Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

ФОНЕМАТИКА АНГЛИЙСКОГО И МАРИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Пронникова Н.В. 1 Куклин А.Н. 1
1 ФГБОУ ВПО «Марийский государственный университет»
В статье рассматривается состав фонем марийского и английского языков. Фонема – от греческого phonema – звук, изучает фонемы – единицы языка, с помощью которых различаются и отождествляются морфемы и тем самым слова. Понятие фонемы связано с лингвистическим толкованием звуков, то есть с тем, что звуки речи служат для выражения и передачи другим лицам того или иного смысла. В языке есть бесчисленное множество звуков, но фонем, как известно, встречается определенное количество. В марийском литературном языке, созданном на базе лугового наречия, наличествует 36 фонем. В современном литературном английском языке 44 фонемы. Но фонем вне звучания не существует, и нет звуков вне фонем. Каждый звук речи есть фонема, и он является оттенком той или иной фонемы, так как каждая фонема существует в виде звуков. Когда говорят о звуках речи, их количестве, то, конечно же, под звуком имеют в виду фонему. Однако понятия «звук» и «фонема» не тождественны. Фонемы, как правило, выполняют дистинктивную функцию, они служат для выражения и передачи другим лицам того или иного смысла лексической единицы.
фонематика.
язык
фонема
звук
фонетика
1. Аракин В. Д. Сравнительная типология английского и русского языков: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. «Иностр. язык» – 2-е изд. – М.: Просвещение, 1989. – 254 с.
2. Васильев В. М. (Ўпымарий). Марий мутэр. Тўрлќ вэрэ илышэ марийын мутшым таѓастарэн нэргэлымэ кнага (Сравнительный словарь наречий марийского языка). – М., 1926 (на обложке: 1928). – 347 с.
3. Галкин И. С. Краткие итоги диалектологической экспедиции МарНИИ 1959 г. // Вопросы языка, литературы и фольклора. Тр., вып. ХV. – Йошкар-Ола, 1961. – С.155-169.
4. Иванов И. Г., Тужаров Г. М. Словарь северо-западного наречия марийского языка. – Йошкар-Ола, 1971. – 304 с.
5. Исанбаев Н. И. Говор елабужских мари // Вопросы диалектологии и истории марийского языка. Тр., вып. ХVШ. – Йошкар-Ола, 1964. – С. 61 – 105.
6. Исанбаев Н. И. Из наблюдений над фонетикой говора мензелинских мари // Вопросы марийского языкознания. Вып. 1. – Йошкар-Ола. – С. 89-103.
7. Исанбаев Н.И. Некоторые фонетические особенности прибельского говора марийского языка (по итогам диалектологической экспедиции 1976 года) // Вопросы марийского языка. Вопросы истории и диалектологии. – Йошкар-Ола, 1979. – С. 172 – 193.
8. Основы финно-угорского языкознания (вопросы происхождения и развития финно-угорских языков). – М., 1974. – 484 с.
9. Патрушев Г. С. К вопросу о русско-марийских языковых контактах // Вопросы финно-угроведения. Вып. V. Лингвистика, фольклористика, этнография, археология. – Йошкар-Ола, 1970. – С. 134-141.
10. Современный марийский язык. Фонетика. – Йошкар-Ола, 1960. – 163 с.

Основной единицей начального уровня языка является фонема. По своей сущности фонема представляет собой абстрактную языковую единицу, которая сочетает в себе все те признаки, свойственные реальным звукам – фонам, в которых она реализуется. Определение точного количества состава фонем какого-либо конкретного языка – дело не простое, так как в каждом из них имеются спорные случаи относительно того, являются ли данные звуки самостоятельными фонемами или же представляют собой аллофон других фонем [1:65]. Например, в говорах восточного наречия марийского языка особое положение занимает звук [¿], который многими лингвистами характеризуется как самостоятельная фонема. Однако редуцированный [¿] в не первых слогах слова появляется под действием гармонии гласных после [ў, ќ, и, ђ] и функционирует как факультативный вариант [¿], например, ўд¿рђмђш – женщина, шäн’¿к – вилы, кич¿кмэ – запряженная лошадь. Для сравнения, в английском языке положение этой фонемы в начале слова невозможно, и, мало того, такая фонема в английском языке отсутствует вовсе, за исключением заимствованных слов из других языков и в именах собственных других народов, например, в русском языке.

