Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

STYLISTIC CHANGES IN THE QUALITY DERIVATION OF ADVERBS IN RUSSIAN

Ilyasova R.S. 1
1 Chechen State University in Grozny, Russia(364907,Grozny, st. Sheripov, 32
В словообразо¬вании наречий наблюдается противодействие общеязыковой тенден¬ции к спе-циализации. Для качественных наречий в конце XIX в. характерно усиление словообразовательных вариантов. Стремле¬ние к вариантности, по-видимому, лежит в природе качественных наречий, по-скольку сами они не более как вариантное выражение того содержания, которое уже было передано какими-то другими средствами. (Ср.: раздражающе — раздражающим образом, уголь¬но — как уголь и т. п.) В XX в. к этим языковым причинам, поддер¬живающим вариантность наречий, присоединяются и социальные: усиленное влияние на литературный язык послеоктябрьской эпохи разговорной речи, городского просторечия и диалектов. Это влия¬ние было в данном случае усилено потребностью языка в средст¬вах экспрессивности, потому что словообразовательные типы, при¬ходящие в литературный язык извне, выступают, как правило, в качестве стилистически окрашенных синонимов нейтральных об¬щелитературных типов. Обостренная же потребность в экспрессив¬ных единицах также была вызвана социально.
In slovoobrazo¬vanii dialects there opposition to the common language tenden¬tsii spe-socialization. For qu-alitative adverbs at the end of the XIX century. characterized by a strengthening of word-building options. Stremle¬nie variance to apparently lies in the nature of qualitative adverbs in themselves since they are no more than the expression of the variant content that has been transmitted by some other means. (Cf .: irritating - irritating way ugol¬no - as coal and so on. N.) In the XX century. these linguistic reasons podder¬zhivayuschim variance adverbs joined and social: increased impact on the literary language postrevolutionary era speaking, urban vernacular and dialects. Vliya¬nie It was here stressed the need sredst¬vah expressive language because derivation types pri¬hodyaschie the literary language from the outside, appear, usually as a stylistically neutral colored synonyms ob¬scheliteraturnyh types. Aggravation of the need for ekspressiv¬nyh units were also called socially.
: slovoobrazovanie adverbs
tendentsii to specialization
high quality bunkences
variance
sredstva expressiveness
wordformation type
stylistically paintedwide synonyms.

Русский литературный язык XX в. по сравнению с языком XIX в. характеризуется уменьшением словообразователь­ной вариативности. Тенденция к семантической специализации сло­вообразовательных типов направляет развитие словообразования всех частей речи.

Исследователи взаимодействия словообразовательных типов су­ществительных и прилагательных в языке XIX в. отмечают тен­денцию к утрате словообразовательных вариантов[3,с 250] внутри этих частей речи как особенность их развития в XIX в. Исключение со­ставляет словообразование качественных наречий. В словообразо­вании наречий наблюдается противодействие общеязыковой тенден­ции к специализации. Для качественных наречий в конце XIX в. характерно усиление словообразовательных вариантов. Стремле­ние к вариантности, по-видимому, лежит в природе качественных наречий, поскольку сами они не более как вариантное выражение того содержания, которое уже было передано какими-то другими средствами. (Ср.: раздражающе — раздражающим образом, уголь­но — как уголь и т. п.) В XX в. к этим языковым причинам, поддер­живающим вариантность наречий, присоединяются и социальные: усиленное влияние на литературный язык послеоктябрьской эпохи разговорной речи, городского просторечия и диалектов. Это влия­ние было в данном случае усилено потребностью языка в средст­вах экспрессивности, потому что словообразовательные типы, при­ходящие в литературный язык извне, выступают, как правило, в качестве стилистически окрашенных синонимов нейтральных об­щелитературных типов. Обостренная же потребность в экспрессив­ных единицах также была вызвана социально.

Взаимодействие наречных типов, которое имеет место в языке нашего времени, определилось уже в середине XIX в. Это, во- первых, взаимодействие префиксально-суффиксальных типов на основе синонимии суфф. -и/-ому: по-московски — по-московскому, по-собачьи — по-собачъему, во-вторых, взаимодействие суффиксаль­ного и суффиксально-префиксального типов -о/по- ... -ому: книж­но — по-книжному, честно — по-честному.

Что представляли собой эти синонимические типы в начале XX в. и как к этому времени определилось их взаимодействие?

