Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

ВОЗРАСТНЫЕ МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ОРГАНОВ ЖЕНСКОЙ ПОЛОВОЙ СИСТЕМЫ

Алексеев Ю.Д. 1 Ивахина С.А. 1 Ефимов А.А. 1 Савенкова Е.Н. 1 Райкова К.А. 1
1 ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского Минздрава России»
На основе анализа данных отечественной и зарубежной научной литературы обобщены сведения о возрастных изменениях женской половой системы с морфологических позиций. Имеющаяся информация носит в основном обобщающий характер и освещает особенности изменений матки, яичников и маточных труб преимущественно с клинических позиций с выделением периодов полового созревания, репродуктивного и постменопаузального. Традиционно отмечается значение состояния артерий как обеспечивающих питание органов половой системы женщины. Отмечено недостаточное освещение вопросов, связанных с изменением количественных характеристик структурных составляющих женской половой системы и кровоснабжающих ее артерий в онтогенезе. Размерные характеристики микроморфологических составляющих тканей и органов в публикациях не представлены, что обусловливает актуальность выполнения работ морфологического профиля с применением микроморфометрических методов в этом направлении.
возраст
женская половая система
морфология
1. Алексеев Ю.Д. Комплексная общепатологическая и судебно-медицинская оценка структурных изменений некоторых желез внутренней секреции в определении возраста человека : автореф. дис. ... док. мед. наук. - Саратов, 1999. ― 31 с.
2. Бачалдин С.Л. Морфометрические и гистохимические особенности яичников новорожденных в зависимости от причин смерти : автореф. дис. ... канд. мед. наук. ― Владивосток, 1994. ― 18 с.
3. Богданова Е.А. Гинекология детей и подростков. - М. : Мед. информ. агентство, 2000. ― 330 с.
4. Богдашкин Н.Г., Тучкина И.А. Детская и подростковая гинекология: опыт и перспективы развития // Международный медицинский журнал. ― 1998. ― № 3. ― С. 59–62.
5. Буров В.В., Алексеев Ю.Д., Ефимов А.А., Савенкова Е.Н., Кулаева Л.В., Ивахина С.А. Изучение морфологических показателей женской молочной железы в разные возрастные периоды // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 1.; URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=11987.
6. Быков В.Л. Функциональная морфология эндокринной и половой систем : материалы лекций. ― СПб., 1993. ― 75 с.
7. Вихляева Е.М. Руководство по эндокринной гинекологии / под ред. Вихляевой Е.М. - М., 1997. ― 768 с.
8. Войцович А.Б. Возрастная клинико-морфологическая характеристика яичникового придатка : автореф. дис. ... канд. мед. наук. - Томск, 1998. ― 18 с.
9. Гайворонский И.В., Берлев И.В., Кузнецов С.В. Анатомические особенности маточной артерии и параметрального венозного сплетения // Вестник Росс. ВМА. ― 2007. ― ― 1 (17). ― С. 53–59.
10. Гайворонский И.В., Ничипорук Г.И. Анатомия мочеполовой системы. – СПб., 2006. ― 48 с.
11. Грачева Г.Г. Клинические и топографо-анатомические аспекты интрафасциальной экстирпации матки : автореф. дис. ... канд. мед. наук. ― М., 2001. ― 21 с.