Система гласных лугово-восточного литературного языка состоит из 8 фонем. По признаку ряда они расположены так:

1) гласные переднего ряда палатальные: и, ў, э, ќ;

2) гласные среднего ряда: ы, а;

3) гласные заднего ряда велярные: у, о.

По признаку подъема их классификация такова:

1) гласные верхнего подъема: и, у, ў;

2) гласные среднего подъема: э, ы, о, ќ;

3) гласные нижнего подъема: а.

Подсистема гласных английского языка складывается из  монофтонгов и дифтонгов. Монофтонги – это звуки, произнося которые вы не меняете свою артикуляцию в течение всего периода их звучания. Например: [i], [e], [a], [ε] – far, ask, dog, book, form. Дифтонгоиды – это звуки, качество которых неоднородно в начале и конце произношения. Например: [i:], [u:] – soon, loose, deed, sleep. Дифтонги в английском языке – («ди» – два, «фтонг» – звук) – это неделимые звуки, которые состоят из двух разных по качеству элементов. Как правило, в составе дифтонгов в английском языке один из компонентов бывает слоговым. Дифтонг считается нисходящим, если слоговым является его первый компонент, а если второй – то дифтонг восходящий. Примеры дифтонгов в английском языке: [au], [ai], [ei], [oυ], [oi], [ie], [eu], [εe], [υe] – made, late, how, house, fight, bone, coin, tear, cope, fair, sure. Более того, в английском языке существуют еще и трифтонги, это такие сложные гласные звуки, которые состоят из трех элементов, образующих один слог. Таких трифтонгов два: [aie] и [aυe]. Примеры: fire, liar, hour, our, sour. И не стоит со всеми перечисленными понятиями путать диграфы – устойчивые сочетания двух букв, которые произносятся как один звук. Пример: [ei], [oi], [o:] – vein, oil, August, maid, loud, day, oak, see, mean [10, 1]. Знание всевозможных классификаций и видов гласных звуков (включая дифтонги в английском языке) в целом поможет изучающим в тренировке произношения, так будут известны определенные правила и варианты чтения той или иной буквы (а, значит, того или иного звука).

Для вокализма английского языка фонологически существенное значение имеет признак ряда с подразделением на гласные обычного и гласные продвинутого вперед или отодвинутого назад ряда и признак подъема с подразделением на две разновидности – узкую и широкую.

По признаку ряда английские гласные располагаются так:

1) гласные переднего ряда: [i:], [e], [æ];

2) гласные переднего отодвинутого ряда: [i];

3) гласные среднего ряда: [з:], [ә];

4) гласные заднего ряда: [o], [о:], [u: ];

5) гласные заднего продвинутого ряда: [а], [Λ], [u].

По признаку подъема они классифицируются так:

1) гласные верхнего подъема узкие: [i:], [u: ];

2) гласные верхнего подъема широкие: [i], [u];

3) гласные среднего подъема узкие: [е], [з:];

4) гласные среднего подъема широкие: [ə];

5) гласные нижнего подъема узкие: [Λ], [o:];

6) гласные нижнего подъема широкие: [æ], [а:], [o].

Количественный состав и соотносительные признаки, функциональная нагрузка и сочетаемость согласных фонем, как и другие элементы языка, не являются стабильными и неизменными. Подсистема английских гласных характеризуется наличием девяти дифтонгов: [еi, ai, oi, au, ou; iэ, еэ, оэ, иэ]. Эти дифтонги образуют ряд оппозиций с монофтонгами и особенно много (до 36) оппозиций друг с другом

Фонемный ряд, как правило, пополняется новой единицей в условиях устойчивых и длительных языковых контактов. Особенно наглядны такие изменения в изолированных марийских диалектах, испытавших значительное иноязычное влияние, как, например, в красноуфимском, кунгурском и других говорах. Так, например, под воздействием фонетической системы татарского и русского языков в системе согласных красноуфимского говора произошли количественные изменения. С появлением инновационных фонем в его фонологической системе возникли новые коррелятивные оппозиции: <p> - <b>; <t> - <δ> (d); <f> - <β> (v); <k> - <γ> (g) и другие.