Взаимодействие наречий на и на по- ... -ому в XX в. происходит очень активно. Оба словообразовательных типа, осо­бенно с 20-х годов, развиваются весьма интенсивно и, по нашим на­блюдениям, все наиболее существенные изменения в их структуре происходят в результате синонимического взаимодействия.

Синонимичное развитие этих типов можно в основном свести к таким моментам: круг производящих основ, характерных для одного типа, становится постепенно и сферой действия другого; расшире­ние круга производящих основ у одного типа вызывает ответное усвоение этих новых основ у другого типа; значения одного типа начинают развиваться у другого типа; процессы переразложения внутри одного типа находят отражение и в другом; наконец, сти­листическая окраска новообразований одного типа влияет на сти­листическую окраску соотносительных наречий другого типа — влияет по контрасту.

Расширение круга производящих основ и семантическое разви­тие типов — процессы, неразрывно связанные, расчленить их не­возможно, так же, как невозможно в каждом случае определенно решить, что первично: изменение производящих основ порождает новую семантику типа или зарождение нового значения расширяет круг производящих основ.

С начала 20-х годов, или немного раньше, в сферу деятель­ности того и другого типов входят в качестве производящих основы прилагательных на -ов-, которых до советского периода чуждались и наречия на и наречия на по-... –ому[2,с.350].

Наречия на от прилагательных с суфф. -ов-, видимо, рас­пространены в разговорной речи уже в 30-е годы[2, с 346.]. Раньше дру­гих появляются образования со значением ограничения признака: классово, финансово, жанрово и др.

Начиная с 30-х годов распространяются и некоторые наречия с чисто качественным значением: планово (многопланово), громовб, деловб, лобовб и др. В последующие годы эта группа пополняется очень мало.

Из них наиболее продуктивными являются наречия на -ово со сравнительным значением ('как что-н.’): шелково, свинцово, романсово, лаково, известково, василъково, родниково, рубиново, бредово, грозово, митингово, лозунгово, перламутрово и т. п. Они встречаются в языке писателей с начала 20-х годов, а с середины 20-х, в 30-е и последующие годы производство их становится бурным.

Наречия на по-...-ому от прилагательных с суфф. -ов- активи­зируются в основном в те же годы, но период наибольшей их актив­ности — 50—60-е годы. Вот ряд примеров:

Одна смерть,— ответил звонко, по-митинговому, Фадейцев  (В. Иванов, Возвращение Будды, 1924); Он заправски, по- цирковому хватал себя за шею  (К. Федин, Братья, 1928); Только спустя минуту уразумел, что это по-грозовому, несмолкаемо рычит гудок (А. Малышкин, Севастополь, 1930); Голова солдата, только что по-строевому вскинутая лицом вверх... тяжело поникла на грудь (Т. Степанов, День из жизни писателя, 1956); Он слишком молод, чтобы звучать в полном смысле то-басовомуъ («Сов. музы­ка», 1963, № 3); И пахнет она вовсе не хвойно, а нежно, по-луговому («Вокруг света», 1964, № 2); Была по-фронтовому резкой («Лит. газ.», 22 февр. 1964); Дело его — по-бытовому освоить иррациональ­ности («Театр», 1964, № 4); Это люди, в которых все как будто хоро­шо, а работают они по-передовому («Иск. кино», 1964, № 1.)

Наличие соотносительных образований на и по- ... -ому от прилагательных с суфф. -ов- (по-деловому — делово, по-бытовому — бытово, по-громовому — громово, по-грозовому — грозово, по-митин­говому — митингово, по-оркестровому — оркестрово, по-одинаково­му — одинаково) — явление недавнее. Оно охватывает немногие ос­новы (некоторые образования здесь имеют полулитературный ха­рактер, другие — сугубо книжный), но, несомненно, свидетельст­вует о тесной связи развития двух типов. Ср., например:

Скробов докладывал комиссару очень спокойно, по-деловому (К. Симонов, Из военных дневников); Статья написана делово (Из устной речи, 1963);

Казалось бы, облик и поза ее по-бытовому просты и естествен­ны («Комc.пр.», 24 мая 1964); Не слишком ли бытово и спокойно решена эта сцена («Театр», 1964, № 3);

Флиер искал по-оркестровому многообразного тембрального звучания («Сов. муз.», 1963, № 3); Все вместе взятое сочетается в удивительно оркестрово контрапунктическое переживание процес­са коллективного творчества и созидания («Иск. кино», 1964, № 6).

