Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ЧАСТИЦ В КАЛМЫЦКОМ ЯЗЫКЕ

Лиджиева Л.А. 1 Харчевникова Р.П. 1
1 ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»
Статья посвящена особенностям употребления вопросительных частиц в калмыцком языке. Они могут выражать различные модальные значения и передавать эмоционально-оценочное отношение говорящего. Для калмыцкого языка характерна высокая частотность их употребления в речи. Им отведена важная роль в образовании различных типов вопросов. В современном калмыцком языке вопросительным предложениям характерна не только вопросительная интонация, но и наличие специальных частиц вопроса. Проведенный анализ показал, что каждая частица имеет свои особенности употребления, сочетаясь с определенными формами имен, собственно глаголов, вербализованных причастий и наречий. Они могут вступать в комплексные сочетания с другими частицами: отрицательными, утвердительными и лично-предикативными. Также наблюдается употребление вопросительных частиц в восклицательных предложениях. Правильное употребление вопросительных частиц свидетельствует о совершенном владении языком, что актуально в современных условиях развития калмыцкого языка.
специальный вопрос
общий вопрос
вопросительные местоимения
вопросительные частицы
калмыцкий язык
служебные слова
1. Галсан С. Сопоставительная грамматика русского и монгольского языков. Ч. I. – Улан-Батор: Изд-во Министерства Народного образования МНР, 1975. – 319 с.
2. Лиджиева Л.А. Система служебных частей речи в монгольских языках // Научная мысль Кавказа. № 2. – Ростов-на-Дону: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы ЮФУ, 2011. – С. 158-162.
3. Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.
4. Майтинская К.Е. Служебные слова в финно-угорских языках. ¬– М.: Наука, 1982. – 185 с.
5. Пюрбеев Г.Ц. Грамматика калмыцкого языка. Синтаксис. – Элиста: КИГИ РАН, 2010. –299 с.
6. Пюрбеев Г.Ц. Частицы // Грамматика калмыцкого языка. – Элиста: Калмыцкое книжное изд-во, 1983. – С. 283–295.
7. Рассадин В.И. Очерки по морфологии и словообразованию монгольских языков. – Элиста: Изд-во КГУ, 2008. – 234 с.
8. Санжеев Г.Д. Грамматика бурят-монгольского языка. – Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1941. – 189 с.
9. Тодаева Б.Х. Грамматика современного калмыцкого языка. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1951. – 195 с.
10. Щербак А.М. Очерки по сравнительной морфологии тюркских языков: наречие, служебные части речи, изобразительные слова. – Л.: Наука, 1987. – 149 с.
11. Бадмин Алексей. Үүдәврмүдин хураңhу. II боть. Элст: Хальмг дегтр hарhач, 1986, 363 х.
12. Балакан Алексей. Алтн бумб. Элст: Хальмг дегтр hарhач, 1974, 295 х.
13. Дорҗин Басң. Эзн. Элст: Хальмг дегтр hарhач, 1989, 223 х.
14. Җимбин Андрей. Темән үүлн. Элст: Хальмг дегтр hарhач, 1977, 269 х.
15. Инҗин Лиҗ. Ольдан күүкн. Элст: Хальмг дегтр hарhач, 1963, 280 х.
16. Манҗин Нимгр. Һашута үнн. Элст: Хальмг дегтр hарhач, 1975, 229 х.
17. Нармин Морхаҗ. Манцин цаhан ташу. Элст: Хальмг дегтр hарhач, 1975, 446 х.
18. Эрнҗәнә Константин. Һалан хадhл. Элст: Хальмг дегтр hарhач, 1979, 591 х.
Проблема выделения и описания служебных частей речи в монгольских языках - задача довольно сложная, как с точки зрения учета их семантических, морфологических и синтаксических особенностей, так и в плане выяснения их исторического развития. Монгольские языки относятся к числу языков с развитой системой служебных слов и отличаются высокой частотностью их употребления в речи. Особенность функционирования служебных частей речи обуславливают большой интерес лингвистической теории относительно данных лексических единиц.

Служебные слова под названием сула үге «пустые слова» были отмечены еще в первых грамматиках по монгольским языкам. В данный разряд объединяли самые разнообразные неизменяемые слова, которые позже вошли в разряд служебных слов. Г.Д. Санжеев выделяет внутри группы «пустых слов» наречия (неполные имена), послелоги, частицы и междометия [8, 41]. В современном монголоведении в разряде служебных частей речи традиционно выделяются послелоги, союзы и частицы [9; 6].

Частицы широко распространены во всех монгольских языках, однако недостаточно изучены, что и определяет актуальность данного исследования. «Частицы используются для экспрессивно-акцентированного выделения слов и словосочетаний, а также для передачи различных оттенков модальности» [10, 94].

Частицы определяют как ряд неизменяемых служебных слов, выражающих смысловые оттенки отдельного слова или предложения. В калмыцком языке отмечается обилие разнообразных частиц. Их многообразие объясняется многозначностью, нечеткими семантическими границами, тесной связью с лексико-грамматической структурой высказывания, способностью употребляться в комплексных сочетаниях друг c другом и единицами других частей речи, обилием в разговорной речи и нечеткостью их разделения с другими частями речи, с которыми они связаны генетически [3, 579].

