Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

РОЛЬ NA+,K+,2CL– – КОТРАНСПОРТА В МЕХАНИЗМАХ ВАЗОКОНСТРИКТОРНОГО ДЕЙСТВИЯ СЕРОВОДОРОДА

Смаглий Л.В. 1
1 ГБОУ ВПО «Сибирский гос ударственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации
На деэндотелизированных сегментах аорты грудного отдела белых крыс и свежевыделенных гладкомышечных клетках того же объекта механографически и с использованием радионуклидных методов исследованы механизмы вазоконстрикторного действия донора сероводорода гидросульфида натрия. В низких концентрациях (до 100 мкМ) гидросульфид натрия вызывал увеличение механического напряжения предсокращенных в гиперкалиевом растворе сосудистых сегментов, которое устранялось ингибитором Na+, K+, 2Cl--котранспорта буметанидом, а в высоких (500 и 1000 мкМ) – расслабление. В концентрациях до 100 мкМ гидросульфид натрия стимулировал внутрь направленный буметанид-чувствительный транспорт К+ (86Rb) в изолированных гладкомышечных клетках. Полученные данные свидетельствуют о том, что констрикторное действие малых концентраций сероводорода на сосудистые сегменты обусловлено активацией Na+, K+, 2Cl- - котранспорта.
2Cl- - котранспорт
K+
Na+
сероводород
сосудистые гладкомышечные клетки
1. Баскаков М.Б. Влияние сероводорода на сократительную активность гладкомышечных клеток аорты крысы / М.Б. Баскаков, С.В. Гусакова, А.С. Желудева и др. // Бюллетень сибирской медицины. – 2010. – № 6. – С. 12-17.
2. Баскаков М.Б. Газовая атака, или Осторожно, газы! / М.Б. Баскаков, М.С. Юсубов // Бюллетень сибирской медицины. – 2010. - № 6. – С. 160-164.
3. Baskakov M. Mechanisms of regulation of gasotransmitters contractile activity of smooth muscles cells / M. Baskakov, S. Gusakova, A. Zheludeva, L. Smagly, S. Orlov // Journal of Hypertension. – V. 30. – P. 366.
4. Lim J.J. Vasoconstrictive effect of hydrogen sulfide involves downregulation of cAMP in vascular smooth muscle cells / J. J. Lim, Y. - H. Liu, E. S. Win Khin, J. - S. Bian // Am. J. Physiol. Cell. Physiol. – 2008. – 295. – P. 1261-1270.
5. Mustafa A.K. H2S signals through protein S-sulfhydration / A.K. Mustafa, M.M. Gadalla, N. Sen et al // Sci. Signal. - 2009. - V. 2. - ra72.
6. Orlov S.N. NKCC1 as a regulator of vascular tone and a novel target for antihypertensive therapeutics // American Journal of Physiology. – 2007. – V. 292. - № 5. – P. H2035-H2036.
7. Suematsu M. Quartet signal transducers in gas biology // Antioxid Redox Signal. – 2003. - 5(4). – P. 435-437.
8. Wang R. Two’s company, three’s a crowd: can H2S be the third endogenous gaseous transmitter? // FASEB J. – 2002. - 16. – P. 1792-1798.

Молекулы сероводорода, так же как молекулы оксида азота и оксида углерода, играют важную роль в трансляции биологических сигналов. Они обладают уникальными физико-химическими свойствами и проявляют свою биологическую активность через механизмы, принципиально отличные от других сигнальных молекул [7; 8]. Во-первых, внутриклеточная передача сигналов не связана с лиганд-рецепторным мембранным взаимодействием. Во-вторых, клеточные мембраны высокопроницаемы для этих молекул и могут легко передавать сигналы аутокринным, паракринным и юкстакринным способами. В-третьих, эти молекулы проявляют свою биологическую активность путем различных взаимодействий с макромолекулами, такими как ковалентное связывание газов простетическими металлокомплексами в рецепторных белках; не ковалентное связывание с регуляторными субъединицами белков; пространственная оккупация ближайшего окружения и пространств внутри структуры белка, что в совокупности препятствует доступу других газов в функционально критические белковые сайты.

Общепризнанным является расслабляющее действие сероводорода на кровеносные сосуды, однако дискуссионными остаются вопросы о мембранных и молекулярных мишенях, через которые реализуются такие эффекты. Большое число исследователей поддерживают версию о прямом влиянии этого газотрансмиттера на АТФ-чувствительные калиевые каналы. Расслабление сосудистых гладкомышечных клеток (СГМК) при действии сероводорода связывают с гиперполяризацией мембраны, опосредованной открыванием АТФ-чувствительных калиевых каналов благодаря их сульфгидрированию на С43 [5]. В нашей лаборатории была предложена схема такого сульфгидрирования [2]. Вместе с тем ранее нами была показана критическая роль потенциал-зависимых и Са2+-активируемых калиевых каналов малой и промежуточной проводимости в индуцированной сероводородом релаксации изолированных сегментов грудного отдела аорты крысы [3].

