Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

БЫТОВАНИЕ ОБРЯДОВОГО ФОЛЬКЛОРА В СРЕДЕ ЭВЕНКОВ БАССЕЙНА Р. ОЛЁКМА.

Габышева Т.П. 1
1 ГОБУ «Мирнинский индустриальный колледж»
Жанровое многообразие и бытование фольклора зависит от ряда объективных факторов, в числе которых важнейшим является сохранение традиционной среды и образа жизни этноса. Данная статья посвящена анализу бытования обрядового фольклора эвенков в современных условиях на примере локальной группы эвенков бассейна р. Олёкма. Процессы глобализации, промышленного освоения, влияние других этнических культур негативно сказались на степени сохранности и бытования фольклора в среде эвенков. Вместе с тем обрядовый мировоззренческий фольклор продолжает функционировать в среде эвенков, ведущих кочевой образ жизни. Функционирующие формы и жанры фольклора разнообразны, но в той или иной степени взаимосвязаны с традиционным мировоззрением, свойственному рассматриваемому этносу. Исследование демонстрирует общее состояние фольклора эвенков на примере локальной группы. Результаты работы в целом позволяют представить степень сохранности и функционирования фольклора, характерную для большинства коренных малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока.
традиционное мировоззрение.
локальная группа
обрядовый фольклор
эвенки
1. Архив библиотеки Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН (АБИГИИПМНС). – Ед. хр. 246.
2. Варламова Г.И. Эпические и обрядовые жанры эвенкийского фольклора. – Новосибирск : Наука, 2002. – 376 с.
3. Василевич Г.М. Эвенки. Историко-этнографические очерки (XVIII – начало ХХ в.). – Л. : Наука, 1969. – 304 с.
4. Материалы по эвенкийскому (тунгусскому) фольклору / сост. Г.М. Василевич. – Л. : Изд-во ин-та народов Севера ЦИК СССР им. П.Г. Смидовича, 1936. – 290 с.
5. Словарь научной и народной терминологии. Восточно-славянский фольклор. – Минск : Наука и техника, 1993. – 480 с.
Введение

Как известно, жанровое многообразие и бытование фольклора зависит от ряда объективных факторов, в числе которых важнейшим является сохранение традиционной среды и образа жизни этноса. Процессы глобализации, промышленного освоения, влияние других этнических культур существенно сказались на степени сохранности и бытовании фольклора эвенков. Вместе с тем обрядовый фольклор продолжает функционировать, и его жизнь в современных условиях тесно взаимосвязана с традиционным образом жизни. Данное исследование призвано дать оценку формам и степени функционирования обрядового фольклора на примере локальной группы эвенков Олёкмы.

Согласно определению, принятому в фольклористике, бытование - это включенность фольклорных произведений в повседневный быт населения, их естественная жизнь в определенном регионе, в этносоциальных, профессиональных и других группах людей [5, с. 275]. Наиболее включенным в повседневную жизнь эвенков Олёкмы является обрядовый фольклор, основанный большей частью на древнем культе природы-матери и других традиционных верованиях эвенков. Функционирование обрядового фольклора напрямую зависит от сохранности традиционного мировоззрения в современной эвенкийской среде. Бытование же традиционных эвенкийских верований и обрядов в свою очередь напрямую связано с традиционными видами производства - охотой и оленеводством.

Для олёкминских эвенков охота и оленеводство являются главными видами деятельности, как и прежде. Еще в конце 1990-х годов были созданы общины эвенков, где люди большей частью объединены по признакам родства. Конечно, определенная часть эвенков живет в поселке, работая в различных социальных учреждениях села (администрации, образовательных и социальных учреждениях), но при этом преобладающая часть «поселковых» мужчин занимается любительской охотой.