В калмыцком языке выделяют лично-предикативные, вопросительные, подтвердительные, усилительно-выделительные, уподобительные, модальные и отрицательные частицы. В данной статье детально рассматриваются особенности функционирования вопросительных частиц в калмыцкой речи. Они всегда постпозитивны, употребляются в сочетании с именами и глагольными формами, входят в число специальных средств оформления вопросительных предложений. Данные частицы могут выражать различные модальные значения и передавать эмоционально-оценочное отношение говорящего.

В калмыцком языке вопросительные предложения характеризуются не только вопросительной интонацией, но и наличием специальных частиц вопроса, а также вопросительных местоимений. Как отмечает С. Галсан, в русском языке смысловое содержание вопросительных предложений достигается исключительно интонационно, чего не скажешь в отношении монгольского языка. В монгольском языке такие предложения требуют вопросительных частиц или слов [1, 287].

Рассматривая предложения в калмыцком языке по цели высказывания, Г.Ц. Пюрбеев среди вопросительных предложений отмечает собственно вопросительные, вопросительно-побудительные и риторические, где также отмечает наличие частиц, местоимений или наречий [5,17].

Итак, к вопросительным частицам калмыцкого языка относятся следующие: -в/-б, -у/ -ү, -ий/-ый/-й. Каждая частица имеет свои особенности употребления.

Частица -в/-б в калмыцком языке участвует в образовании специального вопроса и употребляется с именами и вербализованными причастиями при наличии различных вопросительных местоимений кен? - кто?, юн? - что?, ямаран? - какой?, яhҗ? - как?, каким образом?, хама? - где?, альд? - где? и др. Если слово оканчивается на согласный , то частица преобразуется в , а согласный превращается в . Данная частица непосредственно присоединяется к слову, на которое направлен вопрос. Например:

1) с именами и вопросительными местоимениями: Көвүд-күүкдчн альдв? [16] - Где твои дети?; Эн кенә хотмб? - гихләм, эмгн бөдүн дууhар: - Шевин Аңhҗин хотн, - гиҗ хәрү өгв [16] - На вопрос «Это чей хотон?», - старуха грубым голосом ответила: «Хотон Шевеева Ангжи»; Хамаhас ирсн күмб? Кенәхнә күүкмб? - гилдәд суусн әмтн нег-негнәсн сурлдад гилднә [18] - Откуда приехал этот человек? Чья эта дочка? - спрашивали люди друг друга; - Мана кех керг ямарамб? - Нүк малтлhн - гиҗ Долда келв [15] - Что мы должны делать? - Копать ямы, - ответил Долда.

2) с вербализованными причастиями: а) настоящего времени: Дөчн негтә күн көгшн болдв? [12] - Неужели человек в сорок один год становится старым?; б) будущего времени: Эзн цаhан хаана өмнәс хәрүцдг күн эврән ямаран болхв? [12] Каков он, человек, выступающий против хана?; в) прошедшего времени: Юуhар гемтәд одсмбч? [17] - Чем ты заболел?; Әвртә дуулдг көвүн бәәҗ. Яhҗ иигҗ дассмб? [18] - Оказывается, юноша очень хорошо поет. Как он этому научился?

Рассматриваемая частица также употребляется в образовании общего вопроса, который требует либо отрицательного, либо утвердительного ответа: Альков, наарлч, орсар то меддвч? - гиҗ багш Батаг дуудв [18] - А ну-ка, иди сюда, ты можешь считать по-русски? - позвал учитель Бату; Хувц-хунричн белдхв? [12] - Собрать твои вещи?

Частицы обладают способностью легко входить в комплексные сочетания друг с другом. Две частицы в ряде случаев могут привести к образованию новой (производной) частицы [2, 161]. В сочетаниях с другими частицами, определенный оттенок вносит именно вопросительная частица, так как она всегда располагается на последнем месте в предложении.

Так, вопросительная частица -в/-б может сочетаться с отрицательными, утвердительными и лично-предикативными частицами. Например: Бата, йовхм бишв? - гиҗ Василий эн хойриг чочаҗ тедүкн овалhата бәәсн арhсна цааhас ольс hарч ирв [18] - Бата, мы, что, не пойдем? - напугав их, Василий неожиданно появился из-за сложенного в кучу кизяка; Терšнә цецнь альд бәәхмб? - гиhәд Арслң келв [11] - Где находится его мудрость? - сказал Арсланг; Кенә, альк хотна күүкмбч? [17] - Ты, девушка, из какого хотона?

Данная частица часто употребляется в восклицательных предложениях, которые образуются с помощью вопросительного местоимения яhсн? - какой? Например: Яhсн зөргтә күүкмб! [12] - Какая смелая девушка!; Яhсн сән, нермб! [18] - Какое хорошее имя! Яhсн цевр аhарв! [12] - Какой чистый воздух!

Частицы -й, -ий/-ый участвуют в образовании общего вопроса и сочетаются с именами и глаголами. Отметим особенности употребления данных частиц в калмыцком языке.

