Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

THE PROCESSES OF CONFLUENCES VOWELS IN MAKING OF THE TENSE FORMS FROM MONOSYLLABIC VERBS IN CHECHEN AND INGUSH LANGUAGES AND IN CHECHEN DIALECTS

Ireziev S.S. 1
1 Chechen state university
Настоящая статья является частью специальной работы, посвященной подробному описанию фонетических особенностей при образовании временных форм в чеченском и ингушском языках. В статье исследуются процессы слияния гласных при образовании временных форм от односложных глаголов в чеченском, ингушском языках и диалектах чеченского языка в сравнительно-историческом плане, опираясь на работы известных исследователей фонетического строя нахских языков и диалектов чеченского языка – Д. С. Имнайшвили, А. Д. Тимаева, И. Г. Арсаханова и др. На конкретном фактическом материале подробно анализируются процессы слияния гласных в рассматриваемых языках и диалектах чеченского языка, выделяя их общие и отличительные черты. Особый интерес представляет процесс слияния гласных при образовании первой группы времен от односложных глаголов с корневым «иē», представленный в ингушском языке и диалектах чеченского языка, который детально проанализирован автором данной работы.
This article is a part of special work which is devoted to detailed description of phonetic characteristics in making of the tense forms in Chechen and Ingush languages. In the article are researched the processes of confluences vowels in making of the tense forms from monosyllabic verbs in Chechen, Ingush languages and Chechen dialects in comparative-historical view relying on the works of famous researchers of phonetic system of nah languages and Chechen dialects as D. I. Imnaishvili, A. D. Timaev, I. G. Arsahanov etc. The processes of confluences vowels are analysed on the concrete factual material in reviewing languages and Chechen dialects marking out theirs common and distinctive features. More interesting is the process of confluence vowels in making the first tense group form monosyllabic verbs with rout “иē”, which is given in Ingush language and Chechen dialects which is detailed analyzed by the author of this work.
dialect.
Ingush language
long vowel
short vowel
monophthong
diphthong
monosyllabic verbs
vocalism of Chechen language

Фонетические изменения гласных и согласных звуков в структуре глагольных и именных основ чеченского и ингушского языков и диалектов чеченского языка подробно описаны в ряде трудов ученых-кавказоведов. Несмотря на то, что изучение фонетического строя нахских языков и диалектов чеченского языка в отечественной и зарубежной науке имеет давние традиции и восходит к именам таких ученых, как П. К. Услар, А. Шифнер, А. Соммерфельт, Д. Д. Мальсагов, Ю. Д. Дешериев, Д. С. Имнайшвили, А. Д. Тимаев, А. Г. Магомедов и др., многие вопросы по данной проблеме, на наш взгляд, требуют своего дальнейшего исследования.

Вопрос об особенностях фонетических процессов при образовании временных форм от односложных глаголов в сравнительном плане в рассматриваемых языках не был до настоящего времени объектом специального исследования, хотя в своих трудах вышеуказанные авторы уделяют должное внимание данному вопросу.

Настоящая статья является частью специальной работы, посвященной подробному описанию фонетических особенностей при образовании временных форм в чеченском и ингушском языках.

Из фонетических процессов гласных при образовании временных форм от односложных глаголов в чеченском и ингушском языках обращает на себя внимание, в первую очередь, контактная ассимиляция (слияние) гласных. Проф. А. Д. Тимаев отмечает, что при встрече двух полных гласных образуются качественно новые - краткие и долгие монофтонги и дифтонги (долгие и краткие, нисходящие и восходящие) [8], т. е. слияние гласных, как и другие фонетические процессы, способствовало усложнению системы гласных чеченского и ингушского языков и диалектов чеченского языка.

Процесс контактной ассимиляции широко представлен при образовании первой и второй групп времён от односложных глаголов в рассматриваемых языках и диалектах чеченского языка.

При образовании первой группы времён от односложных глаголов непосредственно аффикс настоящего времени сливается с гласной основы инфинитива «а» как в чеченском, так и в ингушском [таблица 1]:

Таблица 1

Первая группа времён

чеч. яз.

инг. яз.