Однако нерешенным остается вопрос о возможности констрикторного действия сероводорода на гладкомышечные клетки сосудов и его вероятных механизмах. Впервые этот феномен был описан Lim J.J. [4], которая объяснила такое поведение СГМК угнетением аденилатциклазы. Вместе с тем в ее работе, а также в нашей лаборатории был выявлен ряд фактов, не укладывающихся в рамки данной гипотезы [1].

Ранее нами было показано вовлечение Na+, K+, 2Cl- - котранспорта в механизмы констрикторного действия фенилэфрина и ангиотензина II на СГМК. В настоящем исследовании мы изучили участие этого котранспорта в механизмах действия сероводорода на сократительную активность СГМК.

Материалы и методы

Метод механографии

Объектом исследования явились изолированные сегменты грудного отдела аорты беспородных белых крыс, которые являются традиционной моделью артериального сосуда мышечного типа. После выделения аорту помещали в физиологически сбалансированный солевой раствор Кребса, с помощью хирургических ножниц отпрепаровывали жировую и соединительную ткань и выделяли сегменты шириной 2-3 мм. Эндотелий удаляли механически, вращением деревянного манипулятора в просвете сегмента в течение 1 минуты непосредственно перед выполнением эксперимента.

Для исследования сократительной активности гладких мышц использовался метод механографии. После приготовления сегмент помещался в термостатируемую, аэрируемую камеру объемом 10 мл, заполненную физиологическим раствором Кребса, и фиксировался после предварительной нагрузки 500 мг.

Измерение механического напряжения СГМК проводили с помощью четырехканальной системы Myobath II и аппаратно-программного комплекса LAB-TRAX-4/16 (Германия), сигнал выводился на экран монитора компьютера.

Амплитуду контрольных (100%) сократительных ответов сосудистых сегментов на действие гиперкалиевого раствора (эквимолярное замещение 30 мM NaCl на KCl) регистрировали после 40-50 минут выдерживания в нормальном растворе Кребса.

Растворы готовились на основе дистиллированной воды добавлением соответствующих реактивов (ХЧ, «Реахим», Россия). Физиологический раствор Кребса содержал (в мM): 120.4 NaCl, 5.9 KCl, 2.5 CaCl2, 1.2 MgCl2, 5.5 глюкозы, 15 C4H11O3N [tris(oxymethyl)-aminometan] (316.4 мосМ). В растворах поддерживались значения рН 7,35—7,40 и температуры 37,0 ± 0,1 °С.

Радионуклидный метод

Для изучения внутрь направленного потока К+(86Rb+) как маркера активности NКСС мы использовали свежевыделенные СГМК аорты крысы, которые приобретали у Lonza (Walkersville, MD, США) и использовали в 3-8 пассажах. Активность Na+,K+,2Cl- -котранспорта была изучена как буметанид-чувствительный компонент входа 86Rb. Клетки высевали в 24-луночные планшеты, промывали два раза с 2 мл аликвоты среды А, содержащей 150 мМ NaCl и 10 мМ HEPES-трис-буфера (рН 7,4). Затем среду отсасывали и добавляли 0,25 мл раствора B, содержащего 140 мМ NaCl, 5 мМ KCl, 1 MgCl2 мм, 1 мм CaCl2, 5 мМ глюкозы, 20 мМ HEPES-трис (рН 7,4) и исследуемые соединения. Через 10 мин инкубации при 37 °С с 0,25 мл среды B, содержащей 1-2 mC/мл 86Rb ± буметанид в концентрации 20 мкM, поглощение изотопа была прекращено путем добавления 2 мл ледяной среды W, содержащей 100 мМ MgCl2 и 10 мМ HEPES-трис-буфера (рН 7,4). Клетки промывали 3 раза ледяной средой W и радиоактивность среды инкубации и клеточного лизата измеряли с помощью жидкостного сцинтилляционного анализатора. Скорость входа K+ (86Rb) (V, нмоль на мг белка за 10 мин) рассчитывалась как V = А/ аm, где А - радиоактивность образцов (сpm), а - радиоактивность K+(86Rb) в среде (сpm / нмоль) и m - содержание белка измеряли с помощью модифицированного метода Лоури [6].