Аналогичную эволюцию претерпела и фонологическая система литературного марийского языка. Примером, иллюстрирующим это положение, может служить описанное Г. С. Патрушевым перемещение фонем в соотносительном ряду по звонкости – глухости. По его мнению, в современном марийском языке между согласными [β] и [f], [b] и [p] установились новые связи, в которых согласный [β] воспринимается как звук, составляющий пару по звонкости-глухости с заимствованной фонемой <f>, а звонкий [b] вступает в соотносительный ряд с глухим смычным [p] [9:38].

Следует, однако, заметить, что в традиционном марийском языкознании парными по глухости – звонкости считаются согласные [p] - [β], поскольку в их артикуляции активное участие принимают губы, т.е. они являются губно-губными. В действительности же по способу образования они существенно отличаются друг от друга: первый является смычным, а второй – плоскощелевым. Кроме того, [p] произносится при участии сильной воздушной струи, напротив, [β] является слабовоздушным и очень сонантизованным звуком [10:98]. Поэтому эти согласные образуют лишь некоррелятивную оппозицию, состоящую из нескольких дифференциальных признаков.

Следует иметь в виду, что фонема [β] в фонологической системе марийского языка образует минимальное число оппозиций, вследствие чего она обладает и меньшим числом дифференциальных признаков и широким диапазоном рассеивания. Поэтому не случайно, что она варьируется от щелевой до слабосмычной.

Следовательно, стимулом для вариативности послужили не внешние импульсы, а внутренние противоречия консонантной корреляции. Согласный [β] до недавнего времени коррелировал с глухим смычным [p] – привативная оппозиция, построенная на одном признаке: отсутствие – наличие смычности.

Оппозиция такого типа оказалась неудобной для марийской фонологической системы, стремящейся к усилению взаимной связанности входящих в нее элементов, что, в конечном счете, должно снять асимметрию в системе фонем.

Бесспорно, тенденция к симметрии фонологической системы обусловила зарождение аллофона [b] вследствие позиционного озвончения глухого [p] в исконных словах, сравните, например: lombo – черемуха и lompu – дерево, эрз. лём, удм., коми льöмпу – черемуха [8:404]; комбылаш – класть снопы в ряд для сушки перед молотьбой, ср. компылэм – кладу боровком снопы [2:73]; šumba – ботало, ср. фин. sompa – кружок лыжной палки.

Появление [b] в приведённых словах связано с явлением контактной прогрессивной ассимиляции. Как явствуют слова родственных языков, первоначально в них выступал билабиальный смычный [p], который под ассимилятивным воздействием сонанта [m] озвончился. В русских словах, пришедших в марийский язык вместе с новыми понятиями, согласный [b] языка – источника в сочетании [мб], как правило, остается без изменения, ср. kombajn – комбайн, kombikorm – комбикорм, kombinat – комбинат, tambe – дамба. В то же время в устной речи мари наблюдаются случаи произношения [b] на месте русского [п] в сочетании [мп]: kambot – компот, kombleks – комплекс, lambe – лампа, lambas – лампас. Приведенные слова подверглись фонетической адаптации по законам марийского языка.

Весьма показательно в этой связи диалектное варьирование звукотипов [β] и [b], репрезентирующих соответствующие фонемы: baγe – вага, baks – мельница, baksas – стлать, banas – стеречь, buj – голова и т.д. вместо βaγe, βakš, βakšaš, βaηaš, βuj.

Спорадические колебания в употреблении [b] и [β] в анлауте некоторых слов отмечены во многих говорах марийского языка: малмыжском [3:163], елабужском, мензелинском, прибельском [5:69;6:99;7:188].