инф. дан «делать»

наст.вр. дуо←да+у

прош. несов. дуōра←да+у-ра

прич. н.вр. диен да+ен

дееп. н.вр. диеш←да+е-ш

да

дуо (ду)←да+у

дуōра←да+у-ра

ду

диеш←да+е-ш

Как видим, в приведенных примерах при образовании причастия и деепричастия настоящего времени диен, диеш дифтонг ие есть результат слияния краткого гласного основы инфинитива «а» с аффиксом -е. Однако наблюдаются и случаи, когда при образовании причастия и деепричастия настоящего времени в обоих языках имеет место сужение дифтонга уо (уо→у), хотя Р. А. Саламова в своей работе «Нохчийн меттан фонетика» предполагает, что вместо ан исхода инфинитива прибавляется ун [6] [таблица 2]:

Таблица 2

Первая группа времён

чеч. яз.

инг. яз.

инф. ган «видеть»

наст.вр. гуо←га+у

прош. несов. гуōра←га+у-ра

прич. н.вр. гун←гуон←га+ун

дееп. н.вр. гуш←га+у-ш

га

гуо (гу)←га+у

гуōра←га+у-ра

гу←гуо←га+у

гуш←га+у-ш

Надо отметить, что исследователи вайнахских языков форму настоящего времени данных глаголов в ингушском языке орфографируют по-разному: Д. Д. Мальсагов через у [4], а Р. А. Долакова, как и в чеченском через уо [3] (ср.: прошедшее несовершенное время - гуора, дуора).

При образовании же первой группы времён от односложных глаголов и в чеченском и в ингушском языках долгий ā основы инфинитива сливается с аффиксом настоящего времени у и даёт оw (ā+у→аw→оw) [таблица 3]:

Таблица 3

Первая группа времён

чеч. яз.

инг. яз

инф. тāн «мириться»

наст.вр. тоwтā+у

прош. несов. тоwра←тā+у-ра

прич. н.вр. тоwн←тā+ун

дееп. н.вр. тоwш←тā+у-ш

лāн «терпеть»

наст.вр. лоwлā+у

прош. несов. лоwра←лā+у-ра

прич. н.вр. лоwн←лā+ун

дееп. н.вр. лоwш←лā+у-ш

тā

тоwтā+у

тоwр←тā+у-р

тоw←тā+у

тоwш←тā+у-ш

лā

лоwлā+у

лоwр←лā+у-р

лоw←лā+у

лоwш←лā+у-ш

Сюда относятся и глаголы дāн «терять», хьāн «тронуться»

Обращает на себя внимание тот факт, что, когда в ингушском языке глагол га используется в значении «задержаться», то при образовании первой группы времён аффикс -у сливается с гласной основы инфинитива «а», и это даёт дифтонг оw (а+у→оw):

инф. га «задержаться»; наст.вр. гоw ←га+у; прош. несов. гоwр←га+у-р;

прич. н.вр. гоw←га+у; дееп. н.вр. гоwш←га+у-ш

Но при образовании второй группы времён в обоих языках, как и в диалектах чеченского, аффикс и только что прошедшего времени или и из состава аффикса группы прошедшего времени сливается с гласной основы инфинитива ā и даёт ай (ā+и→ай): [таблица 4]:

Таблица 4

Вторая группа времён

чеч. яз.

инг. яз

инф. тāн «мириться»

т.ч.прош. вр. тайн←тā+ин

прош.очев. вр. тайра←тā+и-ра

прош. неопр. тайна←тā+и-на

давнопрош. тайниēра←тā+и-ниера

тā

------

тайр←тā+и-р

тайнад←тā+и-над

тайнадар←тā+и-на-д-ар

Долгий ā основы инфинитива приведенных глаголов вторичного происхождения (мы имеем в виду выпадение согласного в инлауте основ) приводит к появлению долгого гласного ā (ср.: чеч., инг.: тāн «мириться»←та+а←таган; бац. таган; аккин. д. таwан, лаwан).

Отмечаем, что в результате контактной ассимиляции в чеченском языке при образовании форм настоящего и форм прошедшего несовершенного времён от односложных глаголов с гласной основы инфинитива иē последний под влиянием аффиксальногопереходит в уōь, т.е. дифтонг иē сливается с аффиксом настоящего времени у и даёт уōь (иē+у→уōь):

инф. диēн «убить, сеять» лиēн «говорить»

наст.вр. дуōь←диē+у луōь←лиē+у

прош. несов. дуōьра←диē+у-ра луōьра←лиē+у-ра

инф. хьиēн «месить» тиēн «успокоиться»

наст.вр. хьуōь←хьиē+у туōь←тиē+у

прош. несов. хьуōьра←хьиē+у-ра туōьра←тиē+у-ра

При образовании причастных и деепричастных форм от приведенных глаголов дифтонг иē переходит в ỹь, т.е. имеет место процесс лабиализации с сужением дифтонга иē (иē+у→ỹь). Это, скорее всего, связано с тем, что гласный у, согласно мнению проф. А. Д. Тимаева [8], в закрытом слоге более устойчив:

инф. лиēн «говорить» тиēн «успокоиться»

прич. н.вр. лỹьн←лиē+ун тỹьн←тиē+ун

дееп. н.вр. луьш←лиē+у-ш туьш←тиē+у-ш

инф. диēн «убить, сеять» хьиēн «месить»

прич. н.вр. дỹьн←диē+ун хьỹьн←хьиē+ун

дееп. н.вр. дуьш←диē+у-ш хьуьш←хьиē+у-ш

Соответствующие ингушские формы представляют несколько иную картину:

инф. диē «убить», «сеять» наст.вр. дуw

инф. хьиē «месить» наст.вр. хьуw

инф. лиē «говорить» наст.вр. луw

инф. тиē «успокоиться» наст.вр. туw

При рассмотрении приведенных форм в ингушском языке Д. Д. Мальсагов [4],

Р. А. Долакова [3] и авторы учебника современного ингушского языка [2] отмечают, что в ингушском языке от односложных глаголов с корневым «иē» формы настоящего времени образуются переходом дифтонга «иē» в «ув», не раскрывая природы происходящих фонетических процессов.

При анализе данных глаголов в чеченском и ингушском языках и диалектах чеченского языка Д. С. Имнайшвили подчеркивает, что w←у - суффикс настоящего времени [9].

В ингушском языке этот процесс протекает несколько иначе, чем в чеченском.

Данные бацбийского языка и диалектов чеченского языка (в бацб.яз., акк. диал.: инф. диwан «убить, сеять», лиwан «говорить», хьиwан «месить»; чеб.диал. наст. вр.: лиw, тиw, диw; хилд.: лиw, тиw, диw; шар. д.: лū , тū, дū; орстх. г. тỹ, лỹ, дỹ; шат. г. тиē, диē), которые являются более архаичными, позволяют сделать весьма важный вывод.

В ингушском языке, как и в некоторых диалектах чеченского, формы настоящего времени образуются не от основы инфинитива лиē, диē, хьиē, тиē, а от более архаичных основ: лаwа→лоw→луw, даwа→доw→дуw, таwа→тоw→туw. Под влиянием губно-губного w: aw→оwyw, в аналогичных случаях, как отмечалось выше, в чеченском языке ие+у→уоь, а в ингушском языке, по нашим наблюдениям, гласный -у (аффикс настоящего времени) теряется, как и в диалектах чеченского языка (ср.: шатойский говор: тиēн «успокоиться»; наст.вр. тиē←тиē-у, диēн «убить, сеять»; наст.вр. диē←диē-у.) В шаройском диалекте в результате ослабления сонант w перешел в й ийū: лū←лий←лиw, тū←тий←тиw, дū←дий←диw. То же явление наблюдается в структуре имён существительных (wй): чеч. яз.: дуй «клятва», нуй «веник», г1уй «засов»; инг. яз. дуw, нуw, г1уw; аккин. диал. диw, ниw, г1иw. В орстхойском говоре, как это было замечено проф. М. Р. Овхадовым, в форме настоящего времени приведенных глаголов имеет место следующий процесс уwy: тỹ←туw, лỹ←луw, дỹ←дуw [5], что в чеченском языке можно считать закономерным. Ср.: чеч. тсан «ковать», дхан «одеть»; инг. туwса, дуwха; имен. сущест. чеч. г «холм, курган»; инг. гуw; чеч. ш«холм, возвышенность»; инг. шуw; чеч. г1«колодец»; инг. г1уw; чеч й «шило»; инг. йуw; чеч хь «воспаление раны»; инг. хьуw.

Что же касается дифтонга иē основы инфинитива диēн, хьиēн, лиēн, тиēн, то это, на наш взгляд, есть результат слияния древнейшего гласного а с сонантом й (а+й→иē): лиēн←ла-й←ла-w (в нашем случае й- итог дальнейшего ослабления сонанта w, как об этом свидетельствуют данные бацбийского языка и аккинского диалекта, которые сохранили более архаичные формы диwан «убить, сеять», лиwан «говорить», хьиwан «месить»). В пользу данного положения свидетельствует и мнение проф. А. Д. Тимаева: «В чеченском и ингушском языках в структуре глагольных основ ие, оw, ū ( в ингушском уw) могут быть получены лишь при слиянии древнейшего гласного основы а с сонантами w (аw→оw, где w←б показатель множественности) и й (результат дальнейшего ослабления сонанта w) [8] [таблица 5]:

Таблица 5

Образование множественного числа и многократной формы глаголов

чеч. яз.