12. Ефимов А.А., Савенкова Е.Н. Судебно-медицинская оценка возрастных изменений аорты и парных крупных артерий // Саратовский научно-медицинский журнал. ― 2015. ― Т. 11. ― № 2. ― С. 118–122.
13. Использование количественных инволютивных показателей кожи при определении возраста человека / Е.Н. Савенкова [и др.] // Вестник Тамбовского университета. Серия: Естественные и технические науки. ― 2015. ― Т. 20. ― № 4. ― С. 824–827.
14. Квилидзе В.Е. Морфофункциональные особенности яичников в процессе старения организма : автореф. дис. ... канд. мед. наук. ― М., 1980. ― 21 с.
15. Количественная оценка возрастных изменений морфологических показателей крупных артерий / А.А. Ефимов [и др.] // Вестник Тамбовского университета. Серия: Естественные и технические науки. ― 2013. ― Т. 18. ― № 1. ― С. 350–352.
16. Кох Л.И., Суходоло И.В., Войцович А.Б. Возрастная морфология яичникового придатка // Сибирский медицинский университет: Морфология. ― 2002. ― № 4. ― С. 61–63.
17. Лойт А.А., Каюков А.В., Паншин А.А. Хирургическая анатомия груди, живота, таза. - СПб. : Питер, 2006. ― 352 с.
18. Мамедова Л.Т. Рак шейки матки у женщин пожилого и старческого возраста : автореф. дис. ... канд. мед. наук. ― М., 2001. ― 21 с.
19. Морфологические показатели биологического возраста / Ю.Д. Алексеев [и др.]. - М. : РМАПО, 2002. ― С. 44–48.
20. Обухова Ю.Д. Морфология яичников в различные периоды онтогенеза. Обзор литературы // Вестник новых медицинских технологий [Оренбург]. - 2010. ― Т. 17. ― № 2. ― С. 301–305.
21. Определение возраста по морфологической структуре внутренних органов и мягких тканей / Ю.Д. Алексеев [и др.] // Саратовский научно-медицинский журнал. ― 2006. ― Т. 2. ― № 3. ― С. 3–8.
22. Павлов А.В. Возрастная динамика основных структурных компонентов семенников человека в оценке биологического возраста : автореф. дис. ... канд. мед. наук. ― Саратов, 1999. ― 20 с.
23. Паращук Ю.С. Бесплодие в браке. – Киев : Здоровье, 1994. ― 208 с.
24. Савенкова Е.Н., Ефимов А.А. Количественные морфологические маркеры возрастных изменений кожи человека. ― Саратов : Изд-во Сарат. гос. мед. ун-та, 2013. – 124 с.
25. Сократимость кожи как показатель биологического возраста человека / Е.Н. Савенкова [и др.] // Судебная экспертиза. ― 2006. ― № 1. ― С. 90–93.
26. Соколов В.В., Каплунова О.А., Санькова И.В. Возрастные особенности артерии матки // Морфология. ― 1999. ― № 4. - С. 33–38.
27. Структурные основы генеративной и эндокринной функции яичников в норме и патологии / Г.Б. Ковальский [и др.]. – СПб., 1996. ― С. 176–182.
28. Albert A.M. The use of vertebral ring epiphyseal union for age estimation in two cases of unknown identity // Forensisc Sci Int. – 1998. - OCT 12, 97 (1). - Р. 11–20.
29. Bao В., Garverick H.A. // J. Anim. Sci. - 1998. - Vol. 76, № 1. - P. 1903–1921.
30. Mathis J. Das Epoophoron - ein innersekretorisches // Organ. Wien. Klin. Wschr. ― 1932. ― № 42. ― Р. 1284–1286.
31. Shoell W.M.J., Janicek M.F., Mirhashemi R. Epidemiology and biology of cervical cancer. // Seminars in Surgical Oncology. ― 1999. ― V. 16. - P. 203–211.

