Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ПЕРФОРМАТИВНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ В ДЕТСКОЙ РЕЧИ (ПО МАТЕРИАЛАМ «СЛОВАРЯ СОВЕТСКОГО ДЕТСТВА»)

Сидоренко А.В. 1
1 Стерлитамакский филиал Башкирского государственного университета
В настоящей статье проанализирована специфика употребления перформативных высказываний в детской речи и фольклоре. На материале, собранном автором для «Словаря советского детства», а также на основе наблюдений над современной детской речью, автор исследует перформативные высказывания, используемые в целом ряде типизированных ситуаций и определённым образом воздействующие на членов формального или неформального детского коллектива. Автор рассматривает устойчивые (преимущественно имплицитные) перформативные высказывания в детской речи в контексте их употребления, с учётом их воздействия на членов коллектива и возможных последствий. В статье также выделяются функции данных конструкций в детской речи, соотносимые с определёнными типизированными ситуациями: 1) извинение; 2) призыв; 3) предупреждение; 4) примирение; 5) просьба; 6) угроза; 7) разрыв отношений.
фольклор
детская речь
перформативное высказывание
1. Перформативы в грамматике и в словаре // Апресян Ю.Д. Избранные труды. Т. II . Интегральное описание языка и системная лексикография. – М. : Языки русской культуры, 1995. – С. 199 – 218.
2. Арутюнова Н.Д. Перформатив // Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. – М. : Советская энциклопедия, 1990. – С. 372 – 373.
3. Остин Дж. Л. Слово как действие // НЗЛ. Вып. 17. Теория речевых актов. – М. : Прогресс, 1986. – С. 21 – 128.
4. Национальный корпус русского языка. - URL: http://www.ruscorpora.ru/search-spoken.html (дата обращения: 02.10.2014).
5. Сидоренко А.В. Словарь советского детства (фрагмент) // Лексикографические штудии 2013 : международная коллективная монография / под ред. Н.В. Пятаевой. – М. : Изд-во Московского университета, 2013. – С. 205 – 215.
Наряду с обычными высказываниями естественный язык обладает и перформативными, акт произнесения которых заключает в себе действие и равен ему. Наиболее кратко перформатив можно охарактеризовать как «высказывание, эквивалентное действию, поступку» [2, с. 372].

Классические примеры перформативов давно известны и многократно проанализированы в научной литературе: это высказывания типа «Я клянусь», «Я обещаю», «Приглашаю Вас» и т.д. Британский учёный Дж. Остин, которому принадлежит сам термин и первая работа, посвященная данному языковому явлению, в своих лекциях указывал прежде всего на такие ситуации реализации перформативов, как выражение согласия супругов вступить в брак на соответствующей церемонии, присвоение имени судну в специальной торжественной обстановке, текст завещания, объявление об участии в пари.

Канонические перформативные высказывания начинаются с личного местоимения первого лица единственного числа и глагола в форме настоящего времени изъявительного наклонения действительного залога [3, с. 27]. Известно, что перформативными могут быть конструкции с глаголом страдательного залога («Вы назначаетесь...») [3, с. 60], нечленимое предложение «Да» (в ситуации вступления в брак) - вариантов довольно много, причём присутствие перформативного глагола в составе такой конструкции необязательно. Ю.Д. Апресян в связи с этим отмечает, что «перформативная формула имеет приоритет перед перформативным глаголом» [1, с. 203].

Хорошо исследованы по крайней мере две сферы реализации перформативов: 1) официальная (прежде всего юридическая - акты завещания, свидетельствования в суде, заключения брака и др.); 2) бытовая речь (например, речевые акты обещания, прощения, клятвы). Однако в научной литературе  до сих пор не было уделено должного внимания перформативным высказываниям, широко бытующим в детской речи.

Цель статьи - выделить в детской речи перформативные высказывания и охарактеризовать их с точки зрения контекста употребления и функции.

