 3

Показатели функциональной активности фагоцитов

Показатель

Дети до лечения с Исмигеном

n=20

Дети

после лечения Исмигеном

n=20

Дети, находившиеся на базисной терапии

до лечения n=12

Дети, находившиеся на базисной терапии

после лечения n=12

Активность фагоцитоза, (%)

52,17±0,48

 

61,37±1,34

Р1<0,05

53,35±1,33

 

53,19±1,4

-

Фагоцитарный индекс

4,01±0,01

 

5,04±0,04

Р1<0,05

4,28±0,05

 

6,02±0,07

-

НСТ-тест, активность (%)

6,21±1,01

 

9,26±1,03

Р1<0,05

8,89±1,65

 

7,14±1,3

-

НСТ-тест, активность, (%)

23,87±1,45

36,68±1,32

Р1<0,05

44,5±1,12

50,02±1,8

-

Лизоцим в крови, (%)

30,44±0,16

Р1<0,01

35,94±0,12

Р1<0,05

31,95±0,36

 

35,58±0,14

-

ЦИК, (ед)

35,45±1,56

-

36,74±2,12

-

36,87±2,01

 

36,4±2,1

-

Р – достоверные сведения отличий, выделенные при помощи характеристик Холмогорова – Смирнова, Вилкоксона.

Р1 – достоверные сведения отличий по определению к подгруппе детей до и после лечения.

При использовании «ИСМИГЕНА» в комплексном лечении получено достоверное повышение активности фагоцитоза, что составило 52,17±0,48 до лечения и 61,37±1,34 после лечения (Р1<0,05). Отмечено повышение уровня фагоцитарного индекса 4,01±0,01 против 5,04±0,04. Спонтанный НСТ-тест составил 6,21±1,01 и 9,26±1,03 после лечения. Стимулированный НСТ-тест был до лечения 23,87±1,45 и 36,68±1,32 после лечения. Соответственно отмечалось повышение активности лизоцима на фоне терапии: до 30,44±0,16, после 35,94±0,12. В показателях ЦИК достоверной разницы не было выявлено, отмечалась лишь тенденция к снижению.

При анализе показателей у детей, находившихся на базисной терапии, достоверной разницы не было выявлено, лишь отмечалась тенденция к повышению некоторых показателей после лечения.

В результате проведенного лечения отмечалось достоверное снижение симптомов аллергического ринита, что сопровождалось уменьшением симптомов данного заболевания в виде выделений из носа, чиханий и блокады носового дыхания. После проведенного лечения отмечалось улучшение состояния к 8 неделе лечения.

Заключение. В результате проведенной терапии иммуномодулирующим препаратом отмечалась высокая терапевтическая эффективность применения у детей. Мы предложили целесообразность применения препарата и для профилактики сезонного аллергического ринита.


Библиографическая ссылка

Касохов Т.Б., Цораева З.А., Туриева С.В., Павловская Л.В., Мазур А.И., Матиашвили Т.Д. НАРУШЕНИЕ ИММУННОГО СТАТУСА У ДЕТЕЙ С РЕСПИРАТОРНЫМИ АЛЛЕРГОЗАМИ И МЕТОДЫ ИММУНОКОРРЕКЦИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 5.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=27012 (дата обращения: 23.04.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252