Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

ACCOUNTING TYPOLOGICAL FEATURES OPERATION NUMERALS IN A SPEECH IN STUDENTS-BILINGUAL

Dmitrieva E.N. 1
1 Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Professional Education "M. K. Ammosov North-Eastern Federal University"
Проведен сопоставительно-типологический анализ числительных в лингводидактических целях. В ХХ1 веке цифровых технологий использование числительных, особой и специфической части речи, в семантике которой заключена высокая степень абстракции, в речи билингвов характеризуется высокой частотностью. Числительные объединяют слова совершенно разные по своему образованию, исконному характеру, по типам словоизменения в сопоставляемых языках. В работе рассматриваются основные направления в развитии и функционировании числительных, дается оценка учебного материала с точки зрения методической ценности и интерференционной потенции. На основе результатов типологического сопоставления числительных и выявления расхождений на парадигматическом и синтагматическом уровнях, функционировании в различных стилях речи, предлагаются рекомендации по осознанному усвоению норм грамматических категорий числительных студентами-билингвами.
The comparative-typological analysis of numerals in linguodidactic purposes has conduct. XXI century of digital technology using numerals, special and particular part of speech, which lies in the semantics of a high degree of abstraction, in the speech of bilinguals is characterized by high frequency. Numerals combine words quite different in their education, the primordial nature, types of inflection in the compared languages. In work examines the main trends in the development and functioning of the numerals, the estimation of educational material in terms of the methodological value and potential interference. Based on the results of typological comparison numerals and identifying gaps in the paradigmatic and syntagmatic levels, functioning in different speech styles, are made recommendations on conscious assimilation of the rules of grammatical categories numerals bilingual students.
the grammatical rules.
the differences in the paradigmatic and syntagmatic level
the operation of the numerals in the different speech styles
comparative-typological analysis

Введение

Числительные в системе имен выступают как специфическая, в то же время универсальная часть речи в русском и языке саха. В сопоставлении русских и якутских числительных учитываются старинные морфологические отношения, трансформации, происходившие в процессе эволюции, синхронно и параллельно сравниваются их морфологические категории.

Числительные в системе имен выступают как специфическая часть речи, так как в них заключена высокая степень абстракции. Ученые полагают, что современные числительные первоначально были словами, называющими конкретные предметы и лишь с течением времени в результате абстрагирую­щего человеческого мышления стали названиями отвлеченных чисел. О былой генетической связи числительных с другими частями речи писал акад. В. В. Виноrpадов: «Числительные в истории русского языка объединялись в самостоятельный грамматический класс, порвав старые связи с классами существительных и отчасти от местоимений и прилагательных» [3. С. 242]. В современных русских числительных сохранились пережитки старинных мор­фологических отношений, может, поэтому они в настоящее время представ­ляют пеструю картину. «Грамматические судьбы клaсса имен числительных русского языка связаны с эволюцией идеи числа в европейских языках», - отмечал А. А. Потебня. Как известно, категория числа в западноевропейских языках освобождена от предметности, понятие математизировано. Название чисел - показатели количества однородных предметов, обозначение их сче­та. Числительные в европейских языках нe имеют форм числа, рода, падежей. Они замкнуты в своеобразную категорию количественных слов, кото­рые лишены морфологического разнообразия. В сущности, европейские чис­лительные - это абстрактные показатели выраженного в цифрах числа. Математическое отвлеченное мышление вторгается в общий язык и трансфор­мирует систему числительных, лишив их отчетливых форм имени и прилагательных. В русском языке, как считают лингвисты, часть числительных яв­ляется древней, существовавшей еще в индоевропейских языках. Од­нако, известно, что в древнерусском языке названия чисел не образовывaли особой части речи. Впервые М. В. Ломоносов в «Российской гpамматике» (1755) назвал числительные особой чаcтью речи. Таким образом, в coвpeменном русском языке, образуя особую отдельную часть речи, числитель­ные объединяют слова - названия чисел, совершенно разные по своему образованию, по своему исконному характеру, по типам словоизменения. Чис­лительные сохраняют тесные морфологические связи с существительными и прилагательными.