Результаты и обсуждение

В качестве донора сероводорода использовали гидросудьфид натрия (NaHS). NaHS в концентрациях 5-1000мкМ не влиял на исходное механическое напряжение (МН) сосудистых сегментов, но в зависимости от концентрации изменял МН сосудистых гладких мышц, индуцированное гиперкалиевым (30 мМ КСl) раствором. Так, в концентрациях 5, 10, 50 и 100 мкМ NaHS увеличивал МН до 109.1±2.5%, 115.9±3.4% , 118.5±3.5%, и 127,5±5,7% (n=9, p<0.05) соответственно, от величины контрольного сокращения в гиперкалиевом растворе. Дальнейшее увеличение концентрации NaHS до 500 и 1000 мкМ приводило к расслаблению сосудистых сегментов, предсокращенных в гиперкалиевом растворе, до 64.9±7.5% и 48.3±5.0% (n=9, p<0.05) соответственно, от величины контрольного сокращения (рис. 1А).

АБ

Рис. 1. Влияние сероводорода на сокращение сосудистых гладкомышечных клеток, вызванное гиперкалиевым раствором, в отсутствии (А) и в присутствии (Б) буметанида (100 мкМ). По оси ординат – механическое напряжение (мН). По оси абсцисс – время (часы).

Добавление в инкубационный раствор 100 мкМ буметанида полностью устраняло констрикторное действие NaHS. Величина релаксирующего действия 500 NaHS в данных условиях достоверно увеличилась. МН сосудистого сегмента составило в этих условиях только 19,0±4,0% (n=5, p<0,05) от величины сокращения сегментов в гиперкалиевом растворе в присутствии только буметанида; добавление 1000 мкМ NaHS дополнительного изменения МН не вызывало (рис. 1Б).

При проведении прямых измерений внутрь направленного транспорта К+ (86Rb+) документирована достоверная активация NKCC при действии 50 и 100 мкМ NaHS (табл. 1).

Таблица 1

Влияние гидросульфида натрия на активность Na+, K+, 2Cl- - котранспорта

Добавки, мкМ

Активность Na+,K+,2Cl- - котранспорта, %

Нет (контроль)

100

NaSH, 5

111,0±11,0

NaSH, 10

127,0±8,0

NaSH, 50

146,0±7,0*

NaSH, 100

138,0±11,0*

NaSH, 500

101,0±9,0

Х±m, полученные в трех независимых экспериментах, выполненных в четырех пробах. Активность Na+,K+,2Cl- - котранспорта в отсутствии NaHS принята за 100%. * - p<0.05 в сравнении с контролем.

Заключение

Полученные результаты свидетельствуют в пользу предположения о том, что одним из молекулярных механизмов констрикторного действия низких концентраций сероводорода в условиях предсокращения сегментов аорты гиперкалиевым раствором является активация Na,+ K+,2Cl- - котранспорта в СГМК

В самом деле, сероводород активировал Na+, K+, 2Cl- - котранспорт в свежевыделенных из грудного отдела аорты крысы гладкомышечных клетках. Ингибитор этого котранспорта буметанид устранял констрикторное действие сероводорода на изолированные сегменты того же объекта. Можно допустить, что цепь молекулярных событий, включаемая сероводородом, вовлекает активацию Na+, K+, 2Cl- - котранспорта, увеличение электрохимического потенциала ионов хлора, усиление входящего хлорного тока, дополнительную деполяризацию мембраны СГМК и увеличение входа Са2+.

Таким образом, в наших исследованиях установлено наличие еще одной мишени для сероводорода - Na+, K+, 2Cl- - котранспорта, активация которого ведет к увеличению МН артериальных сосудов.

Исследование выполнено при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, соглашения № 8487 «Гипоксия как фактор регуляции транскриптома и сократительных свойств кровеносных сосудов» и № 16.512.11.2282 «Разработка технологических основ защиты клеток при гипоксии с использованием идентификации редокс-зависимых молекулярных мишеней управления ион-транспортирующими системами».

Рецензенты:

Носарев Алексей Валерьевич, доктор медицинских наук, профессор кафедры биофизики и функциональной диагностики ГБОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Томск.

Капилевич Леонид Владимирович, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой спортивно-оздоровительного туризма, спортивной физиологии и медицины, ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет», г. Томск.


Библиографическая ссылка

Смаглий Л.В. РОЛЬ NA+,K+,2CL– – КОТРАНСПОРТА В МЕХАНИЗМАХ ВАЗОКОНСТРИКТОРНОГО ДЕЙСТВИЯ СЕРОВОДОРОДА // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 2.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=8675 (дата обращения: 23.04.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252