инг. яз.

бац. яз.

хьажан «смотреть»

хьиēжан←хьайжа←хьаwжа←хьабжа

хьоwсан←хьаwса←хьабса

хьийсан←хьайса←хьаwса←хьабса

хьажа

хьиēжа←хьайжа←хьаwжа←хьабжа

хьоwсан←хьаwса←хьабса

хьуwсахьоwсахьаwсахьабса

хьач1ан

хьеч1ан

хьап1сан

хьеп1сан

В чеченском и ингушском языках при образовании второй группы времён от вышеприведенных глаголов аффикс только что прошедшего времени и или и из состава аффиксов прошедших времён сливается с гласной основы инфинитива иē и даёт долгий ū (иē+и→ ū): [таблица 6]:

Таблица 6

Вторая группа времён

чеч. яз.

инг. яз.

инф. диēн «убить, сеять»

т.ч.прош. вр. дūн←диē+ин

прош.очев. вр. дūра←диē+и-ра

прош. неопр. дūна←диē+и-на

давнопрош. дūниēра←диē+и-ниēра

диē

------

дūра←диē+и-ра

дūнад←диē+и-над

дūнадар←диē+и-надар

инф. хьиēн «месить»

т.ч.прош. вр. хьūн←хьиē+ин

прош.очев. вр. хьūра←хьиē+и-ра

прош. неопр. хьūна←хьиē+и-на

давнопрош. хьūниēра←хьиē+и-ниēра

хьиē

------

хьūра←хьиē+и-ра

хьūнад←хьиē+и-над

хьūнадар←хьиē+и-надар

В ряде случаев чеченский и ингушский языки и диалекты чеченского языка проявляют некоторое своеобразие в фонетических процессах при образовании временных форм, связанные с выпадением ларингального абруптивного согласного ъ исхода основы инфинитива в ингушском и в некоторых диалектах чеченского языка.

Вследствие этого процесса при образовании первой и второй групп времён вместо характерной для чеченского языка дистанционной ассимиляции в ингушском языке и некоторых диалектах чеченского происходит контактная ассимиляция (слияние гласных).

В ингушском языке и диалектах чеченского при образовании первой группы времён с долгим ā основы инфинитива последний сливается с аффиксом настоящего времени (ā+у→оw): [таблица 7]:

Таблица 7

Первая группа времён

чеч. яз.

инг.яз.

инф. хаъан «знать»

наст. вр. хаьъа←хаъ-е

прош. несов. хаьъара←хаъ-е-ра

прич. н.вр. хуъун←хаъ-ун

дееп. н.вр. хуъуш←хаъ-у-ш

инф. лаъан «хотеть, желать»

наст. вр. лаьъа←лаъ-е

прош. несов. лаьъара←лаъ-е-ра

прич. н.вр. луъун←лаъ-ун

дееп. н.вр. луъуш←лаъ-у-ш

хā←ха+а←хаъа

хоw←хā+у

хоwра←хā+у-ра

хоw←хā+у

хоwш←хā+у-ш

лā←ла+а←лаъа

лоw←лā+у

лоwра←лā+у-ра

лоw←лā+у

лоwш←лā+у-ш

В мелхинском говоре, как и в ингушском языке, при образовании первой группы времён ā+у даёт оw (ā+у→оw): хоw←хā+у, лоw←лā-у, а в шатойском говоре, наоборот, ā+е даёт āь (ā+е→āь): хāь←хā+е, лāь←лā+е, но в то же время при образовании причастных и деепричастных форм ā+у имеем оw (ā+у→оw) причастие настоящего времени: хоwн←хā+ун; деепричастие настоящего времени: хоwш←хā+у-ш.

Необходимо отметить, что в данном случае в чеберлойском диалекте, как и в чеченском литературном языке, также имеет место палатализация (регрессивно-дистанционная ассимиляция): хеъе←хаъ-е, леъе←лаъ-е. По И. Г. Арсаханову, чеберлойский диалект является единственным из всех диалектов чеченского языка, который сумел последовательно отстоять свой вокализм от влияния т. н. вторичного чередования [1]. Это, скорее всего, связано с тем, что в данном процессе не последнюю роль играет соседство гласного а с ларингальным абруптивом ъ.

