Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

THE ROLE OF SYNONYMS IN THE SPHERE OF REPRESENTATION OF THE INTENSITY OF THE ACTION IN TURKIC LANGUAGES

Abutalipova R.A. 1
1 Sterlitamak Branch Bashkir State University
Одним из существенных характеристик действия является его интенсивность. К интенсивности действия мы относим две семантические зоны: интенсивность выше нормы: норма; интенсивность ниже нормы : норма. Значение интенсивности действия репрезентируется разноуровневыми вербальными средствами – морфологическими, синтаксическими, лексическими, контекстуальными, интонационными. В настоящей статье определяется роль глаголов-синонимов в сфере репрезентации интенсивности действия в тюркских языках. При сопоставительном анализе многих глаголов-синонимов одного гнезда можно обнаружить, что они различаются усилением или ослаблением интенсивности выражанного в глагольной основе действия, причем градуальная семантика по отношению к норме реализуется без каких-либо дополнительных вербальных средств. Подобные глаголы-синонимы можно отнести к лексическим средствам деривации.
One of the essential characteristics of action is its intensity. To the intensity of the action we refer two semantic areas: intensity above normal : normal; intensity below the norm : the norm. The value of intensity of an action is represented by verbal means of different levels – morphological, syntactic, lexical, contextual, intonation. This article defines the role of synonymic verbs in the sphere of representation of intensity of action in the Turkic languages. In the course of comparative analysis of many synonymic verbs of one word family you may find that they are differ with the increase or weakening of intensively of action expressed in the verbal base, moreover gradual semantics with respect to the norm is implemented without any additional verbal means. Тhese words synonyms can be attributed to the lexical derivation means.
degree of intensity
ideographic synonyms
Bashkir language
means of representation
intensity of action

Одним из существенных характеристик действия является его интенсивность. Интенсивность действия мы рассматриваем как самостоятельную функционально-семантическую категорию в рамках функционально-семантического поля аспектуальности, тесно взаимодействующую с другими компонентами данного поля-основы. Под термином ‘интенсивность действия' понимаем качественную характеристику действия, проявляющуюся в градации степени интенсивности в сторону его усиления или ослабления по отношению к точке отсчета - норме. Соответственно, к интенсивности действия относим две оппозиционные семантические зоны: интенсивность выше нормы : норма; интенсивность ниже нормы : норма. Параметры понятия ‘норма' при этом определяются в зависимости не столько от объективных общепринятых установок, сколько от субъективной экспрессивно-эмоциональной оценки ситуации субъектом(ами) действия или субъектом(ами) речи.

Языковой материал и наши исследования подтверждают, что в тюркских языках значение интенсивности действия репрезентируется разноуровневыми вербальными средствами - морфологическими, синтаксическими, лексическими, контекстуальными, интонационными, комбинированными (аналитико-синтетическими, аналитико-контекстуальными) [1]. В тюркологии эти средства изучены неравномерно.

Как известно, при исследовании материала того или иного языка авторы в первую очередь обращают внимание на маркированные формы. Именно поэтому при составлении уже первых учебников по тюркским языкам авторы учебных грамматик выделили аффиксы, специализированные для выражения многократности действия с оттенком усиления или ослабления его качества. При этом лингвистический статус глагольных форм, осложненных данными аффиксами, долгое время определялся неоднозначно. Так, аффиксы гала/-гәлә, -кала/-кәлә впервые зафиксированы в перечне залоговых форм в «Грамматике татарского языка» И. Гиганова, изданной в 1801 году, как средства выражения ‘учащательного рода глагола'. Глаголы с аффиксом -ынкыра/-енке­рə выделены М. Ивановым в 1842 году как ‘учащательные глаголы'. Впервые в рамках категории залога приводится аффикс -ыштыр/-ештер  в Алтайской грамматике (1869 г.), описывается как средство выражения степеней глагола аффикс -ымсыра/-емсерə (К. Насыри, 1895 г.). В учебнике «Башҡорт теленең сарыфы» - 'Морфология башкирского языка' (1925 г.) для обозначения глагольных форм с аффиксами -ҡала/-ғала/-гәлә и -ынкыра/-енке­рə используется термин ‘аймаҡ': аффикс -ҡала/-ғала/-гәлә образует  ئايـماعـىُ قاباتـلـق - ‘ҡабатлҡ аймағы' - повторительный аймак, -ынкыра/-енке­рə   ئايـماعـىُ  كوُسه يتم - ‘көсәйтм аймағы' - усилительный аймак.