Рассматривая это явление в диалектах малмыжского типа, Л. П. Грузов совершенно правильно отмечает, что согласный [b] в таких случаях является позиционным оттенком [β] [8: 179]. По мнению Н. И. Исанбаева, такое произношение свойственно говорам, находящимся поблизости или в окружении татарского языка [8:69].

Однако как явствуют лингвогеографические данные, такое явление встречается и в отдельных говорах северо-западного и лугового наречий, например, в шарангском [4:56], йошкаролинском, сернурском и других, не имеющих непосредственных связей с диалектами татарского языка. Поэтому весьма сомнительно говорить о каком-либо татарском влиянии, предопределившем варьирование согласных [β] и [b] в собственно марийских словах. Хотя подобного рода факты встречаются в говорах среднего диалекта татарского языка. Так, в мензелинском и отчасти в заказанском говорах встречаются случаи употребления смычного [б] на месте щелевого [в]. Однако такие звукоизменения наблюдаются лишь в русских заимствованиях, где начальный звонкий щелевой [в] языка-источника спорадически субституируется татарским смычным [б]: тат. менз. багун – рус. вагон, тат. менз. бинтофка – рус. винтовка [2:10,12,16]. Следовательно, внешне похожее явление в диалектах марийского и татарского языков развилось вполне самостоятельно. Однако вскрыть внутреннюю логику изменения [β] в определенных фонетических (позиционных) условиях и выявить причины аллофонного варьирования [β] – [b] – задача не из легких.

Возникновение аллофонного варьирования обусловлено, видимо, давлением фонологической системы, создавшей условия для изменения билабиальной артикуляции [β] и лабиодентальную [v]. Причем [v] артикулируется с более или менее явно реализованной смычной экскурсией, значительно отличающей его от подлинно щелевого [β]. Неполное смыкание нижней губы с верхними зубами сокращает длительность звука и уменьшает его воздушность, что порождает звонкий слабосмычный аллофон [b], способный заполнить «пустую клетку» в блоке коррелятивных пар.

Современные заимствования из русского и через русский язык усваиваются без существенных фонетических изменений. Поэтому многие слова, пришедшие в марийский язык, сохраняют согласный [б] оригинала. Например: beton < бетон, bloknot < блокнот.

Появление и становление звукотипа [b] обычно трактуют как следствие контактов с русским языком [8: 179]. Кроме того, на явном недоразумении основано мнение                     И. Г. Иванова о том, что фонема [б] заимствована марийским языком из русского языка и встречается лишь в русских словах [4: 80].

Однако, как показано выше, слабосмычный [b] рефлексирует от разных источников: с одной стороны, от глухого губно-губного [р], который в инлаутной позиции под ассимилятивным влиянием сонанта [m] озвончается, реализуясь в комбинаторном варианте; с другой – от звонкого [β], выступающего в определенных позициях как слабосмычный аллофон (v). Что касается русского и тюркских языков, то они, естественно, оказали сильное воздействие на процесс фонологизации указанных аллофонов.

В настоящее время [b] дифференцируется как кратчайшая единица, выполняющая дистинктивную функцию, ср: beret - 'берет': βeret – твое место: peret - 'ударишь', bint 'бинт': βint / vint - 'винт’.

В системе согласных современного марийского литературного языка насчитывается 28 фонем. В марийской подсистеме гласных дифтонги отсутствуют.

Общее число согласных фонем в английском языке составляет 24 фонемы. В подсистеме согласных обоих языков имеются как взрывные, так и щелевые (фрикативные), сонорные фонемы и аффрикаты, а также мягкие, или палатализованные, корреляты твердых фонем.

В английском языке существует 6 зон артикуляции – лабиальная, интердентальная, альвеолярная, среднеязычная, заднеязычная и гортанная.

Как английской, так и марийской подсистеме согласных явление нейтрализации несвойственно. Звонкие фонемы, находящиеся в позиции конца слова или слогов, лишь частично утрачивают звонкость, но тем не менее они остаются вне оппозиции звонкость – незвонкость, как безразличные к данному противопоставлению.

