Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

Калинин А.Ю.

В условиях военного времени, к работе в органах милиции привлекались лица из числа раненых бойцов и командиров, ограниченно годных, пенсионе­ров и женщин. Лица, демобилизованные из Красной Армии, находились на особом учете и поступали в распоряжение Алтайского краевого военного ко­миссариата. Военно-пересыльный пункт Алтайского крайвоенкомата по мере возможности направлял демобилизованных «бойцов и командиров» на работу в милицию. Как правило, по состоянию здоровья демобилизованные были огра­ничено годные, в связи с чем, использовались на следственной работе, на рабо­те в паспортных и военно-учетных столах.

С началом ВОВ на работу в органы милиции вернулись пенсионеры, их опыт работы был необходим в условиях военного времени. Особенно много пенсионеров было среди участковых уполномоченных сельской местности. «Пенсионера Стакова С.М. назначить участковым уполномоченным Тюменцевского РО УНКВД АК» кстати, Степан Макарович неоднократно поощрялся руководством РО и УНКВД АК. Часть сотрудников милиции, находящихся на пенсии, возглавляла работу Бригад Содействия Милиции. В период с июня 1941 по май 1944 г. Начальник УНКВД АК подписал единственное заявление об увольнении сотрудника НКВД в связи с выходом на пенсию, причем не по возрасту, а по инвалидности.

Проблема подбора кадров для работы в органах НКВД в целом, и мили­ции края в частности, решалась за счет поступления на службу выпускников и выпускниц учебных заведений системы НКВД. В не раз упомянутой доклад­ной записке «О мероприятиях по созданию резерва на пополнение на случай откомандирования работников НКВД в освобожденные края и области». На­чальник УНКВД АК писал: « ... в первых числах марта 1943 г к нам вернутся 10 человек девушек из Свердловской школы НКВД и 25 человек курсантов Ха­баровской школы НКВД, где они в данное время обучаются». В июне 1944 г на службу в УНКВД АК поступили 4 выпускника Ташкентской межобластной школы милиции.[1] В 1941 г в Алтайский край были направлены 1 1 выпускников Омской межобластной школы милиции. Приказом Начальника УНКВД АК от 25.05.43 г №796 по л/с объявлен приказ Народного Комиссара Внутренних Дел СССР №826 от 7.04.43 «О присвоении курсантам-выпускникам Омской меж­областной школы милиции, работающим в органах милиции Алтайского края званий среднего начальствующего состава»,[2] звание младший лейтенант мили­ции было присвоено уже 24 сотрудникам-выпускникам, 11 женщинам и 13 мужчинам. С приходом выпускников учебных заведений системы НКВД активизировалась работа комсомольской организации УНКВД АК. Особенно много комсомольцы УНКВД АК сделали в процессе работы с беспризорными и без­надзорными детьми, с детьми, эвакуированными из центральных районов стра­ны. Комсомольцы УНКВД АК шефствовали над школами г.Барнаула и г.Бийска, организовывали акции по сбору вещей и подарков для фронтовиков, заботились о их семьях и семьях бывших работников милиции.[3] Выпускники учебных заведений системы НКВД проявили себя как грамотные, инициатив­ные работники внесли существенный вклад в дело охраны общественного по­рядка.

В период ВОВ первостепенное значение уделялось вопросам служебной дисциплины. В данной работе уже отмечалось ужесточение правового режима и увеличение мер наказания и юридической ответственности в государстве в целом. Соответственно были повышены требования к соблюдению служебной дисциплины в органах милиции. Анализ приказов о наказании сотрудников УНКВД АК позволяет назвать служебные проступки, которые чаще всего со­вершали сотрудники милиции в период ВОВ.