Как отмечают лингвисты, числительные в якутском языке имеют древ­нее происхождение, и количественные числительные в основном совпа­дают с соответствующими числительными других тюркских языков. Проф. Л. Н. Харитонов, подчеркивая древнее происхождение, отмечает: «В раз­говорной речи существует счет с помощью слова ордук (излишек) отут ордуга биир, а±ыс уон ордуга икки. Подобный способ счета обнаружива­ется в языке орхонских надписей... Отголосок древнего счета представля­ет собою в якутском языке нередко встречающийся среди пожилых людей и стариков способ обозначения возраста: сэmmэ уоммуmmан иккиmин ыллым (от семидесяти моих я взял два, мне шестьдесят два года) [5. С. 145]. Обратный порядок расположения составных числительных, при котором мелкое число предшествует крупному, сохраненный в живой разговорной речи, представляется уникальным, специфическим явлением в языке. Известный тюрколог, проф. Н. К. Антонов в своих публикациях выдвигал гипотезу об особой системе счета при обозначении количества и меры у древних якутов.

Впервые в работе Николааса Витсена «Северная и Восточная Tартария» (Noord en Oost Tartarye) даются сведения о числительных якутского языка (1692, 1705 гг.). Он переводит 29 якутских числительных. Сам Витсен приводил голландские слова и их перевод на якутский XVII века, позже голландские ученые добавили перевод их на русский, на современный якутский, а также на родственный современный турецкий язык, например:

Een

Twee

Drie

Bir

Icki

Vs

Один

Два

три

Биир

Икки

ус

Bw

Iki

Uc

В современном якутском литературном языке числительные второго десятка образуются по исключительно простому общетюркскому принципу: двенадцать - уон икки (десять + два), семнадцать - уон + сэттэ (десять семь).

В фундаментальной работе О. Н. Бетлингка «О языке якутов» (Uber die spracne der jakyten von Otto Bontlingk, 1851) рассматриваются неразложимые числительные; выделяются основные разряды приблизительных, собирательных, разделительных, порядковых числительных [1. С. 286-287]. В 679 параграфе на основе примеров раскрывает особенности функционирования разрядов числительных в речи, например: уон ордуга икки-ус (излишек) от 12 до 13. Автор отмечает, что два числа, следующих непосредственно друг за другом, не определяемого более подробно аналогично монгольскому [7. С. 386]. Работа Отто Бетлингка служила основным источником в дальнейшем изучении числительных в грамматиках якутского языков С. В. Ястремского [Иркутск, 1900], Н. Н. Поппе [М., 1918].

В двух языках насчитывается всего около двадцати корней числитель­ных, которые в разных комбинациях и сочетаниях дают неограниченные возможности для всевозможных вычислений. В русском языке при обо­значении очень больших чисел или количеств употребляются существи­тельные: биллион, триллион, квадратион... В якутском заимствованными из русского являются: тыhыынча, молуйуон, мuлийээр. В то же время счи­тается, что числительные представляют собой непополняемую часть речи.

Если сравнить разряды, то в русском в особую часть речи выделяются только те количественные и собирательные слова, которые обладают сво­ими собственно морфологическими признаками, не позволяющими их объе­динить ни с существительными, ни с прилагательными, и общностью их синтаксических функций. В состав количественных входят определенно­-количественные и неопределенно-количественные числительные.

Количественные делятся на целые и дробные, представляющие собой объединение количественного, целого и порядкового (пять восьмых, три целых три десятых) и собирательные, которые особым образом обознача­ют целое число как единое целое, как нечто объединенное: двое, пятеро, семеро. Собирательных числительных в русском языке строго огpаниченное количество - одиннадцать лексем: оба, обе, двое, трое, четверо, пятеро, шестеро, семеро, восьмеро, девятеро, десятеро.

