Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

FEATURES SOCIAL AND CULTURAL TRANSFORMATION OF MIGRATION PROCESSES IN XX – NACH. XXI EXPLOSIVES (FOR EXAMPLE KRASNOYARSK REGION)

Zamaraeva Yu.S. 1
1 Siberian Federal University
Актуальность исследования сущности миграции как культурного феномена определяется по нескольким направлениям культурфилософской проблематики. В первую очередь, миграция за последние двадцать лет стала предметом общенаучного и междисциплинарного изучения в области социологии, демографии, политологии, экономики, истории, антропологии, которые определяют ее как глобальное явление, влекущее повсеместное изменение социокультурных процессов. Однако синтез исследовательских разработок отсутствует, и теория миграции находится в процессе определения своего места среди других социальных дисциплин, а также в стадии разработки категориального аппарата, анализа современных миграционных трендов посредством прикладных научных исследований. Культурфилософская проблематика сосредоточена в основном на концептуальном определении понятия «миграции», позволяющем соединить существующие представления и выстроить приоритеты исследования в соответствии с современными социальными отношениями. Определение миграции как процесса территориального перемещения людей, влияющего на социальные условия (прежде всего экономические, демографические, политические), уже не способно объяснить трансформации общественных отношений и раскрыть специфику изменения социокультурного качества современного мира. На протяжении XX столетия в социологических исследованиях сообщества мигрантов рассматривались как локализованные и связанные только с собственной культурой, где эти группы людей должны были приспосабливаться или ассимилироваться (раствориться). Однако на рубеже XX–XXI вв. результаты изучения межкультурного взаимодействия в обществе сформировали представление о миграции как о сложном процессе, динамично изменяющем социальные отношения и создающем новые культурные ценности и установки при столкновении контактирующих групп. Анализ данного феномена с точки зрения философии культуры и современной методологии культурных исследований позволит выявить его фундаментальные тенденции, определить базовые принципы социокультурных трансформаций XX–XXI вв.
The relevance of research entities migration as a cultural phenomenon is defined in several ways kulturfilosofskij issues. First of all, the migration of the last twenty years has been the subject of a general scientific and interdisciplinary studies in sociology, demography, political science, economics, history, anthropology, which define it as a global phenomenon, entailing widespread socio-cultural change processes. However, the synthesis research development is absent, and the theory of migration is in the process of establishing its place among the other social sciences, as well as in the development stage categorical system , analysis of current migration trends through applied research. Kulturfilosofskij issues focused mainly on the conceptual definition of the concept of "migration", which allows to combine existing ideas and prioritize research in accordance with the modern social relations. Determination of migration as a process of territorial displacement affecting the social conditions (especially economic, demographic, political), is no longer able to explain the transformation of social relations and reveal the specifics of the quality of social and cultural changes of the modern world. During the XX century in sociological research community workers were considered as localized and associated only with their own culture, where these groups of people had to adapt or assimilate (dissolve). However, at the turn of the XX-XXI centuries, results of the study of intercultural interaction in the community formed an idea of migration as a complex process, dynamically changing social relationships and establish new cultural values and attitudes of the collision contact groups. The analysis of this phenomenon from the point of view of the philosophy of culture and modern methodology of cultural studies will reveal its fundamental trends, determine basic principles of social and cultural transformations of XX–XXI centuries.
acculturation
assimilation
multiculturalism
cultural distance
intercultural relations
social and cultural phenomenon
migrant
migration
applied cultural studies
cultural studies
theory and history of culture

Актуальность данного исследования обусловлена целым рядом причин. Во-первых, на рубеже XX-XXI вв. в общенаучных и междисциплинарных исследованиях произошла трансформация представления о феномене миграции как сложном процессе, динамично изменяющем социальные отношения, создающем новые культурные ценности и установки при столкновении контактирующих групп. Во-вторых, в начале XXI века возрос интерес к миграции как культурной проблеме, и обнаружилась необходимость ее изучения в контексте современной культуры и межкультурных отношений. В-третьих, отсутствие единой теории миграции показывает, что существующие научные разработки по сию пору не синтезированы, происходит процесс определения своего места среди других социальных дисциплин. В-четвертых, культурфилософская проблематика позволяет соединить существующие представления в концептуальное определение понятия «миграция» и выстроить приоритеты исследования в соответствии с современными социальными отношениями [1-10].