Результаты исследования и основные выводы

Особый интерес с точки зрения перформативности детская речь вызывает по нескольким причинам. Во-первых, «перформатив входит в контекст жизненных событий, создавая социальную, коммуникативную или межличностную ситуацию, влекущую за собой определённые последствия» [2, с. 372]. При этом учёные, обращаясь к исследованию перформативности, анализируют в основном акты «объявления войны, декларации, завещания, клятвы, присяги, извинения, административные и военные приказы» [там же], т.е. исключительно «взрослые» ситуации, хотя мир ребёнка связан с целым рядом типизированных и не менее «обязательных» ситуаций, таких как игра, сфера официальной и неофициальной коммуникации со сверстниками и со старшими, обучение и т.п.

Во-вторых, «в перформативе язык реализует функцию, близкую к магической (ритуальной)» [2, с. 373], а ребёнку особенно присуще магическое мировосприятие. К тому же, по выражению Ю.Д. Апресяна, «есть причины думать, что число языковых фактов, небезразличных к перформативности, гораздо больше, чем можно предположить на основании априорных соображений» [1, с. 209].

Оставив вне поля зрения «канонические», эксплицитные перформативные высказывания, включающие перформативный глагол, реализующиеся в детской речи по тем же моделям, что и в речи взрослых, обратимся к высказываниям, носящим имплицитный характер, но удовлетворяющим  основным требованиям перформативности. На наш взгляд, здесь можно говорить о двух основных типах высказываний.

Первый из них связан с типизированными ситуациями общения и представляет собой максимально краткую формулировку речевых актов. Так, высказывание «Я больше (так) не буду», знакомое большинству детей, является общеупотребительным актом извинения, при этом оно присуще исключительно детской речи и противопоставлено взрослым высказываниям типа «Извините!», «Простите!», «Прошу прощения!» и т.п. Акцент здесь смещается на личность самого ребёнка (а именно - на его действия), что позволяет квалифицировать высказывание и как акт обещания. Неоднозначно может быть решён вопрос о том, усваивает ли ребёнок данную формулу от речевого коллектива или формулирует самостоятельно.

Ещё один общеупотребительный случай проявления перформативности связан с произнесением фразы «Я с тобой (больше) не играю», что означает выход из дружеских отношений в одностороннем порядке. Поскольку основной вид деятельности ребёнка дошкольного возраста - игра, то приведённое высказывание равнозначно по силе утверждениям «Я с тобой не дружу» или «Я с тобой не общаюсь». О том, что произнесение этого высказывания приравнивается в детском коллективе к совершению действия, свидетельствует необходимость в течение какого-то времени действительно не играть с адресатом перформатива. В случае нарушения этой конвенции свидетели данной ситуации вправе упрекнуть того, кто безответственно воспользовался устойчивой формулой. Оправдать такую непоследовательность может утверждение о том, что игра после разрыва отношений идёт «понарошку».

Второй тип высказываний перформативного характера в детской речи представлен устойчивыми речевыми формулами, некоторые из них зафиксированы в сборниках детского фольклора. Мы проиллюстрируем этот тип примерами из нашего «Словаря советского детства», который готовится к печати. На основании имеющихся материалов предварительно можно заключить, что чаще всего эти высказывания реализуются: 1) во время игр, побуждая к определённым действиям членов коллектива либо санкционируя выход из игры; 2) в качестве призыва к определённым действиям; 3) в качестве просьбы. Приняв во внимание замечания Н.Д. Арутюновой о том, что «перформатив опирается на социальные конвенции или установления, т.е. систему норм» и «имеет нормативные для данного социума последствия» [2, с. 372], отметим, что данные формулы жестко регламентируют поведение в детском социуме.

Лишь некоторые из подобных высказываний имеют в своем составе перформативный глагол, как в следующем цикле рифмованных формул, соотносимых с речевыми актами просьбы и отказа, например: «Сорок восемь - половину просим». Фраза произносилась при встрече с человеком, употребляющим некий продукт в пищу (семечки, мороженое, яблоко и т.п.). Последний в этом случае обязан был поделиться. Повторить данное действие следовало после фразы «Сорок пять - дай опять». Этого можно было избежать, если обладателю пищевого продукта первым  произнести фразу «Сорок один - ем один» или «Сорок один - никому не дадим».