Порядковые не все исследователи относят к числительным, обычно они считаются прилагательными. В древнерусском языке порядковые числительные с грамматической точки зрения ничем не отличались от прилагательных. Подобно прилагательным, они имели полные и краткие формы: първъ (-а, -о) и първыи. В конце XIX века порядковые числительные употреблялись по норме прилагательных, например: свътьлыи и т.п.

Понимание различий в значении числительных разных разрядов очень важно для правильного их употребления в речи, так как каждый разряд числительных сочетается только с определенным кругом существительных. Счетные числительные в русском языке сочетаются с существительными, имеющими соотносительные формы единственного и множественного числа: десять книг. Неопределенно-количественные числительные сочетаются с названиями предметов, поддающихся счету или мере: столько птиц, мало книг, много сахару. Собирательные (кроме оба) сочетаются с существительными мужского рода, обозначающими людей и детенышей животных: три медвежонка - трое медвежат, три мальчика - трое мальчиков.

В грамматике якутского языка выделяются следующие разряды: количественные - тоьо (определенные и неопределенно-количественные имена), порядковые - кэрискэ, собирательные - алтыа, сэттиэ; приблизительные - барыллааьын: уонча, суурбэччэ, отучча, икки - ус, туорт уонча, ус хас, то5ус хас; разделительные - уллэьик ахсаан аат: туортуу, биэстии, уончалыы; дробные - бытархай ахсаан аат: а5ыс гыммыт уьэ.

Приблизительные числительные образуются аффиксами - чча, ча: суусчэ, отучча (около тридцати), суурбэччэ (около двадцати). Собирательные: иккиэ (двое), тордуо (четверо), сэттиэ (семеро), онуо: онуон (десятеро), уьуо - уьуон (втроем). По словам О. Бетлингка, данные аффиксы являются древними. Разделительные числительные имеют параллели и в других тюркских языках, например, в башкирском: ун-ар (по десять), ун алты-шар (шестнадцать), уоннуу (по десяти), уон алталыы (по шестнадцати).

По составу в двух языках выделяются простые, сложные, составные. В области образования числительных развивается своеобразный принцип агглютинации элементов. В морфологическом составе числительных от 11-19 обнаруживается склеивание тематических обозначений единиц: один, две, три посредством инфикса - на со склоняемым суффиксом - дцать. Эта агrлютинация префиксалъная; она нарушает арифметический порядок десятков и единиц, в цифрах единицы следуют за десятками: одиннадцать, двенадцать. В образовании числительных 11-19 названия единиц выдвину­ты в зачин как основа слова. Этим достигается цельность системы словообразования числительных два-дцать, три-дцать, nять-десят ... Числитель­ные, обозначающие десятки в индоевропейских языках, были словосоче­таниями, при склонении меняются оба компонента, что свидетельствует о слиянии, составных частей: пятьюдесятью тетрадями. В русском языке они называются сложными, в якутском - сложные отсутствуют. В якутс­ком языке выделяются названия десятков и сотен: туорт уон, алта уон, икки суус. Специфическими представляются парные числительные: биэс­-алта, алта-сэттэ, суурбэччэ-отучча, выражающие приблизительный счет. Отсутствуют сложные числительные, следовательно, могут возникнуть затруднения y саха в их использовании в речи. Классификация важна при рас­пределении числительных по типам склонения и составлении контекста.

Лингвисты говорят о гибридном характере русских числительных. Структура современных русских числительных ярко отражает приемы «приспособления архаической морфологии к новым формам мышления». Разрыв употребления и значения указывает на переходную стaдию в истории русских числительных. Старая техника языка вступает в противоречие с новы­ми принципами понимания и выражения отвлеченных понятий. Грамма­тическая структура и синтаксические функции числительных определя­ютcя их специфическим лексическим значением.