Интерес исследователей проблемы старения человека в возрастной антропологии к изменениям органов и тканей в онтогенезе, определяющим развитие процессов инволюции, не уменьшается как с фундаментальных позиций, так и в прикладном плане. В морфологических исследованиях этого вопроса можно констатировать завершение этапа перехода с «описательных» исследований, основанных на анализе качественных признаков, на работы, где материал представлен количественными критериями с адекватными методами математической обработки.

Внутренние органы и мягкие ткани, как возможные объекты для определения возрастной изменчивости, длительное время критически оценивались многими исследователями. Однако широкое внедрение микрометрических (количественных) методик в исследования морфологического профиля позволило определить значимые признаки структурных компонентов внутренних органов, выраженные в цифровом эквиваленте, которые объективно отображают изменения, происходящие с увеличением количества прожитых лет.

На новый уровень в последние годы выходит математическое программное моделирование патологических процессов на клеточном и молекулярном уровнях. Это определяет необходимость обозначения интервальных значений размерных характеристик клеточных и других структурных составляющих внутренних органов.

Установление количественных возрастных характеристик структурных компонентов внутренних органов имеет значение для правильного определения и трактовки понятия «возрастная норма» при анализе морфологических критериев патологических процессов.

В публикациях представлены результаты новаторских с этой точки зрения работ по изучению возрастных изменений кожи, артериальной системы, простаты, яичек, щитовидной железы, почек и молочной железы [1; 5; 12; 13; 15; 19-22; 24; 25]. Авторами этих работ была доказана возможность установления возраста индивидуума по показателям инволюции внутренних органов и мягких тканей человека.

Возрастная морфологическая инволюция женских половых органов                                                                                среди прочих других, по данным литературы, представлена крайне скудно. В публикациях имеются отдельные работы, касающиеся анатомии мочеполовой системы, артериальной системы и параметрального венозного сплетения матки, эндокринной функции яичников, их морфометрических и гистохимических особенностей [3; 4; 6; 9; 23]. В ряде работ рассматриваются процессы старения женских половых органов с позиций функциональных изменений под влиянием гормонов [7; 27]. Но в имеющихся публикациях отсутствуют сообщения об изучении возрастных морфологических изменений женской половой системы с позиций количественного анализа.

Основными компонентами женской половой системы являются матка, маточные трубы и яичники, в возрастной перестройке которых значительную роль играют изменения питающих их артериальных сосудов.

К моменту родов матка новорожденных достигает длины до 38 мм, в дальнейшем несколько уменьшается за счет снижения уровня эстрогенных гормонов. C момента рождения и до года жизни, параллельно с постепенным уменьшением толщины стенки тела матки и размеров миоцитов, сокращается площадь, занятая основным веществом, увеличивается относительное количество волокнистых структур. В 4–7 лет и далее в 12–15 лет стенка матки утолщается, увеличивается площадь, занятая основным веществом, уменьшается относительное количество волокнистых структур. У взрослой женщины длина матки в среднем составляет около 7–8 см, ширина – 4 см, толщина – 2–3 см. Масса матки у нерожавших женщин колеблется от 40 до 50 г, а у рожавших увеличивается до 80–90 г. Объем полости матки составляет 4–6 см3. В возрастном периоде 16–47 лет зоны стромы матки приобретают типичное строение. В 48–55 лет стенка тела матки истончается, в первой зоне увеличивается количество эластических волокон; во второй, третьей и четвертой зонах также увеличивается количество эластических и коллагеновых волокон; в пятой зоне – только коллагеновых и в шестой зоне – ретикулярных волокон. В 75–90 лет возникает старческая атрофия матки, которая сопровождается уменьшением (до 2,5%) площади, занятой основным веществом, уменьшением количества (до 29,4%) коллагеновых волокон во всех зонах стромы миометрия [9; 11; 17].

Значительные изменения, происходящие в матке, связывают с наступлением менопаузы, когда в течение первых 2–5 лет наиболее выражена интенсивность атрофических процессов в миометрии, за счет которых объем матки уменьшается до 35%. Атрофируется также и эндометриальный слой, который после менопаузы не подвергается циклическим изменениям. В результате инволюционной атрофии слоев матки происходит уменьшение размеров ее полости, как продольного, так и поперечного [8; 11]. По истечении 20 лет постменопаузального периода размеры матки перестают изменяться.

Слизистая оболочка (эндометрий) представлена цилиндрическим эпителием и подвергается циклическим изменениям. Среди клеток слизистой оболочки (эпителиоцитов) различают секреторные и реснитчатые клетки. В собственном слое находятся маточные железы (крипты). Поверхностный утолщенный слой слизистой оболочки, называемый функциональным, подвергается изменениям под действием овариальных гормонов. Глубже расположенный слой содержит донышки маточных желез и интерстициальные клетки, вырабатывающие гепарин и другие гормоны.

С возрастом в эндометрии уменьшается относительное содержание артериальных сосудов. Количество эпителиальной ткани увеличивается с юношеского до II зрелого возраста с последующим уменьшением этого показателя в пожилом возрасте.

У девочек, не достигших половой зрелости, шейка матки имеет коническую форму, такая же форма может наблюдаться и у инфантильных женщин. У женщин детородного возраста форма шейки матки, как правило, цилиндрическая, канал ее веретенообразной формы длиной от наружного зева до перешейка не более 4 см, наружный зев круглый или в виде поперечной щели [11].