Выработанные веками взаимоотношения с природой составили систему права, традиций и морали, отраженную в нравственно-этических законах, объединенных терминами Иты (правила) и Одё (запреты). Устное наследие эвенков включает в себя не только известные жанры фольклора, но и многие культурные тексты, обучающие жизни в природе, жизни в своем социальном родовом и племенном обществе. Эвенкийские ритуалы являют собой своеобразное отражение опыта жизни в природе, которая для эвенков является и родным домом, и землей, и матерью-божеством Буга (букв.: Вселенная, Небо-мать, Мир).

Общая характеристика обрядовому фольклору эвенков дана в монографии тунгусоведа Г.И. Варламовой «Эпические и обрядовые жанры эвенкийского фольклора» [2]. Это первое большое научное исследование, посвященное обрядовому фольклору эвенков. Исследователь выделяет следующие жанры обрядового фольклора.

1.  Алга (алгавка) - заклинания в виде кратких и более распространен­ных формул. Заклинания алга могут как проговариваться, так и петься, принимая форму поющихся благопожеланий. В диалектных вариантах эвенков Хабаровского края алга (алгавка) заменяется терминами хиргэчин, хиргэ.

2.  Шаманское пение (песни) дярин (дяр).

3.  Песни, сопровождающие круговые хороводные танцы, запевы которых у эвенков очень разнообразны. По запевным словам хороводных песен именуются у эвенков и сами хороводы (Дэвэ, Ёхор, Гэсугур, Дялер, Осорай и т.д.).

Обрядовый фольклор олёкминских эвенков мало отличается от обрядового фольклора других эвенков. К жанру алга относятся обращения к духам-хозяевам рек, горных перевалов, местности и к небу Буга. Обращения эти обычно содержат просьбу о содействии успешному промыслу или благополучному пути. Подобные заклинательные формулы-просьбы кратки и к ним чаще при­меним термин алгавка. Все эти тексты объединяются общими признаками: в них выражена суть просьбы, просьба имеет конкретного адресата. В алгавка бывает выражена только основная мысль: «Бугакакун, нехукэл! - Небушко Буга, подари!»; «Энекэн Того, бэлэкэл! - Матушка Огонь, помоги!». Наряду со словесными обращениями термином алга называют и поющиеся заклинания, просьбы, благопожелания. До настоящего времени в среде олёкминских эвенков сохраняется распространенный эвенкийский обряд улганни - обращение к духам местности с привязыванием даров - отрезов материи. Отрезы материи в данном случае ассоциируются не только с символом дарения, но и с судьбами людей: «обряд улганни по своей сути является не простым дарением и жертвой в виде полосок-ленточек, а его глубинный смысл связан с укреплением души-судьбы человека, нити жизни через деревья и травы» [2, с. 138].

В среде эвенков Олёкмы, ведущих традиционный образ жизни, наиболее живучи обряды, связанные с кочевым бытом, охотой и оленеводством. Эвенки, живущие в тайге в оленеводческих стадах или занимающиеся охотой, соблюдают все основные эвенкийские обряды, обереги и запреты. Именно в этой хозяйственной среде полноценно живет обрядовый фольклор. Олёкминские эвенки в своем подавляющем большинстве соблюдают традиционные нормы поведения в тайге, выработанные в процессе жизнедеятельности этноса. В таежной среде строго выполняются все запреты одё - правила поведения эвенков. К примеру, в форме запретов распространены следующие правила поведения:

- не кричи без надобности в тайге, не шуми лишний раз;

- не свисти без причины;

- нельзя бросать поперек дороги палку и др.

Из бытовых повседневных обрядов в среде эвенков Олёкмы соблюдаются традиционные обереги и запреты, связанные с огнем:

- относись к огню уважительно;

- обращаясь к духу огня Энекан-Того (бабушка Огня), угощай его;

- не бросай в огонь кости и др.