В русском языке происхождение числительных влияет на их склоне­ние, при склонении они ведут себя то как существительные, то как при­лагательные. Можно отметить следы древнерусского двойственного чис­ла: один стол (ед. ч.) - (двойств. ч.) два стола - три столы (мн. ч.). Форма двойственного числа исчезла, стала нормой: три стола. В некоторых падежах, например, в творительном сохранились следы древнего склонения и формы согласования: четырьмя столами. Необходимо отметить, что коли­чественные (целые, дробные, собирательные) числительные имеют в со­временном русском языке независимую категорию падежа, а порядковые склоняются по типу прилагательных.

В русском языке специфическим явлением можно считать то, что разные по составу числительные (простые, сложные, составные) имеют свои особенности склонения.

Простые числительные имеют свои особенности склонения. Их мож­но сгруппировать или разделить на типы. Числительные два, три, четыре; двое, трое, четверо (собирательные); оба; сколько, столько, несколько имеют следы сходства прилагательных во множественном числе: mpем, пятерым; скольким, нескольким. Количественные числительные в русском и якутском языках не име­ют категории числа, потому что в самом их лексическом значении содер­жится понятие числа. Что касается категории рода, то здесь наблюдаются расхождения. В родном языке отсутствует грамматическая категория рода. B русском же остатки родовых окончаний сохранились у числительных: один, одна, одно; два - две, оба - обе, полтора - полторы. В древнерусском языке представляло собой сращение полъ вътора - «один и половина второго». Постановка ударения: Полтора суток без перерыву лил дождь - полтора ударение на первом слоге было нормативным.

Считается, что в качестве числительного «один» употребляется только в единственном числе, формы множественного числа принимает в случае сочетания с су­ществительными, имеющими форму только множественного: одни брю­ки, одни хлопоты, одни соседи, одни ворота. Может принимать несколько значений: На базаре были одни сани (1 штука, только сани). Имеет форму трех родов: один дом, одна книга, одно перо.

Числительные два, оба, полтора; две, обе, полторы имеют по две фор­мы, одна для мужского и среднего рода: два арбуза, оба арбуза, полтора арбуза; одну для женского рода: две дыни, обе дыни, полторы дыни. В син­таксическом отношении для якутов представляют трудности те случаи, когда числительное является главным словом, и оно определяет форму существительного: две столовые - две столовых; обе горничныe - обе горничных, т. е. те случаи, когда они семантически не различаются. Особенно испытывают трудности в тех случаях, когда главным словом в словосочетании «числительное + существительное» является существительное и когда необходимо согласовать: говорим о двух событиях, nодошел, к двум школьникам. У слов два и полтора морфологическое значение рода четко выражено в формах именительного и винительного падежей: два, стола - две книги (но двух столов - двух книг), полтора куска - nолторь/ булки (но полутора кусков - полутора булок). У слова оба значение рода выражается во всех падежах: обоих студентов, обоими студентами, обеих студенток, обеими студентками. Категорией одушевленности и неодушевленности обладают числительные: один, два, три, четыре: вижу два арбуза, трех подруг, видел две картины, вижу двух собак (но поймал две рыбки).

В якутском языке: икки уолу кордум, ус кyhy сиэтибит. Особую труд­ность для нерусских представляет склонение числительных, т. к. оно представлено несколькими типами. Отличительной особенностью скло­нения числительных на десять является так называемое двойное склонение, т. е. склонение обеих составных частей: nятидесяmи, пятьюдеся­тью. Слова 8 и 80 в творительном падеже имеют вариантные формы: восьмьдесятью - восемьюдесятью. В русской разговорной речи наблюдает­ся тенденция в форме творительного падежа всех числительных на десять употреблять форму типа: пятидесятью, шестидесятью, вместо пя­тьюдесятью, шестьюдесятью, первая форма в письменной речи явится орфографической ошибкой. Числительные 40, 90, 100 имеют только две различающиеся падежные формы именительного и винительного падежей и форму: сорока, девяноста, ста - единую для всех косвенных падежей. Близко к этому типу склонение числительного полтора. У него тоже различаются только две падежные формы. Но падежи этого слова противопоставлены не по окончаниям, а изменением самой основы: полтора - полутора. Такой способ выражения значений называется внутренней флексией. В русском языке он встречается очень редко: полтора килограмма, nолторы тонны - полу­тора килограммов, полутора тонн. Подобное склонение имеет числительное полтораста: род. п. полутораста лимонов; дат.п. полутораста лимонам; тв.п. полутораста лимонами; предл.п. полутораста лимонах.