  Распространенным в детской речи примером перформативного высказывания является фольклорная формула «Кто со мной, тот - герой. А кто без меня - тот сопливая (паршивая) свинья», после которой следует присоединиться к автору высказывания и вступить в игру либо вместе с ним куда-нибудь отправиться (речевой акт призыва или приглашения). Синонимичным этому высказыванию является следующее: «Собирайся народ, кто в ... (название игры) играть идёт». Произносящий формулу выставляет вперёд кулак с поднятым вверх большим пальцем. Желающие играть хватаются кистью за палец его руки, выставляя свой вверх.

Более узкую функциональную направленность имеют:

1) фраза-призыв, побуждающая как можно быстрее добежать до определённой точки в пространстве: «Кто последний - тот дурак»;

2) фраза-призыв (предупреждение), сигнализирующая о том, что один из собеседников не замечает некоторого изъяна в своей внешности, либо кто-то сзади строит ему рожи, смеётся над ним и т.п.: «Дом горит - коза не видит».

В официальных спортивных соревнованиях для того, чтобы взять тайм-аут в игре, используется специальный жест в виде перпендикулярно расположенных ладоней рук. В детских играх эту функцию выполняют устойчивые формулы: «Утки-утки, я на три минутки», «Чик-чирик, я в домике», «Волга-Волга, я надолго», «КамАЗ, КамАЗ, я на целый час», «Шишки-мышки, я на передышке». Отказ от участия в игре, обычно при предполагаемом проигрыше, может быть выражен фразой «Чур, я не играю!».

Хорошо известно, что перформативные высказывания обладают признаком успешности/неуспешности (тогда как дескриптивные высказывания - признаком истинности/ложности). В частности, Дж. Остин указывал на то, что лицо, произносящее перформатив, должно обладать соответствующими полномочиями [3, с. 27]. Очевидно, что в детской среде такие полномочия говорящему обеспечивает сама принадлежность к коллективу, тем, «играют» ли с ним другие дети. Иногда успешность высказывания обеспечивается статусом говорящего в коллективе.

Акту угрозы соответствует формула, часто используемая в споре между детьми детсадовского и младшего школьного возраста: «А у меня брат (папа) - самбист (боксёр, каратист, милиционер, в Афгане служил, такого-то знает...)». Фраза применялась либо в целях самоутверждения, либо как фактическая угроза физическим или моральным наказанием. Подобные речевые формулы часто вызывают в речи построенную по данной модели ответную серию аргументов. Это явление широко представлено в массовой культуре (яркий пример - серия «Ералаша» под названием «Битва»). Мы находим похожие примеры и в зафиксированной живой речи: «А у меня папа/ а вот у меня папа/ ну вы как в детском саду прям /» (Беседа о поездке в деревню // Из материалов Саратовского университета, 1990-1999) [4].

Дж. Остин указывал, что самих слов (перформативов) для совершения действия недостаточно, необходимы также соответствующие им обстоятельства, а иногда и некоторые дополнительные действия [3, с. 28]. Так, в детской коммуникации процедура примирения «оформляется» устойчивой «формулой-мирилкой»: «Мирись, мирись, мирись  и больше не дерись. А если будешь драться, я буду кусаться, а кусаться ни при чем, буду драться кирпичом, а кирпич кончается - дружба начинается!».  При этом мирящиеся должны сцепить мизинцы друг друга во время произнесения фразы.

Заключение

Представленные в статье высказывания и устойчивые речевые формулы до сих пор не были рассмотрены с точки зрения перформативности. Очевидно, что примеров такого рода в живой детской речи значительно больше, поскольку в мире детей достаточно ситуаций, располагающих к употреблению перформативных высказываний. Устойчивые, регулярно воспроизводимые формулы регулируют взаимоотношения детей, оформляют собой определённые действия, без которых невозможно взаимодействие в игре и повседневном общении.

Рецензенты:

Сыров И.А., д.фил.н., доцент, заместитель директора по учебной работе, профессор кафедры русского языка, стилистики и журналистики Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета, г. Стерлитамак.

Пятаева Н.В., д.фил.н., доцент, профессор кафедры русского языка, стилистики и журналистики   Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета, г. Стерлитамак.


Библиографическая ссылка

Сидоренко А.В. ПЕРФОРМАТИВНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ В ДЕТСКОЙ РЕЧИ (ПО МАТЕРИАЛАМ «СЛОВАРЯ СОВЕТСКОГО ДЕТСТВА») // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 5.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=14995 (дата обращения: 15.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252