Историография миграции теоретически стала разрабатываться со второй половины XX века, когда миграционная динамика потребовала серьезного научного обоснования. До 1990-х гг. в зарубежной социологии оформились основные концепции миграции как процесса, явления, феномена, фактора экономического, социального и политического развития. К началу XXI в. исследователи перешли от изучения миграции методами частных наук к непосредственному наблюдению и исследованию социальных явлений, трансформирующихся в процессе глобализации. Исследовательское поле значительно расширилось. Стало очевидным, что миграция является многогранным феноменом, требующим междисциплинарного изучения и особых методологических подходов (структурных, интерпретативных, объединительных, ассимиляционных и т.д.). Акцент исследований постепенно смещается в сторону изучения межэтнических и межкультурных взаимоотношений, разработки вопросов по конфликтогенности и толерантности, разрешения проблем сохранения или растворения культур при их взаимодействии. Обнаруженная проблематика находится в области культурологического решения.

Теория миграции зародилась в 30-х гг. XX в. в социологии и оформилась в ряде немногочисленных зарубежных и отечественных теорий, длительное время изолированных друг от друга. В начале XXI в. переосмысливается проблематика миграции, появляется множество определений понятия и частнонаучных подходов, организуется междисциплинарный диалог. Сегодня продолжает существовать плюрализм теоретических определений, но сложились два подхода к изучению миграции. Первый связан с теоретическим осмыслением миграции как специфического феномена социального бытия (разрабатывается категориальный аппарат, создаются учебные программы по миграции в социологии, экономике, политологии и др.). Второй подход направлен на проведение научных исследований современных миграционных процессов. Практическое изучение миграционных явлений чрезвычайно актуально в связи с происходящими в последние десятилетия глобальными трансформациями, перестраивающими базис социально-культурных отношений.

Отмечено, что процесс миграции обеспечивается двумя тенденциями: аккультурацией и локальностью. Понятие «аккультурация» возникло в конце XIX в. (благодаря исследованиям учеными-антропологами процессов культурного изменения) и окончательно оформилось в 50-х - 60-х гг. XX в. Сегодня оно определяется как процесс взаимодействия и взаимовлияния культур, в котором происходит изменение обеих сторон (при сохранении неких прежних качеств) и образование нового культурного синтеза. Понятие «локальность» определяется как ограниченность социального взаимодействия. Диалектическое процессуальное взаимодействие и взаимовлияние двух противоположностей (контактирующих культурных групп мигрантов и принимающей среды) проявляет тенденцию либо к сохранению (локальность), либо к построению диалога ради образования нового качества (аккультурация).

Современные научные разработки раскрывают миграцию как особое культурное пространство, характеризующееся соотношением двух взаимообусловленных тенденций и свойственных им стратегий. Миграционная среда создает благоприятные условия для этнокультурного отношения, этнической идентификации, запускает процесс рефлексии базовых и повседневных этнокультурных идеалов, проявляет жизненную силу того или иного этноса, результатом чего становятся стратегия поведения и будущие качества культуры.

Концептуальное понимание сущности миграции как феномена философии культуры кристаллизует двойственную природу сущности миграции. В социокультурном измерении данный феномен проявлен в виде процессуального отношения (продолжительного или кратковременного) культурных групп мигрантов и принимающей среды, в ходе которого определяются прежние и возникают новые культурные ценности и установки. Ценностное качество временно, оно разрушается ради того, чтобы вновь и вновь возникали новые социальные отношения и образовывались новые культурные ценности.

В существующих подходах в исследовании миграционных процессов наиболее эффективным признан междисциплинарный подход с привлечением методов культурологии, социологии и психологии. Современная стратегия изучения феномена миграции предполагает использование социокультурного исследования и психокультурного эксперимента, которые могут быть успешно применены к культурному феномену. На основании философско-культурного обобщения можно понять специфику изменения социокультурных отношений мигранта и принимающей среды в культуре XXI вв.

Пример

Цель данного исследования заключалась в анализе миграции как социокультурного феномена. В центре внимания исследования было решение научной проблемы социокультурной адаптации мигрантов региона в начале XXI века. Путем анкетирования разных групп мигрантов и принимающей среды (поликультурной группы студенческой молодежи), проживающих на территории Красноярского края, был проведен сравнительный анализ ценностных установок взаимоотношения групп мигрантов и принимающего общества. В 2010 году была разработана анкета из 11 вопросов (с вариантами ответов) и опрошено 500 респондентов: 250 человек принадлежали представителям азербайджанской диаспоры (национально-культурное общество «Азери», г. Красноярск), еврейской диаспоры (еврейская организация «Гилель», г. Красноярск) и польской общины (общественная организация «Полония», г. Железногорск); 250 человек были представителями студенческой среды СФУ и Красноярского политехнического техникума.