При склонении составных числительных склоняется каждое из входящих в его состав слов: триста восемьдесят четыре - тремястами восьмьюдесятью четырьмя. В то же время в современной устной речи наблюдаются тенденции к упрощенному склонению составных числительных: а) склоняются только начальные и конечные компоненты; б) только последний компонент составного числительного. Редкий человек рискнет произнести даже трехзначное число в другом падеже, кроме именительного. К примеру, если ему нужно сказать, что двумстам восьмидесяти трем человекам сделаны прививки против группы, то в лучшем случае фраза звучит: «Двести восемьдесят трем человекам сделаны прививки против дифтерии». В письменной речи подобное использование числительных будет ошибкой. Особую трудность представляет склонение числительных, которые в своем составе имеют сложные; например: 264583 человека, в форме творительного падежа склоняется: с двумястами шестьюдесятью четырьмя тысячами пятьюстами восемьюдесятью тремя человеками. Носители языка саха допускают ошибки в использовании сложных числительных, которые отсутствуют в родном и нормы склонения резко отмечаются.

Употребление в речи порядковых числительных вызывает затруднения у носителей языка саха. Согласование с существительными типа «год» бывает обычно ошибочным: «двухтысячно двенадцатый год», «двухтысячно первый год». Осознанное усвоение возможно при сравнении и выявлении специфики, грамматически порядковые числительные похожи на прилагательные. В «Русской грамматике» (1980) порядковые числительные относятся к прилагательным: в две тысячи тринадцатом году; о две тысячи пятом годе, к две тысячи двенадцатому году и т.п. В составных порядковых числительных склоняется последняя часть (адъективное склонение).

Особую трудность представляет для нерусских употребление числительного с предлогом по. Они имеют особенности: выступают в форме дательного падежа или винительного падежа, совпадающей с формой именительного падежа: по пяти яблок, по десяти тетрадей. Дали по два каран­даша, по двое ножниц, по сто билетов. Решено было сперва играть по трид­цать минут в тайме. Набрав по десять очков, оба претендента возглавили турнирную таблицу. В якутском языке им соответствуют разделительные числительные с аффиксами: алталыы, суусчэлии, биирдии, уоннуу.

Рассмотренные примеры убеждают, что имя числительное - это часть речи, которая обозначает количество посредством особой системы па­дежных форм. Особая система падежных форм - основное отличитель­ное грамматическое свойство русских числительных, что и порождает трудности при употреблении в речи.

Числительные от 3 до 1000 в русском языке не имеют грамматического рода, нельзя сказать: круглый пять, круглая пять, круглое пять. Можно отметить неспособность сочетаться с прилагательными. Они индиффе­рентны по отношению к морфологической категории числа: пятеро при­шло, пятеро пришли, семь человек живет, семь человек живут. Числовые понятия отличаются своей определенностью и индивидуальностью. Чис­ло всегда остается самим собою и равным самому себе. Число само явля­ется точным показателем количества предметов.

В древних русских и якутских верованиях, обрядах, фольклоре многие представления и действия связывались с определенными числительными. От длительного употребления некоторые числа приобрели символичес­кие значения. У православных особое отношение к 3. Троица - бог един в своей сущности, но существует в качестве трех личностей: бог - отец, бог - сын и святой дух. Троица - православный праздник. Крест из трех пальцев, кресты - трехглавые. Троице-Сергиева Лавра. Изображение трех архангелов - символ Троицы - икона работы Андрея Рублева и т. д.