Как это не прискорбно, встречалось такое нарушение - упот­ребление спиртных напитков. Приказом Начальника УНКВД АК от 27.07.43 №1073 был уволен о/у ОБХСС УМ УНКВД АК Краев Я.У., как гласит мотивировочная часть приказа: « за со­крытие ареста в бытность работы в г. Ленинграде в 1935 и 1941 г.г. при поступ­лении в органы НКВД, за выпивку с осведомителем в присутствии посторонне­го лица в общественном месте».[4] В органах НКВД борьба с пьянством велась беспощадно. Наименее тяжким наказанием за употребление спиртных напитков был арест с выполнением или без выполнения служебных обязанностей, сроком от 3-х дней и более.

Огромный ущерб в военное время причиняют должностные преступле­ния, такие как халатность и взяточничество, поскольку они чаще всего сопря­жены с сокрытием преступлений, нарушениями паспортного режима, мародер­ством, сокрытием дезертиров и уклоняющихся от мобилизации. «В феврале ме­сяце 1943 г., пользуясь доверием бывшего зам.начальника райотдела мили­ции, паспортист Родинского райотдела НКВД Музыкантова выдала гр.Куленковой пропуск для поездки на Дальний Восток, за что с последней взяла взятку носильными вещами. За злоупотребление служебным положением и незаконную выдачу пропуска Музыкантову арестовать на 10 суток без вы­полнения служебных обязанностей с удержанием 50% заработной платы за дни ареста, после отбытия наказания из органов НКВД уволить без выходного пособия».[5] Уволить «заврайархивом Залесовского райотдела НКВД Бересневу А.П. за привлечением к уголовной ответственности за взяточничество...»,[6] наложить дисциплинарное взы­скание «10 суток ареста без исполнения служебных обязанностей на секретаря-счетовода Красноозерского РОУНКВД АК Халанского П.А. за халатное отно­шение к хранению оружия»,[7] «3 суток ареста на паспортиста Поспелихинского РО УНКВД АК за халатное отношение к своим обязанностям, выразившееся в оставлении двери паспортного стола не закрытой. В паспортном столе часть паспортов лежали на столе, ящик с бланками был открыт».[8] Приказы о наказа­нии зачитывались на занятиях по общеполитической подготовке, руководство принимало меры профилактики совершения правонарушений. Все же, анализ архивных документов показывает, что случаи, по­добные вышеперечисленным, были единичными. В условиях всеобщего подъема трудно было выделить и поощрить от­дельных сотрудников, и все же, приказы об объявлении благодарности, мате­риальном поощрении сотрудников УНКВД имели место: «За бдительность при обнаружении расхитителей продовольственных карточек на 300 руб. Трусову A.M. объявить благодарность».[9]

Сотрудники алтайской милиции, как и другие труженики, тыла жили в тяжелых бытовых условиях, недоедали и недосыпали, однако скидка на это не делалась никогда. Сотрудник милиции должен был быть при­мером для подражания, внимательным, собранным, безупречно выполнять свой служебный долг.

Сотрудники Алтайской милиции не жалели ни времени ни сил выполняя свои служебные обязанности. И то, что победа в Великой Отечественной Войне оказалась неизбежной немалая заслуга Алтайских милиционеров.


[1] Там же. Л 92.

[2] Там же. Ф.4. О.1. Д.1. Л.18.

[3] Деятельность милиции Алтайского края в период ВОВ (историко-правовой аспект). Учебное пособие/Под ред. В.М. Семенова. Барнаул: БЮИ МВД России, 2001. С.21.

[4] Там же. Ф.4. О.23. Д.8.Л.9.

[5] Приказ начальника УНКВД АК №1009 от 13.07.43 г. Ф. 3. О.5. Д.9. Л.24.

[6] Приказ начальника УНКВД АК № 976 от 15.06.43 г. Ф. 3. О.3. Д.1. Л.2.

[7] Приказ начальника УНКВД АК № 425 от 16.03.42 г. Ф. 3. О.1. Д.1. Л.14.

[8] Приказ начальника УНКВД АК № 50 от 02.02.45 г. Ф. 4. О.20. Д.2. Л.4.

[9] Приказ начальника УНКВД АК № 108 от 15.01.45 г. Ф. 4. О.20. Д.3-а. Л.193.