Атрофические изменения шейки матки, развивающиеся при ухудшении трофики на фоне снижения микроциркуляции рассматриваются как результат возрастного дефицита эстрогенов. У 88% пациенток наблюдались атрофические изменения диффузного характера, у 12% – очагового. Кроме этого, атрофические изменения могут сочетаться с воспалительной реакцией экзоцервикса – атрофическим неспецифическим экзоцервицитом (70% пациенток). Основным отличием этого процесса от воспаления шейки матки у женщин репродуктивного возраста является отсутствие отека и гиперемии, неравномерное истончение слизистой оболочки с легко повреждающимися сосудами подэпителиального слоя [3; 4; 23].

От возраста женщин также зависит локализация процесса дисплазии шейки матки. Для женщин молодого возраста наиболее типичной локализацией является влагалищная часть шейки матки, с возрастом отмечается тенденция к перемещению на эндоцервикс. Максимальное число эпителиальных дисплазий на фоне эктопии наблюдается в возрасте 36–45 лет (8,5%). По данным многоцентровых эпидемиологических исследований, максимальное количество поражений шейки матки инфекционного характера приходится на 18–30 лет, а пик дисплазии и преинвазивного рака – на 30–39 лет [18; 31].

Возрастные изменения маточных (фаллопиевых) труб проявляются утолщением их стенок, уменьшением извитости, расширением просвета и увеличением содержания коллагена, которое ускоряется после 45 лет [9].

В процессе онтогенеза наблюдается как возрастная перестройка самих яичников, так и их придатков (эпоофорона). Яичник – это парный орган, который выполняет в организме женщины эндокринную функцию, продуцируя половые гормоны, и репродуктивную, являясь источником образования и формирования яйцеклеток. К концу эмбрионального периода онтогенеза структура яичников плода практически аналогична структуре яичников взрослой женщины. Формирование большинства основных структурных компонентов яичников происходит во время эмбриогенеза, в частности закладка количества фолликулов завершается к моменту родов, в постнатальном периоде неофолликулогенез не происходит [2].

С периода новорожденности до начала половой зрелости поверхность яичников гладкая, в последующем, на протяжении репродуктивного периода, их поверхность становится неровной, бугристой. В старческом возрасте извилины на поверхности яичников становятся глубокими бороздами [7; 14].

В начале полового созревания яичники у девочек становятся больших размеров: длина их от 3 до 3,5 см, ширина – от 1,5 до 2 см, толщина – от 1 до 1,5 см. Значительна разница в массе яичника: у новорожденных она составляет 0,3–0,4 г, у девочек в период менархе увеличивается в 13–20 раз. В возрасте старше 20 лет значительных изменений размеров и массы яичников не наблюдается: длина их в среднем составляет 4,0–4,5 – 2,0–2,5 см (с поперечным размером 1,0–2,0 см), масса – около 6,0–7,5 г. На протяжении репродуктивного периода женщины яичники имеют размер 4,0–2,5–1,5 см. В старости функционирование яичников прекращается, и они снова становятся маленькими, в среднем 2,0×1,0×0,5 см; масса их колеблется от 1 до 2 г [20; 29].

У женщин репродуктивного возраста в яичниках хорошо различимо корковое и мозговое вещество, как макроскопически, так и микроскопически [16; 27]. Корковое вещество представлено клетками веретеновидной формы, расположенными близко друг к другу, похожими на набухшие фибробласты, и коллагеновой стромой, содержащей относительно мало клеток. Мозговое вещество яичников представлено рыхлой соединительной тканью. Основная структурно-функциональная единица яичников – фолликулы располагаются во внутренней зоне коркового вещества. Фолликулы подразделяются на примордиальные, первичные (преполостные), вторичные (полостные) и третичные: зрелые, преовуляторные, граафовы [27]. В репродуктивный период фолликулы расположены в строме коркового вещества, примордиальные локализованы по периферии, а зреющие – в более глубокой зоне. С возрастом, начиная с периода полового созревания и на протяжении всего репродуктивного возраста, происходит непрерывное увеличение толщины коркового слоя, с наступлением менопаузы начинается его постепенное истончение. Обратно пропорционально изменяется толщина мозгового вещества: наименьшая его толщина отмечается в период новорожденности, а наибольшая – в старости. У зрелых женщин в корковом веществе яичников содержится множество желтых тел разной степени зрелости и белых тел, представляющих собой рубчики на месте инволюции желтых тел [20].