Особое отношение у русских к числу семь. Для носителя русского языка - это счастливое число. Особое состояние души отмечается при помощи семи в фразеологических единицах, идиоматичных, присущих понятию русских людей, например: семи пядей во лбу (умный), за семью замками (под надежной охраной), книга за семью печатями (недоступ­ная), на седьмом небе (быть безгранично счастливым), попадать на седь­мое небо (испытывать чувство восторга). Данные фразеологизмы, в соста­ве которого имеются числительные, идиоматичны. А пословицы и пого­ворки в обобщенном виде констатируют свойства людей и явлений, дают им оценку или предписывают образ действий, соотносятся с типичными ситуациями общения. Семь бед - один ответ; семь верст не крюк; семь лет молчал, на восьмой вскричал; семь раз отмерь - один отрежь; семь раз по-твоему, да хоть раз по-моему; семь рек осушила, холста не смочи­ла; семь четвергов, и все в пятницу (Русские пословицы и поговорки, 1994). В психологии отмечается, что возможности человека позволяют запоми­нать семь основных положений. Необходимо отметить, что существует также понятие "семи чудес света" и т. д.

В якутском языке, как и в других тюркских, число «сэттэ» восходит к «ситтэ», т. е. достигнуто, готово. В работе А. Е. Кулаковского [5] находим пословицы с идиоматичным значением: сэттэ киhи биир анньы­ыны а5ала барбыттарыгар дылы - подобно тому, как семеро пошли ис­кать одну пешью. Говорят, когда за пустячную работу принимаются мно­гие. Сэттэ кэрэх этиттэн маппыт Тэлээhэйгэ дылы - подобно Тялясаю, не заставшему одно за другим семь жертвоприношений злым духам. Пословицу употребляют, когда кто-нибудь опоздает на пиршество, свадьбу, увеселение, дележ добычи. Сэттэ ыалы биир сугэлээбит диэбиккэ дылы, - подобно тому, как сказать, семь хозяйств наделил только одним топором. Говорят, когда недостаточно удовлетворяют нужды мно­гих. Наконец, пословица, которая перешла в фразеологизм и использует­ся в разговорной речи: Сэттэтин ылла - выжал из него все «семь». Гово­рят, когда кто-нибудь прочтет строгую нотацию кому-нибудь [5. С. 172]. В якутском языке существует фразеологизм: сэттэ сирэй - букв. имеет семь лиц, говорят о таком, который меняет свои взгляды и мнение. По пове­рью якутов, при камлании шамана, оказывающего сильное влияние на психику людей, присутствующие различали семь его обликов и теней, от­сюда и возникло выражение, перешедшее во фразеологизм.

Проф. Л. Н. Харитонов отмечает, что числительные 3, 9 обычно связываются с добрым началом, а число 8 чаще всего выступает как атрибут злого начала [7. С. 146]. Подтвердим примерами: «ус саха са5аттан» (с трех якутов уже начинается народ), «ус xaттыгастаахx ендел халлаан»­трехъярусное приподнятое небо, «то5ус то5ойдоох суол» - дорога с девя­тью изгибами (Предания, легенды и мифы саха, 1995). По представлениям якутов, мир был трехъярусный: верхний, средний и нижний... В якутском языке существуют пословицы и поговорки, в основном характеризующие человеческие качества: Ус ергестеех, а5ыс кырыылаах кuhu - человек о трех остриях и о восьми ребрах граней. Говорят об удалом и энергичном человеке. Утуо кuhu хара5а ус - у хорошего человека три глаза (т. е. наблюдательный). Ус кулуктээх кuhu - человек с тремя тенями. Про­нырливый, хитрый человек. Народная мудрость выдвигает символические числа и связывает их с определенными понятиями.