Вовлечение прилагательных с суфф. -ов- в число производящих основ этих двух наречных типов имеет не совсем одинаковый харак­тер: для типа по- ... -ому эти основы не были принципиально новы­ми, поскольку в XIX в. наречия на -ому производились главным образом от относительных прилагательных.

Для наречий на эти основы в XIX в. были чужды, как и осно­вы других относительных прилагательных (а большинство совре­менных наречий на образуется от относительных прилагатель­ных с суфф. -ов-).

В то же время надо отметить, что значительно более интенсив­но втягиваются прилагательные с суфф. -ов- в сферу действия типа, а не по- ... -ому. По нашим наблюдениям, наречия на в на­стоящее время образуются приблизительно от 1/3 всех прилагатель­ных с суфф. -ов-, отмеченных в СБ[ 5,162с.].Наречий на по-... -ому значительно меньше. Поэтому нельзя считать, что все образования на -ово возникают непосредственно как «ответные» на соотносительные суффиксально-префиксальные образования по- ... -ому.

Усвоение наречиями на основ прилагательных с суфф. -ов- можно объяснить по-разному, учитывая неоднородный характер наречий типа: 1) массово, планово и т. п.; 2) классово, жанрово и т. п.; 3) рубиново, романсово и т. п.

Наречия первой группы (их немного) появились в результате окачествления относительных прилагательных.

Наречия второй группы продолжают группу образований от относительных прилагательных со значением ограничения призна­ка, которые начали производиться еще в XIX в. Здесь тоже нет ярко выраженной тенденции к использованию основ на -ов-. Одна­ко иногда возникала надобность в наречиях этого типа именно от основ на -ов-. Наречия на по- ... -ому им не синонимичны.

И только наречия третьей группы, а их большинство среди тех, которые мы можем считать новообразованиями, являются результа­том взаимодействия наречий на и на по- ... -ому [4, с. 265]. Они выража­ют значение сравнения, усвоенное типом от типа по- ... -ому. Основы прилагательных на -ов-, как и основы прилагательных на -и-, оказываются наиболее подходящим материалом для производства наречий данного разряда (василъково, ландышево, рубиново й т.п.) в связи с тем, что среди суффиксов относительных прилагатель­ных -н- и -об- выражают наиболее общее значение отношения к предмету.

 В XX в. продолжается влияние типа на тип по- ... -ому, которое выражается в усвоении последним значений, свойственных типу (это определяет и круг основ, от которых образуются наре­чия на по- ... -ому).

Так, очень активизируется в XX в. образование от качественных прилагательных наречий на по- ... -ому со значением, тождествен­ным или очень близким соответствующим наречиям на : по- глупому — 'глупо, по-серъезному — ‘серьезно[]1, по-смешному — 'смешно и т. п.

Сравнительное значение приставки по- в этих образованиях поч­ти совсем не ощущается. Для языка советского периода это явление десемантизации приставки по- под влиянием синонимичного беспри­ставочного типа следует считать уже несомненно продуктивным.

Уже в первых двух десятилетиях XX в. замечается активиза­ция образований на по-... -ому от основ качественных прилагатель­ных со значением чисто качественным.

В 20-х годах продуктивность образований этого типа, особен­но в художественной литературе, заметно возрастает. Этому спо­собствует изменение социального состава носителей литературного языка: в писательской речи укрепляются некоторые словообразо­вательные типы, пришедшие из просторечия, в том числе наречный тип по-, -ому. В языке некоторой части писателей наречия этого типа вытесняют в это время целые группы наречий на . Например, у В. Шишкова в романе «Странники»: по-сердитому посмотрел; по-виноватому улыбнулся; по-веселому подмигнули; по-холодно­му сказал; по-силъному обнял; глаза сверкали по-ревнивому и мн. др. Ср. также: по-счастливому, по-потешному, по-нарочному, по- озорному, по-суровому, по-тихому, по-картавому, по-смешному, по- здоровому, по-веселому, по-гордому, по-свободному в авторской речи таких писателей, как Д. Фурманов, JI. Сейфуллина, А. Караваева,А.Веселый, М. Кольцов.