Данное исследование определили следующие срезы: а) определение и сравнение межкультурных стратегий поведения обеих групп при отношении для обнаружения доминирующей тенденции миграционного процесса (локализации или аккультурации); б) выявление стратегий идентификации мигрантов (ориентация преимущественно на самобытность, преимущественно на соучастие, преимущественно на равенство первых двух ориентаций) и сравнение с межкультурными стратегиями для уточнения культурной ориентации на модель социокультурного общества; в) уточнение реально существующей модели социокультурного общества региона для прогнозирования действий по организации межкультурного отношения при будущих миграционных процессах.

Во-первых, для мигрантов мотивацией к миграции (условием для «вхождения») является дефицит трудовых ресурсов на иной территории, отсутствие межнациональной напряженности как угрозы невозможности контакта в межкультурных отношениях, отказ от предубеждений и выбор ассимиляционного поведения как стратегии погружения в культурное пространство на территории проживания. Далее в процессе налаживания контакта с принимающим обществом начинают происходить изменения поведения. Так, было зафиксировано, что мигранты изменили установки на принятие действий миграционной политики, то есть показали готовность изменить свое поведение по правилам существующего на территории государственного и местного управления. Единственным риском для мигрантов выступает склонение к ассимиляции со стороны доминирующей группы.

При анализе ответов групп мигрантов было выявлено культурное качество стратегии ассимиляции: она принимается только как необходимость максимального погружения в образ жизни принимающего общества, отрицается при трудовой миграции (особенно при постоянном проживании), посредством себя позволяет наиболее комфортно перейти в сторону стратегии интеграции (то есть сначала «научение», а затем построение диалога).

 При исследовании культурных установок принимающей среды всегда необходимо различить «действительную» и «желаемую» ситуацию развития межкультурных отношений.

Среди жителей города Красноярска есть следующие установки: отсутствие предубеждения в отношении мигрантов в возникновении межэтнических и межконфессиональных конфликтов; установка на поддержку в образовательных и трудовых процессах; принятие установки на специфические группы как обеспечение культурного многообразия и непрерывное культурное развитие; отсутствие принудительных мер к вынужденному выбору стратегии ассимиляции среди мигрантов.

Рисками для жителей принимающей стороны являются неконтролируемый приток миграционных волн и большая культурная дистанция в языковых и религиозных особенностях.

«Желаемую» ситуацию определяет установка на культурное образование мигрантов (аккультурировать национальные институты посредством образования) для того, чтобы исключить конфликты и проявления маргинализации и научиться жить в плюралистическом обществе.

Выбор данного ряда установок и рисков межкультурных отношений показывает ориентацию доминирующего общества на обе культуры и готовность жить как культурно различные народы в пределах одного общества; моделирует принципы мультикультурализма.

Далее, при сравнении межкультурных стратегий поведения обеих групп можно выявить общие закономерные особенности миграции: ассимиляция не избирается как поведенческая стратегия поскольку принудительно воздействует на обе стороны отношения, ведет к потере культурного наследия и самобытности, действительному разрыву и прекращению социокультурных отношений. Но если присутствуют положительные установки на принятие иного образа жизни и поддержания самобытности, общая ориентация на дело, то это фиксирует процесс перехода к интеграции и модели мультикультурного общества, позволяющего утвердить принципы самоутверждения и соучастия в построении единого социокультурного общества.

На примере красноярского сообщества стратегия интеграции будет реальна в случае трансляции идеологии мультикультурализма и достаточного количества высококвалифицированных специалистов по проблемам миграции в сфере образования. Подтверждающим аргументом происходящего взаимоотношения выступает стремление групп мигрантов к научению образу жизни в новой культуре и отсутствие дискриминации у доминирующей группы. Таким образом, на сегодняшний день активно проявлена тенденция аккультурации.