В русских пословицах и поговорках выделяются с числом пять: с пятого на десятое бессвязно, непоследовательно, пропуская подробности, рассказывать, сообщать, говорить. Вариант: через пятое на десятое; пятое деся­тое. В разговорной речи русские часто используют пословицы со значени­ем лишнего: опять двадцать пять - то же самое, одно и то же; как собаке пятая нога - нисколько, ничуть, совершенно не нужно; пятое колесо в телеге - лишний; ненужный в каком-либо деле человек. По частотности употребления отмечаются пословицы и поговорки: по пятое число· - по всей строгости наказать, проучить; без пяти минут - почти стал кем-либо по положению, профессии. Известен фразеологизм: как свои пять пальцев - очень хорошо знать. На каком логическом основании выделяются знаки этих чисел, остается областью гипотез, видимо, связано с психологическими особенностями восприятия носителей русского и якутского языков.

Выше отмечено, что грамматические свойства у числительных разные; что и порождает определенные трудности при их употреблении. Сло­во один имеет формы рода, а слова пять и миллион не имеют. Один - одни, миллион - миллионы имеют формы числа, а пять по числам не изменяется, слово один склоняется, как прилагательное: один дом - одно­му дому. Обнаруживается категория одушевленности - неодушевленности: стоит один дом, нет одного коня, пасу одного коня, построили один дом. Миллион ведет себя как существительное: миллион домов - миллиона до­мов - миллиону домов, да еще и управляет и согласуется: построили пять домов; около пяти домов, за пятью домами... В преподавании, безусловно, важно раскрытъ былые генетические связи числительных, обуславливаю­щие закономерности употребления русских числительных.

Функционирование числительных имеет особенности: они могут употребляться самостоятельно или в сочетании с существительными. Употребленные самостоятельно, числительные являются самостоятельными членами предложения: Пять больше трех (подлежащее и дополнение). Трижды три - девять (сказуемое). Образуя нечленимые словосочетания, они являются одним членом предложения: Оба друга - спортсмены (подлежащее). Автобус отправляется в восемь часов (обстоятельство времени).

При использовании в речи для нерусских являются трудными и случаи перемещения ударения. Неподвижное ударение наблюдается в формах типа: одиннадцать - одиннадцатью, оба - обоих - обоими - обоим, пять - пяти - пятью.

Нормативными являются переносы ударения на предлог: за двa, за два; nо два - по две, во сто крат, за сто лет. У собирательных числитель­ных: за двое - за двое, по двое - nо двое. Или: разделить на два, яблок досталось по двa, засчитать один рабочий день за два. Ударение может пе­ремещаться на предлог при указании приблизительности: лет за пять, дня на два. В составном числительном ударение на предлог не перемещается. В якyтcком языке ударение падает на последний слог слова и постоянное, не перемещается.

Изучение числительных требует учета трудностей для носителей якутского языка и активной речевой практики. Задания и упражнения большей частью должны носить проблемный характер.

Типы упражнений и заданий могут быть самыми разнообразными, в то же время учитывающими специфические особенности функционирования в речи русских числительных, их гибридные свойства, с учетом тенденций в развитии. В век внедрения цифровых технологий возрастает роль числительных в жизни общества, частотность их употребления в речи, поэтому подача учебного и усвоение материала и выполнение упражнений строится по отдельным разрядам.

Рецензенты:

Прокопьева Светлана Митрофановна, доктор филологических наук, профессор, руководитель Научно-образовательного центра «Типология языков и межкультурная коммуникация» ИЯКН СВ РФ. ФГАОУ ВПО «Северо-Восточный федеральный университет имени М. К. Аммосова», г. Якутск.

Петрова Светлана Максимовна, д.п.н., профессор, зав. кафедрой «Русский язык как иностранный» филологического факультета ФГАОУ ВПО «Северо-Восточного федерального университета имени М. К. Аммосова», г. Якутск.