В ингушском языке и некоторых диалектах чеченского при образовании второй группы времён долгий ā основы инфинитива сливается с аффиксом прошедшего времени -и (ā+и→ай): [таблица 8]:

Таблица 8

Вторая группа времён

чеч. яз.

инг.яз.

инф. хаъан «знать»

т.ч.прош. вр. хиъин←хаъ-и н

прош.очев. вр. хиъира←хаъ-и-ра

прош. неопр. хиъна←хаъ-и-на

давнопрош. хиъниēра←хаъ-и-ниēра

инф. лаъан «хотеть, желать»

т.ч.прош. вр. лиъи←лаъ-ин

прош.очев. вр. лиъира←лаъ-и-ра

прош. неопр. лиъна←лаъ-и-на

давнопрош. лиъниēра←лаъ-и-ниēра

хā←ха+а←хаъа

------

хайра←хā+и-ра

хайна-д←хā+и-над

хайнадар←хā+и-надар

лā←ла+а←лаъа

------

лайра←лā+и-ра

лайна-д←лā+и-над

лайнадар←лā+и-надар

В диалектах чеченского языка (шат., мел.), как и в ингушском, ā+и даёт ай (ā+и→ай):

инф. лāн «хотеть, желать»←ла+а←лаъан; т.ч.прош. вр. лайн←лā-ин; прош.очев. вр. лайра←лā+и-ра; прош. неопр. лайна←лā+и-на; давнопрош. лайниēра←лā+и-ниēра.

В чеченском и ингушском языках имеются глаголы, в структуре которых при образовании первой группы времён наблюдается выпадение первого слога (показателя грамматического класса с последующим гласным): [таблица 9]:

Таблица 9

Первая группа времён

чеч. яз.

инг. яз.

инф. д (й, б, в)-алан «дать»

наст.вр. луо←ла+у

прош. несов. луōра←ла+у-ра

прич. н.вр. лун←ла+ун

дееп. н.вр. луш←ла+у-ш

инф. дахьан «нести»

наст.вр. хьуо←хьа+у

прош. несов. хьуōра←хьа+у-ра

прич. н.вр. хьуон←хьа+ун

дееп. н.вр. хьуош←хьа+у-ш

дала

луо←ла+у (лу)

луōра←ла+у-ра

лу←ла+у

луш←ла+у-ш

дахьа

хьуо (хьу)←хьа+у

хьуōра←хьа+у-ра

хьу←хьа+у

хьуш←хьа+у-ш

Если глагол далан используется в значении «умереть», то а+е даёт ие (а+е→ие) [таблица 10]:

Таблица 10

Первая группа времён

чеч. яз.

инг. яз.

инф. далан «умереть»

наст.вр. лие←ла+е

прош. несов. лиēра←ла+е-ра

прич. н.вр. лиен←ла+ен

дееп. н.вр. лиеш←ла+е-ш

дала

лие←ла+е

лиер←ла+е-р

лие←ла+е

лиеш←ла+е-ш

Вторая группа времён образуется, подчиняясь общему правилу образования временных форм: [таблица 11]:

Таблица 11

Вторая группа времён

чеч. яз.

инг. яз.

инф. далан «дать»

т.ч.прош. вр. делин←дал-ин

прош.очев. вр. делира←дал-и-ра

прош. неопр. делла←дал-и-на

давнопрош. деллиēра←дал-и-ниēра

инф. дахьан «нести»

т.ч.прош. вр. даьхьин←дахь-ин

прош.очев. вр. даьхьира←дахь-и-ра

прош. неопр. даьхьна←дахь-и-на

давнопрош. даьхьниēра←дахь-и-ниēра

дала

------

делар←дал-и-ра

деннад←дал-и-на-д

денна-д-ар←дал-и-на-д-ар

дахьа

------

даьхьар←дахь-и-р

даьхьад←дахь-и-на-д

даьхьа-д-ар←дахь-и-на-д-ар

Таким образом, проведенный сравнительно-исторический анализ практического материала позволяет отметить, что при образовании временных форм от односложных глаголов в чеченском и ингушском языках, а также в диалектах чеченского в результате контактной ассимиляции (слияние гласных) образуются новые гласные - краткие и долгие монофтонги и дифтонги.

Рецензенты:

Овхадов Муса Рукманович, д.ф.н., профессор, зав. кафедрой общего языкознания, Чеченский государственный университет, г. Грозный.

Навразова Хава Бакуевна, д.ф.н., профессор, зав. кафедрой чеченской филологии, Чеченский государственный педагогический институт, г. Грозный.