1) Частица -й присоединяется к слову с конечным гласным звуком: Танахн саадг үкртәйт [16] - У вас есть дойная корова?; Басң дегтрән ода күртл умшай? [16] - Басанг до сих пор читает свою книгу?

2) Частица -ий присоединяется к слову с конечным согласным или неясным гласным звуком: - Кемб? Мана Манҗий? Кел, кел! [18] - Кто? Наш Манджи? Говори, говори!; Нанас талдан эк, нанас үлү өөрхн күн Баатрт бәәхий? [14] - Разве есть у него другая мать, кто, кроме меня, может быть ближе Батору?; Нанд нег цөөкн үг келҗ болхий? - гиҗ сурв [18] - Можно мне сказать несколько слов? - спросил он; Чамаг Санҗ дуудулҗий? [16] - Тебя вызвал Санджи?; Санҗ гертәний? - гиҗ Иван сурв [16] - Санҗ дома? - спросил Иван;

3) Вариант частицы -ый присоединяется к слову с твердыми согласными звуками (л, н, д, т): - Хурл ода холый? [16] - Хурул сейчас далеко?; Гертн дуланый? - Кермн сурв [18] - Тепло ли в вашем доме? - спросила Кермен.

Для калмыцкого языка характерно употребление данных частиц с наречиями, отрицательными, лично-предикативными частицами, а также модальными словами и частицами: Чини таньдг күн тенд угай? [11] - Есть ли там твои знакомые?; Эврән медҗәхшийч? - гиhәд Хамҗл келв [11] - Ты сам не знаешь? - сказал Хамжал; Кермн гемтәҗий? Яhад хәрҗ одв? - гилдәд цуhар соньмсцхав [13] - Кермен, оказывается, больна? Почему ушла? - интересовались все; Теегин шин хүврлтсин негнь эн эс мөний? [13] - Не это ли одна из новых перемен в степи?

Частица -у/-ү употребляется с формами настоящего расширенного и преждепрошедшего времен изъявительного наклонения и участвует в образовании общего или альтернативного вопроса. Формы глагола на -на/-нә и -ла/-лә в третьем лице теряют гласный во временном показателе и присоединяют вопросительную частицу -у/-ү:

1) настоящее время: Дү күүкнтн залутаhан ода бәәнү? - гиҗ Муузра соньмсв [18] - Ваша младшая сестра сейчас живет с мужем? - поинтересовался Музра; Чамаг холд йовулҗану? [14] - Тебя далеко отправляют?

2) прошедшее время: Чи сәәнәр хәлә, чини дегтр иим билү? - гиҗ Мөңкә Батаhур өөрдв [18] - Ты посмотри хорошо, твоя книга была такая? - подошел Менкя к Бате; Тедн тал чини эцк одлу, аль чи эврән одлч? [12] - К ним ездил твой отец или ты сам?

В калмыцком языке глагол недавнопрошедшего времени с суффиксом в третьем лице, образуя общий вопрос, также сочетается с вопросительной частицей -у/-ү: Эзнчн сәәнәр тоову? - гиҗ Цаhан инәмсв [18] - Хорошо ли тебя угощал хозяин? - улыбнулась Цаган; «Цадхла, цаhан хурhна сүл hашурад бәәвү?» - гиhәд Мөңкә сурв [18]. - Когда сыт, хвост белого ягненка кажется горьким? - спросил Менкә.

Следует также отметить, что в калмыцком языке некоторые вопросительные конструкции создаются только при помощи вопросительных слов, не требуя частицы. Например, при образовании специального вопроса временной показатель глагола остается без изменений: Хар сала көөhәд кедү хош хөн бәәнә? - гиҗ өөрк залу сурв [17] - Сколько стоянок находится вдоль черной балки? - спросил спутник; Цаhан хурhн яhҗ одла? [16] - Куда пропал белый ягненок?

В общем вопросе во втором лице происходит усечение гласной временных форм глагола преждепрошедшего времени на -ла/-лә и настоящего расширенного времени на -на/ -нә: Чи бичг бичнч? Би чамд өгхәр хатхлав, - гиhәд бичкн цаhан альчур hарhад, Занда Батад белглв [18] - Ты будешь писать письма? Для тебя вышивала - сказала Занда, подарив Бате белый платочек; Тадн Кермнә тускар соңсҗ йовлт? - Вы слышали о Кермен?

Итак, вопросительные частицы в калмыцкой речи выполняют важную роль в образовании разных типов вопросов. Правильное их употребление подтверждает совершенное владение языком, что актуально в современных условиях развития языка. Каждая частица употребляется с определенными формами и может выступать в комплексных сочетаниях с другими частицами.

Рецензенты:

Мушаев В.Н., д.фил.н., профессор, зав. кафедрой калмыцкого языка и монголистики ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет», г. Элиста.

Монраев М.У., д.фил.н., профессор, кафедры калмыцкого языка и монголистики ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет», г. Элиста.


Библиографическая ссылка

Лиджиева Л.А., Харчевникова Р.П. ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ЧАСТИЦ В КАЛМЫЦКОМ ЯЗЫКЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 4.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=14065 (дата обращения: 21.02.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252