В возрасте после 20 лет в корковом веществе яичников отмечается очаговое разрастание коллагеновых волокон, к 30 годам начинается постепенный фиброз стромы коркового вещества, отмечается образование компенсаторных сосудистых локусов. В 50–60-летнем возрасте поверхность яичников становится крупнобугристой, белочная оболочка утолщается, отмечается склероз стромы, малое количество разных форм фолликулов, фиброзные и белые тела становятся многочисленными, в мозговом веществе начинает превалировать грубоволокнистая соединительная ткань с возможным развитием очагового гиалиноза его стромы, формируется разной выраженности склероз сосудов. В более старшем возрасте в результате полной атрофии яичники превращаются в плоские фиброзные пластинки [6].    

В течение всего периода онтогенеза увеличивается диаметр сосудов коркового и мозгового вещества яичников, что сопровождается утолщением их стенки и увеличением просвета. Гиалиноз артерий, считающийся основным морфологическим признаком инволюции гонад, может отмечаться уже в репродуктивном возрасте. С возрастом наблюдается уменьшение соотношения диаметров сосудов коркового и мозгового вещества яичников, поскольку в пожилом и старческом возрасте из-за склеротических изменений и запустевания просветов сосудов ослабляется кровоснабжение коркового вещества и происходит уменьшение его толщины [10].

В придатке яичника (эпоофроне) после рождения и в течение онтогенеза происходит уменьшение удельной площади канальцев с уменьшением толщины их мышечных стенок и высоты выстилающего их эпителия. У новорожденных ширина эпоофорона в среднем составляет 8,25±0,68 мм, высота – 7,0±0,83 мм, косой размер – 9,83±0,75 мм. У женщин репродуктивного возраста размеры эпоофорона более чем в 2 раза превышают размеры яичникового придатка новорожденных [8]. Объем эпоофорона у женщин фертильного возраста в 4 раза больше, чем у новорожденных. У новорожденных соотношение объемов яичника и эпоофорона составляет 1,19, у женщин репродуктивного возраста – 20,88 [8; 30]. По данным J. Mathis, наибольшего развития эпоофорон достигает в период половой зрелости, строение его изменяется в зависимости от периода менструального цикла, а в старости яичниковый придаток подвергается атрофии [30].

В возрастной морфологии, и в частности в возрастной морфологии женской половой системы, одной из наиболее важных составляющих являются изменения сосудов, рассматривающиеся как один из главных механизмов и проявлений старения, приводящий к ухудшению кровоснабжения органов и тканей [26; 28]. Наиболее известна роль возрастных изменений в развитии артерио- и атеросклероза, поскольку с возрастом происходит увеличение площади атеросклеротических поражений.

Согласно работам И.В. Гайворонского с соавт., изменения маточной артерии зависят не только от возраста, но и от функционального состояния матки, проявляются изменением архитектоники, извитости и диаметра просвета. У большинства пожилых женщин маточная артерия атрофируется, в последующем происходит ее облитерация, а кровоснабжение матки берет на себя ветви яичниковой артерии посредством анастомозов. У рожавших женщин венозные сосуды расширяются, становятся более извитыми, а параметральное венозное сплетение является более выраженным, особенно во 2-м зрелом и пожилом возрастах [10].

Таким образом, несмотря на значительное количество работ, посвященных изучению органов женской половой системы в разные возрастные периоды, на наш взгляд, количественные морфологические структурные составляющие матки, яичников и маточных труб изучены недостаточно. Размерные характеристики микроморфологических составляющих тканей и органов в публикациях не представлены, что обусловливает актуальность выполнения работ морфологического профиля с применением микроморфометрических методов в этом направлении.


Библиографическая ссылка

Алексеев Ю.Д., Ивахина С.А., Ефимов А.А., Савенкова Е.Н., Райкова К.А. ВОЗРАСТНЫЕ МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ОРГАНОВ ЖЕНСКОЙ ПОЛОВОЙ СИСТЕМЫ // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 4.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=24951 (дата обращения: 04.08.2021).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074