Встречаются подобные образования и в поэзии, например у С. Есенина: ... По-зрелому запела (Мой путь); По-смешному я сердцем влип, я по-глупому мысли занял (Ты такая же простая, как все); По-странному был я полон (Анна Снегина).

В начале и в середине 30-х годов картина существенно не меня­ется. С конца 30-х годов и почти до конца 40-х годов употребление и образование наречий на по-, -ому, соотносительных с качест­венными наречиями на , становится более сдержанным. Новых образований почти нет, употребление старых сосредоточивается главным образом в речи персонажей. Отдельные наречия, наиболее употребительные, «прижившиеся» уже в разговорной речи интел­лигенции, встречаются и в авторской речи. Так, по-молодому, по- честному, по-серьезному и некот. др. находим в языке Б. Горбато­ва, В. Гроссмана, А. Бека, В. Некрасова, JI. Соболева, В. Ажаева,В.Саянова, К. Паустовского и др., но в целом для писателей 40-х годов эти образования не характерны — язык писателей этого вре­мени носит в основном стилистически нейтральный характер.

В 50-е и особенно 60-е годы образования на по- , -ому, соотно­сительные с наречиями на , снова заметно активизируются. Они начинают широко употребляться в языке художественной про­зы и поэзии, в разных газетных и журнальных жанрах, в научных работах.

Но всех по-равному любя (В. Солоухин, Материнская слава); Труби по-громогласному (В. Боков, Маяковскому); Я поэтому спе­шу сделать по-умному (А. Прокофьев, Еще о работе); по-нормалъному говоря («Коме, пр.», 26 ноября 1959); Полевой ... только немного отклонялся от них, как творческая натура, не будучи в силах думать совершенно по-казенному (J1. А. Булаховский, Русский литературный язык первой половины XIX века).

В конце 50-х и в 60-е годы производство наречий этого типа становится не менее бурным, чем в 20-е годы. Вот некоторые при­меры из разговорной речи интеллигенции 60-х годов:

Мы-то по-скромному хотели, а они...; Это как-то по-наивному сказано; Он отнесся ко мне по-враждебному, провели занятия по- нормальному, смеются по-добродушному, заговорили по-разумному и т. п.

В художественной литературе и в публицистике, в речи дикторов радио и телевидения, в речи комментаторов спортивных соревно­ваний и других видах массовой коммуникации встречаются с боль­шей или меньшей частотностью следующие образования: по-чест­ному, по-молодому, по-умному, по-страшному,по-доброму,по-авралъному,по-правильному,по-справед-ливому, по-жестокому, по- тихому, по-трезвому ('трезво’), по-прямому, по-чудному, по-солид-ному, по-подлому, по-передовому и др. Ср. также:

Всюду мелочи, но они по-крупному портят жизнь (В. Тендряков, Короткое замыкание); По-счастливому завидуешь человеку, про­славившему свою отчизну столь блестяще («Лит. жизнь», 14 апр. 1961); Он кричал по-злому (А. Банин, Ночной бомбардировщик); И вдруг заметил следователь: юноша на девушку по-странному взглянул (Е. Евтушенко, Допрос под Брамса); Содержательна, зас­тавляет по-зрелому, по-серъезному думать... его повесть «Короткое замыкание» («Лит. газ.», 28 мая 1963); Помните, когда начался НЭП, всюду стали осматриваться по-хозяйственному (Н. Тихонов, Стра­ницы воспоминаний); Суметь искренне, по-живому увлечься («Лит. газ.», 1 дек. 1964); ... Внушаем по-хорошему, по-мягкому («Москва», 1964, № 11); Он пошумливал, свистел по-веселому («Москва», 1965, № 4); Настя стояла в сторонке, смотрела по-жуткому, замирала («Москва», 1964, № 4).

Несомненно, что активизация рассматриваемых наречий в язы­ке конца 50-х и в 60-е годы объясняется социальными причинами: в эти годы заметно усилилось проникновение просторечия в разговорную речь людей, говорящих на литературном языке, что явилось реакцией на безличную, сверхнейтральную, лишенную стилисти­ческих нюансов речь 40—50-х годов.

Под влиянием просторечия в разговорной непринужденной речи возникает новое явление: наречия на по-,-ому образуются от ка­чественных прилагательных, имеющих значение 'очень сильный’, вследствие чего наблюдаются соотносительные образования на и на по- ... -ому со значением интенсивности проявления призна­ка: устала страшнопо-страшному и т. п.