А.А. Юлдашев в составе «внутривидовых модуляций, сводящихся в основном к уточнению харак­тера протекания действия в пространственном, временном, количе­ст­венном и других отношениях», выделяет интенсивные глаголы и глаголы кратного действия [12]. Глагольные формы, осложненные аффиксами -ҡыла/-ғыла, -штыр/ -штер, -ыңҡыра/-еңке­рə, -ымһыра/-емһерә, Н.К. Дмитриев рассматривает как особые формы «усиления и ослабления действия» [4]. В современных грамматиках данные аффиксы изучаются как модификаторы способов глагольного действия, категории объема (вида) глагола, категории интенсивности действия.

  Тот факт, что «для выражения усиления или постепенного продолжения действия нередко настоящее деепричастие употребляется вдвойне» впервые отметил М. Иванов [5]. Позднее редуплицированные глагольные формы в составе средств выражения многократности действия с оттенком усиления или ослабления его качества приводятся практически во всех учебных грамматиках тюркских языков.

Лексические, контекстуальные, интонационные, комбинированные (аналитико-синтетические, аналитико-контекстуальные) выделены и описаны нами в монографии «Функционально-семантическая категория аспектуальности в башкирском языке» [1].

В настоящей статье определяется роль глаголов-синонимов в сфере репрезентации интенсивности действия в тюркских языках.

В лингвистических изданиях и словарях синоним определяется как слово, совпадающее (однозначащее, тождественное, полностью или частично совпадающее) или близкое (похожее) лексическое значение (смысл) с другим словом, выражением, но отличающееся оттенком значения или стилистической окраской. Термин ‘синоним' может быть применим и к единицам других языковых уровней.

По степени синонимичности и в зависимости от выполняемой ими в речи функции синонимы делятся на абсолютные (синонимы-дублеты), лексико-фразеологические и грамматические [11].

В тюркских языках среди частей речи синонимизация наиболее характерна глагольной лексике. Анализ фактического языкового материала тюркских языков позволяет утверждать, что в сфере репрезентации интенсивности действия задействованы идеографические синонимы, отличающиеся друг от друга оттенками значения, которые входят в разряд лексико-фразеологических синонимов.

При попарном сопоставлении многих глаголов-синонимов одного гнезда можно обнаружить, что они различаются преимущественно усилением или ослаблением интенсивности выражанного в глагольной основе действия.

Рассмотрим значение глаголов-синонимов, объединенных общей семой - ‘передвижение в пространстве' (преимущественно коня), на материале казахского, башкирского, татарского, киргизского и алтайского языков.

В «Казахском словаре синонимов» приводится синонимическое гнездо со словами шабу, жосыту, ағызу, қүйғыту, ызғыту, қүйындату [7]. Все эти слова выражают передвижение коня с различной интенсивностью.

Глагол шабу на русский язык переводится как 'скакать, бежать': Атты екпіндетіп, бар пәрменімен заулату. Бес-алты жігіт қарақшыны қуа шаба женелді (I. Есенберлин). Глагол жосыту имеет значение 'двигаться очень быстро на далекое расстояние': Олар жосытып шапқылап тау асып кетті (М. Әуезов). Глагол ағызу переводится как 'мчаться во весь опор; нестись': Баптап мінген ала жирен қасқасымен агызып алады (Ғ. Сланов). Глагол қүйғыту - 'пускаться вскачь': Жаяуға атты теңдік берген бе, шаңын да көрсетпей қүйгытып жотадан асты (Е. Түрысов). Ызғыту 'мчаться (на автомобиле), припустить коня': Ызгытып келе жатыр едім, далақтаған біреу көлденең шықты (Ш. Хүсайынов). Глагол қүйындату 'вихриться; вздыматься вихрем': Кенет күншығыс жақтан қүйындата шапқан салт атты көрінді (Ғ. Есенберлин). Мы полагаем, что в данное синонимическое гнездо можно включить глаголы жортақтау (жортақтау, жортаңдау) 'пускаться рысью' и желү 'нестись (как ветер)'. Например: Ат жортақтай жөнелдi - 'Лошадь пустилась рысью'. Айғыр желi - 'Жеребец бежит легкой рысью'.

