Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

SOCIAL AND ECONOMIC ADAPTATION OF URBAN POPULATION IN THE SOUTH OF RUSSIA IN THE CONDITIONS OF THE CHANGING MIGRATORY SITUATION

Zhirenko G.N. 1 Kovalenko O.Yu. 1 Ovsyannikov E.I. 1
1 North Caucasian Federal Universit
Статья отражает основные положения исследований по проблемам народонаселения Северного Кавказа. Данная работа позволяет выявить региональные особенности социально-экономической адаптации городского населения в начале XXI века, а также отразить причины и факторы, которые будут определять дальнейшую миграционную ситуацию на Юге России. Для территории Северного Кавказа характерно интенсивное развитие рекреационных центров страны, и в первую очередь городов-курортов КМВ и Черноморского побережья Кавказа. Образование в 2010 г. Северо-Кавказского федерального округа привело к корректировке многолетних тенденций в контексте интеграции этнических мигрантов в региональное сообщество. Наиболее привлекательны для мигрантов города, имеющие выгодное ЭГП на узлах крупных магистралей, города - административные и районные центры русскоязычных территорий и находящиеся вдали от мест социально-политических конфликтов.
Article reflects basic provisions of researches on problems of the population of the North Caucasus. This work allows to reveal regional features of social and economic adaptation of urban population at the beginning of the XXI century, and also to reflect the reasons and factors which will define a further migratory situation in the south of Russia. For the territory of the North Caucasus intensive development of the recreational centers of the country and first of all the resort towns of Caucasus Mineralnye Vody region and the Black Sea coast of the Caucasus is characteristic. Education in 2010 of North Caucasus federal district led to correction of long-term tendencies in a context of integration of ethnic migrants in regional community. The cities - the administrative and regional centers of Russian-speaking territories, and being far from places of the socio-political conflicts are most attractive to migrants of the city having favorable EGP on knots of large highways.
urbanization
city moving
migratory situation
social and economic adaptation

Введение

Исследование современных этнодемографических процессов в городской сети региона является достаточно актуальной проблемой в новой геополитической ситуации при учете его многонациональности и нахождении на перекрестке миграционных потоков на протяжении всей истории Юга России, а особенно в конце 90-х гг. XX века.

Целью нашего исследования является выявление региональных особенностей социально-экономической адаптации городского населения в начале XXI века в условиях изменяющейся миграционной ситуации.

Методической основой нашего исследования послужили статистический, описательный, картографический, исторический, сравнительный методы и метод типологии.

Обсуждение материалов и результатов данного исследования происходило неоднократно на конференциях и семинарах всероссийского и международного уровней в 2011-2013 гг. и в рамках круглых столов, касающихся миграционной тематики на заседаниях кафедры экономической и социальной географии Северо-Кавказского федерального университета.

Роль миграционных процессов в формировании городского населения Северного Кавказа с течением времени постоянно изменялась. Одной из самых главных причин повышения притока мигрантов являются приграничное положение данного региона и благоприятные природные условия. Если в период 50-х - начала 90-х гг. на Северном Кавказе наиболее многочисленными и постоянными были миграции населения из сельской местности в города, особенно из глубинных и отдаленных горных сел и станиц, то с начала 90-х гг. сюда стали стекаться вынужденные мигранты из «горячих точек» бывшего СССР - Закавказья, Чечни, Северной Осетии, Ингушетии. Распад Советского Союза усилил эту тенденцию. Начали прибывать беженцы из некоторых стабильных в политическом отношении стран бывшего СССР, например из Казахстана. Беженцев приняли более 20 областей и краев Российской Федерации, но наибольшее давление вынужденных мигрантов испытал Северный Кавказ, принявший около 80% беженцев, причем 2/3 из них русские. Усилилась притягивающая роль городов Юга России особенно Ставропольского и Краснодарского краев.

Юг России на протяжении длительного времени являлся регионом с наименьшей долей городского населения и территорией, где миграционные процессы оказывали решающее влияние на формирование населения и его основные демографические характеристики. Причем после Всероссийской переписи населения 2002 года городское население сокращалось во всех федеральных округах, кроме Северо-Кавказского [4]. Только на Северном Кавказе в период с 2002 по 2010 г. отмечалось увеличение численности городского населения только за счет естественного прироста, где, кроме того, наблюдался небольшой прирост за счет миграции и административно-территориальных преобразований. Так, за 2003-2009 гг. совокупная величина прироста городского населения за счет естественного прироста в Чечне составил +19,7%. В данном контексте регион имеет большой потенциал в связи с традиционным сельским укладом.