При помощи огня совершаются многие обряды, через огонь эвенки обращаются к разным духам. Сам огонь представляется эвенками в виде седой старушки Энекан Того (Бабушка Огня). С представлениями об огне связаны сюжеты многих фольклорных повествований эвенков, в т.ч. эвенков рассматриваемой нами группы. Как правило, сюжет такого повествования строится на случае, происходящем с кем-либо из эвенков, когда тот нарушает запреты по отношению к огню. После этого огонь перестает разжигаться и человека без огня погибает. Иногда человека, нарушившего правила, спасают другие люди, обязательно указывая при этом на его ошибку. Приведем пример: «Мужчина лыжи делал. Скобель, сверло сжег. Он рассердился, в огонь выстрелил. Заснул, огонь погас. Утром не мог зажечь огонь...» [4, с. 156]. Такие мифы чаще всего заканчиваются поучительно - «с огнем так поступать нельзя».

Так же как и у других групп эвенков, занимающихся традиционным хозяйством, эвенки Олёкмы соблюдают все основные производственные (охотничьи и оленеводческие) запреты и правила. Из охотничьих правил наиболее строго соблюдаются правила и выполняются обряды, связанные с медведем. Наиболее распространенным запретом по отношению к медведю является хвастовство. Не разрешается говорить: «Не боюсь медведя». Считается, если охотник позволит себе так сказать, то медведь услышит эти хвастливые слова и постарается отомстить. Медведя принято называть иносказательно - «дедушка», «бабушка» (про медведицу) и др. Когда собираются на охоту, эвенки стараются выражать свои мысли иносказательно, чтобы медведь не услышал разговоры о себе. Добыв медведя, олёкминские эвенки разделывают его по суставам только ножом (не используя ни топор, ни что-либо другое), произносят следующее: «Это не мы тебя, дедушка, тревожим, а муравьи кусают тебя». Когда едят мясо, говорят: «Кук», подражая ворону, давая понять тем самым медведю, что его убили вороны. Охота на медведя и все последующие обрядовые действия вместе напоминают своеобразную театральную постановку, в которой роли и порядок действий должен соблюдаться неукоснительно. Как и ранее, эвенки Олёкмы соблюдают правила захоронения останков медведя - делают специальный лабаз, куда складывают череп и кости добытого зверя.

Из других охотничьих обрядов олёкминских эвенков можно выделить обряды, связанные с основными объектами охоты - лосем и соболем. Убивая лося, также не используют для разделки топор, обходясь только ножом. Считается, что нельзя проливать на землю кровь зверя и т.д. Собираясь на охоту, угощают огонь, обращаясь к Буга (Небо), с просьбой послать удачу, говоря: «Бэюнэ букэл! - Зверя пошли!» или «Такого же пошли!» [3, с. 235].

Не менее живучи обряды, связанные с соболем, который вплоть до настоящего времени остается важнейшим объектом охоты. Добывая соболя, нужно покапать в огонь его жир, благодаря за удачу в промысле. Тушку соболя после снятия шкурки сворачивают таким образом, чтобы хвост попал в пасть зверька, и вместе с древесными стружками прячут в дупло или другое укромное место.

У эвенков Олёкмы, содержащих оленей, сохранились и бытуют практически все распространенные эвенкийские обряды, связанные с оленем. В каждом стаде есть олень-сэвэк, имеющий связь с потусторонним миром и призванный сохранять поголовье. Такого оленя не используют для езды, на него можно грузить только семейные и родовые фетиши - амулеты и предметы для выполнения обрядов. У оленей, наиболее важных в структуре стада, собирают подшейный волос и хранят в одном месте. Считается, что это также помогает сохранить поголовье, предохраняет от потерь. Когда у отелившейся важенки пропадает молоко, ее обычно окуривают дымом багульника.