В «Словаре синонимов башкирского языка» синонимического гнезда с таким значением нет. Однако и в башкирском языке функционируют глаголы сап- 'мчаться, скакать', ел- 'нестись', юрт- 'трусить', юрғала- 'бежать иноходью' общетюркского происхождения с тождественной с казахскими словами шабу, желү, жортақтау семантикой [9]. Их следовало бы объединить в составе одного синонимического гнезда. Например: Уның ошо уйын раҫлағандай, теге кеше атын саптырырға тотондо (Р. Низамов) - 'Как будто подтверждая его слова, тот человек пустился вскачь'. Бүтән ир-егеттәр ҙә, ҡылыстарын һелтәп, алға елдерә (Р. Низамов) - 'И остальные мужчины, взмахивая саблями, несутся вперед'. Атының ҡабырғаларына аҙ ғына ҡағылып алғас, малҡай юртырға тотондо (Р. Низамов) - 'Когда он (Нурбулат) чуть-чуть задел ребра коня, скотинушка побежала трусцой'. Ошолай уйлана-уйлана, егет атын юрттыра (Р. Низамов) - 'Так, задумавшись, джигит заставляет своего коня бежать трусцой' (Р. Низамов). Ауыр юлдан hуң hыу буйында хәл алған ат, башын сайҡай-сайҡай, юрғаларға тотондо (Р. Низамов) - 'Отдохнувший у воды после тяжелого пути конь, покачивая головой, пошел иноходью' (Р. Низамов).

В «Словаре синонимов» татарского языка также нет синонимического гнезда с общей семой ‘передвижение коня с различной интенсивностью'. Однако в речи функционируют и зафиксированы в словарях глаголы, имеющие аналогичное значение: чабу 'бежать, скакать, мчаться, нестись (о лошади)', җилү 'мчаться с ветерком, лететь, нестись', юырту '1) бегать/бежать || бег рысью'; 2) трусить, бежать || бег трусцой'; юргалау 'бежать иноходью' [10]. Например: Атка атланып чапты - 'Поскакал на лошади'. Юлдан җилеп бара ат - 'По дороге мчится конь'. Юргалаган атлар - асыл затлар' (из песни) - 'Лошади-иноходцы - благородные существа'. Ат җиңелчә юыртып барды - 'Лошадь бежала легкой трусцой'.

В киргизском языке слова с той же семантикой имеют следующую форму:  чап- 'быстро бежать, бежать карьером', жел- 'бежать трусцой, легкой рысью', жорғоло- 'идти иноходью'. Например: Чапсаң - чарсарсың, желсең - жетерсең (Поговорка) - 'Поскачешь - устанешь, побежишь трусцой - догонишь'. Байталым, жаның үчүн жорғолоорсуң (Поговорка) - 'досл.: Ради души своей ты, моя кобыла, иноходью пойдешь'. Атка чаап калган бала - 'Мальчик, уже умеющий скакать на лошади' [6].  

На алтайском: чап- 'скакать', јел- 'нестись',  jорголо 'ходить иноходью'. Например: Таҥ атту улус чаап келди - 'Всадники неслись'. Уулчак таҥ атту јелип бара - 'Мальчик несется на лошади'. Аргымагы jорголо бара - 'Аргамак идет иноходью' [8].

На основе фактического языкового материала можно делать вывод о том, что в казахском, башкирском, татарском, киргизском и алтайском языках глаголы-синонимы шабу, сап-, чабу, чап- 'скакать', жел-, ел-,  җил-, јел-, жел- 'нестись (как ветер)', жортақта-, юрғала-, юргала-, жорғоло-, jорголо 'пускаться рысью' используются для выражения разной степени интенсивности передвижения коня выше нормы: ат бара 'конь идет' (норма) > юрғалай 'идет иноходью' (выше нормы) > саба 'скачет' (еще выше нормы) > елә 'несется (как ветер)' (высшая степень интенсивности в данном синонимическом ряду). Анализ их морфемного состава наглядно показывает, что они имеют единый генетический корень. В процессе исторического развития языков произошло чередование начальных согласных  ш/с/ч/; ж /й(е)/ җ / је /ж; ж/ й(у)/ јо и гласных и/е(э); о /а звуков, однако общность семантики сохранилась.

Таким образом, сопоставительный анализ глаголов-синонимов одного гнезда, объединенных общей семой - ‘передвижение в пространстве' (преимущественно коня), на фактическом материале казахского, башкирского, татарского, киргизского и алтайского языков показывает, что они различаются преимущественно усилением интенсивности выражанного в глагольной основе действия, причем градуальная семантика по отношению к норме реализуется без каких-либо дополнительных вербальных средств. Подобные глаголы-синонимы можно отнести к лексическим средствам репрезентации интенсиности действия.

Рецензенты:

Саляхова З.И., д.ф.н., профессор кафедры башкирского языка Стерлитамакского филиала ФГБОУ ВО «Башкирский государственный университет», г. Стерлитамак;

Дударева З.М., д.ф.н., профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин филиала ФГБОУ ВПО «УГАТУ» в г. Стерлитамаке, г. Стерлитамак.