В английском языке существенно важным является один тип оппозиции: глухость – звонкость. Дистрибуция фонем и их частота также имеют значение для определения типологических свойств фонологических систем. Частота фонем может быть установлена как по целым классам фонем, так и по отдельным фонемам. Так, анализ частотности глухих фонем дает такие индексы встречаемости: в английском языке – 0,26 %, в марийском языке – около 0,25 %. Индекс встречаемости звонких фонем в английском языке составляет 0,14 % по сравнению с марийским языком, где соответствующий индекс составляет 0,9 – 0,11 %. В обоих языках наблюдаются случаи чередования согласных. Однако  по своему фактическому характеру эти чередования различны. Так, в марийском языке существуют фонетические чередования, которые представляют собой реализацию действующего в языке закона нейтрализации звонких фонем, например: вўд [вўт], - вода, но вўдым – воды; под [пот] – котел, но подым – котла. Так как в фонологической системе английского языка этот тип нейтрализации оппозиции звонкий – незвонкий не представлен, то и случаи фонетического чередования согласных также отсутствуют.

Другой тип чередования – исторические, или традиционные, чередования – можно обнаружить как в одном, так и в другом языке. Однако они имеют различные области распространения. В марийском языке эти чередования возникают как результат или отражение фонетических процессов, действовавших в более ранние периоды развития марийского языка. Возникающие при этом согласные представляют собой разные фонемы.

Историческое чередование используется в словоформах одной и той же лексемы, а также при образовании слов, принадлежащих другой части речи. В английском же языке исторические чередования носят более ограниченный характер. Они возникают только при соотнесении двух лексем. Наиболее частые случаи следующие:

djn – divide – division;

zза – sеizе – seizure;

sƒn – oppress – oppression;

tjn – imitate – imitation.

Дистрибуция согласных фонем в английском языке характеризуется невозможностью появления заднеязычной носовой фонемы [g] в начальной позиции в слоге или слове и фонемы [ы] в конечной позиции в слоге или слове. В марийском языке, как уже отмечалось выше, невозможно появление звонкой фонемы в конечной позиции, где звонкость нейтрализуется, и палатальных фонем перед гласной фонемой [ы].

Таким образом, определяем, что фонема – это кратчайшая словоразличительная или форморазличительная звуковая единица языка. Её функция весьма четко выступает в так называемых парах слов, например, в марийском языке слова кола – умирает и колђ – мышь различаются между собой именно потому, что в одном случае мы имеем фонему л, а в другом мягкую фонему л. Было бы неверно сказать, что в языке существуют отдельно и оттенки и фонемы. Оттенки и фонемы неразрывно связаны. Они представляют собой диалектическое единство.

Знак  обозначает историческое чередование одной фонемы с другой.

Сокращенные названия языков и диалектов:

башк. – башкирский язык, заказ. – заказанский говор татарского языка, коми – коми-зырянский язык, манс. – мансийский язык, мокш. – мокша – мордовский язык, рус. – русский язык, тат. – татарский язык, тат. менз. – мензелинский говор татарского языка, удм. – удмуртский язык, фин. – финский язык, эрз. – эрзя-мордовский язык.

Рецензенты:

Абукаева Любовь Алексеевна, доктор филологических наук, профессор кафедры русского и общего языкознания, историко-филологического факультета ФГБОУ ВПО Марийский государственный университет, Министерства образования и науки Российской Федерации,   г. Йошкар-Ола.

Кудрявцева Раисия Алексеевна, доктор филологических наук, профессор кафедры финно-угорской литературы и фольклора, директор Института финно-угроведения, ФГБОУ ВПО Марийский государственный университет, Министерства образования и науки Российской Федерации, г. Йошкар-Ола.


Библиографическая ссылка

Пронникова Н.В., Куклин А.Н. ФОНЕМАТИКА АНГЛИЙСКОГО И МАРИЙСКОГО ЯЗЫКОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 6.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=7724 (дата обращения: 12.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074