Бытование обрядового фольклора в среде эвенков Олёкмы существенно поддерживают народные праздники. Современный праздник Бакалдын (Икэнивкэ) представляет собой встречу эвенкийского Нового года. Проводят его обычно в мае, после рождения оленят. Важной структурной частью праздника является проведение коллективных обрядов. Традиционно празднование начинается с обряда Чичипкавун - обряда очищения. Для этого обряда изготавливается специальный идол Чичипкан - расщепленное дерево (лиственница) с вырезанным изображением лица и закрепленным подобием рук (поперечная жердь). Во время обряда люди проходят сквозь ворота-расщеп, окуриваясь дымом багульника. Считается, что этим обрядом эвенки могут очистить себя, избавляясь от всего негативного, накопившегося за предыдущий год. Важнейшим коллективным обрядом на современном празднике Бакалдын является обряд добывания удачи - Сингкэлэвун. Ранее этот обряд был направлен на добывание «охотничьей удачи» [3, с. 238-239]. В настоящее время обряд Сингкэлэвун в большей степени направлен на добывание «жизненной удачи». Современный Сингкэлэвун проводится во время весеннего праздника Бакалдын после проведения обряда Чичипкавун. В целом современный обряд Сингкэлавун структурно схож с традиционным обрядом, проводившимся эвенками ранее. На месте для обрядов заранее устанавливаются декорации - изготовленного из тальника лося. После прохождения через идол-Чичипкан все присутствующие становятся зрителями небольшой имитации охоты - несколько охотников с луками имитируют скрадывание зверя и стреляют из луков в «лося». Затем тушу добытого лося «разделывают», складывают части «туши» на построенный рядом лабаз. Считается, что этим действием эвенки добывают душу зверя, символизирующую удачу эвенков в предстоящем году.

Другой важный коллективный обряд, ставший непременной составной частью праздника - обряд Еллувка. Во время этого обряда происходит причащение детей к родовому огню - лоб, щеки и подбородок детей мажутся золой от общего костра. Ранее данный обряд проводился внутри семьи или рода, а в настоящее время вышел за эти рамки и стал общеэвенкийским. Кроме этого, проводится важный коллективный обряд - обращение к духу местности с разрешением о проведении праздника и прошением благополучия. Эвенки рассматриваемой группы обычно обращаются к духу реки Тяня, угощая ее пищей.

Важной составляющей праздника Бакалдын является исполнение хороводных запевов. Хороводные запевы эвенков в значительной степени являются ритуальным действием. По сведениям самих исполнителей, наиболее древним и тесно связанным с ритуалом является запев «Дэвэ». У эвенков Олекмы до конца XX в. сохранялся наиболее древний тип запева «Дэвэ». В 1984 г. такой запев олекминских эвенков был записан Г.И. Варламовой от шаманки М.П. Кульбертиновой - уроженки Олекмы [1].

Перечисленные выше проявления обрядового фольклора составляют основу бытования фольклора не только среди эвенков рассматриваемой локальной группы, но и у других групп эвенков. Таким образом, бытование эвенкийского фольклора у эвенков Олёкмы поддерживается в среде людей, ведущих традиционный кочевой образ жизни. Именно в этой среде соблюдаются обычаи, запреты и другие законы эвенкийской жизни. Обрядовый фольклор остается востребованным в силу своей вовлеченности в повседневную жизнь. Формы обрядового фольклора разнообразны и, кроме непосредственно ритуала, включают сочетание ритуального действия с повествовательным и музыкальным фольклором, а также традиционные коллективные действия и календарные события.

Рецензенты:

Варламова Галина Ивановна, доктор филологических наук, заведующий сектором эвенкийской филологии Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, г. Якутск.

Варламов Александр Николаевич, доктор филологических наук, старший научный сотрудник сектора эвенкийской филологии Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, г. Якутск.


Библиографическая ссылка

Габышева Т.П. БЫТОВАНИЕ ОБРЯДОВОГО ФОЛЬКЛОРА В СРЕДЕ ЭВЕНКОВ БАССЕЙНА Р. ОЛЁКМА. // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 6.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=7687 (дата обращения: 23.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074