 Во-вторых, для того чтобы модель мультикультурного общества реально существовала, необходимо понимать отрицательные и положительные стороны избираемых целей и здесь можно уже обозначить несколько позиций: требуется

а) сохранение минимальной культурной дистанции посредством образовательных программ («окультурирование» как мигрантов, так и принимающего общества), позволяющих понять особенности разных культур. Например, при анализе ответов респондентов группы принимающего общества было выявлено нежелание принимать миграционные потоки китайцев. Следовательно, необходимо вводить в сферу образовательных программ дисциплины по эстетическому мировоззрению культуры Дальнего Востока. Чем больше различий (в языке, религии), тем больше трудностей испытывается в процессе аккультурации;

б) исключение стратегии полной ассимиляции, поскольку это отрицательно влияет (склоняет, вынуждает) на установки плюралистического общества и ведет к последующей потере (во втором поколении) этнических, языковых и религиозных особенностей;

в) усиливать трансляцию положительной идеологии мультикультурализма как целенаправленной интеграции, позволяющей узнавать и принимать культурные ценности и установки всех контактирующих культурных групп, т.е. устанавливать равновесие, поддерживать разнообразие и справедливость.

Вывод

Научным основанием исследования миграции в контексте межкультурного взаимодействия послужили несколько предпосылок.

Во-первых, в последние десятилетия этнокультурный, социально-культурный, культурно-антропологический и этнографический подходы зафиксировали исследовательское поле и привлекли внимание к феномену миграции как культурной проблеме. Миграционная динамика привела к формированию дилеммы: либо сохранение своего уникального единства и продолжение локального развития родной культуры в истории, либо растворение в поликультурных социальных сообществах ради появления новых целостностей. В гуманитарной науке определились два основных подхода: миграция сводится либо к локализации (сохранению), либо к ассимиляции культурных групп внутри поликультурного сообщества. Потребность в поиске основных механизмов, функций и тенденций данного явления определила необходимость исследования миграции как модели и процесса современных межкультурных отношений. Во-вторых, проведение культурных исследований ориентировано не только на прирост современного научного знания, но, прежде всего, на разрешение возникающих проблем социальных отношений. В соответствии с этим, актуально изучение специфики миграции в контексте современной культуры и миграционных отношений. В-третьих, специфика феномена миграции, выявленная междисциплинарными исследованиями гуманитарных и социальных наук, позволяет определить универсальные закономерности развития этого процесса в современных социокультурных отношениях (прежде всего в интеграционно-адаптационных).

На сегодняшний день активно проявлена тенденция аккультурации миграционных групп: стратегия неполной ассимиляции способствует формированию мультикультурной модели общества. Обнаруженная стратегия обусловлена общей ориентацией на дело и желанием обеих сторон аккультурации ради поддержания равновесия в сохранении культурной самобытности и одновременно научения новому образу жизни (поддерживается установка на принятие культурного многообразия как ценности). Понимание этого способствует прогнозированию осуществления перехода от стратегии неполной ассимиляции к стратегии интеграции и установлению модели мультикультурного общества.

В качестве вспомогательных действий этому послужат некоторые уже определившиеся позиции: 1) стратегия неполной ассимиляции фиксирует тенденцию аккультурации миграционных групп и способствует цивилизованному неконфликтному межкультурному сосуществованию, вместе с тем возможен переход к стратегии интеграции, формирующей господство положительной мультикультурной модели общества; 2) создание механизма культурной адаптации возможно только при актуализации знаний о миграции для сохранения минимальной культурной дистанции этнически разнородных групп, что способствует укреплению стратегии доминирующего общества и принятию его ценностей недоминирующими (миграционными) группами; 3) феномен миграции в сознании человека преломляется через призму языковой коммуникации, посредством которой идентифицируются культурные различия и определяются правила отношения мигранта и принимающей среды, а исчезновение языковых различий приводит к полной ассимиляции, что свидетельствует о невозможности формирования мультикультурного общества; 4) образование является одной из значимых сфер, влияющих на характер протекания миграционных процессов, и трансформирует непосредственные межкультурные отношения в поликультурные.

Суммируя выводы, можно наметить пути дальнейшего исследования феномена миграции. Во-первых, необходимо расширение категориального аппарата для создания развернутой теории миграции. Во-вторых, научный поиск может быть направлен на разработку и внедрение в образовательный процесс специальных дисциплин для формирования у молодого поколения наиболее полного представления о проблемах миграции. Также требуются специальные адаптационные программы, интегрирующие миграционные потоки в культурную среду принимающего общества. В-третьих, в методологическом направлении необходимо освоить кросс-культурные психологические исследовательские практики для сравнительного анализа (по странам, регионам и т.д.) отношения мигранта и принимающей среды в современной действительности.


Рецензенты:

Копцева Н.П., д.филос.н., профессор, зав. кафедрой культурологии Гуманитарного института Сибирского федерального университета, г. Красноярск.

Минеев В.В., д.филос.н., профессор кафедры философии и социологии Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева, г. Красноярск.