Сегодня в городском расселении Северного Кавказа проявляются новые тенденции. Сеть городов и поселков городского типа рассматривается на фоне социально-экономического кризиса, осложнения межнациональных и этнодемографических процессов, административно-территориальных преобразований. В целом же к числу основных особенностей формирования сети городских поселений Юга России можно отнести преобладание в урбанистической структуре Северного Кавказа малых и средних городов, а также высокий удельный вес аграрно-индустриальных и индустриально-аграрных центров, которые достаточно плохо адаптировались к рыночным условиям в 1990- х гг. и до сих пор сохраняют комплекс проблем в социально-экономической сфере.

Наиболее привлекательны для мигрантов города, имеющие выгодное ЭГП на узлах крупных магистралей, города - административные и районные центры русскоязычных территорий и находящиеся вдали от мест социально-политических конфликтов. Самые высокие показатели миграционной убыли в городских поселениях региона в большинстве своем напрямую связаны с экономическим фактором (индустриально-аграрные и ресурсные центры горных и равнинных территорий) и непростой социально-политической обстановкой (в городах горной части Северного Кавказа, за счет оттока славянского населения).

Для территории Северного Кавказа характерно интенсивное развитие рекреационных центров страны, и в первую очередь городов-курортов КМВ и Черноморского побережья Кавказа. В урбанизированных курортно-рекреационных районах проявляются особые тенденции (Большой Сочи и район Кавказских Минеральных Вод). Непосредственная близость курортных городов и поселков городского типа оказывает решающее влияние на сельское расселение в зоне агломераций (особенно полицентрической Кавминводской), которые являются весьма привлекательным местом жительства. Однако, в связи с административными мерами регулирования роста численности населения в таких агломерациях, значительный миграционный поток, ориентированный на курортные города, оседает в близлежащих сельских населенных пунктах. В результате в зоне влияния агломерации сокращение сети сельских поселений выражено слабее, чем в целом по региону. Наблюдаемая тенденция характерна и для рекреационных районов Карачаево-Черкесии.

В промежутке между Всероссийскими переписями 2002 и 2010 гг. население ставропольской части Кавминвод увеличилось на 45 тысяч человек, достигнув 946 тыс. чел. Из них ¼ - сельские жители. Регион КМВ - самая урбанизированная часть Ставрополья. Быстрее всего росло население в г. Ессентуках (+19 тыс. чел.), сельских поселениях Георгиевского района (+10 тыс. чел.) и в г. Пятигорске (+7 тыс.чел.) [5]. Рост населения и городской застройки в 2000-е гг. привел к существенному сокращению расстояния между территориями соседних городов (до 2 км между гг. Пятигорск и Ессентуки).

Образование в 2010 г. Северо-Кавказского федерального округа и выделения территории Кавминводской агломерации как центра данной административной единицы сказывается на процессах урбанизации в регионе. Так как «столичность» города определенным образом отражается на динамике отдельных социальных и экономических показателей (инвестиционная привлекательность, приток мигрантов, изменение цен на рынке жилья и др.).

Усиливаются тенденции к «сжатию интенсивно используемого пространства» [3], что ярко прослеживается на примере территорий, входящих в зоны влияния Северо-Кавказских агломераций.

В целом в первом десятилетии 2000-х гг. в городском расселении Северо-Кавказского региона наметились особые тенденции, которые заключаются в следующих чертах.

Государственная политика в целом уходит от «уравниловки», когда уже непосильны затраты на развитие всех нуждающихся в дотациях территорий. Выделяются приоритетные направления развития экономики страны, регионов, и СКФО в частности. Агломерационные зоны, где получили развитие особые экономические зоны, инвестиционные проекты, обозначенные в Стратегии развития СКФО до 2025 года, выходят на первые роли. Именно на такие города и поселки городского типа направлены как субсидии федерального центра, так и особое внимание региональных властей и аппарата полномочного представителя Президента РФ в СКФО. И неудивительно, что в подавляющей части субъектов региона удельный вес горожан в общей численности населения сокращается, что, с одной стороны, способствует дезурбанизации северокавказского региона. Сегодня СКФО наименее урбанизированный регион России. С другой стороны, в пригородах Северо-Кавказских административных центров наблюдается ложная урбанизация с мощным ростом численности городского населения (Махачкалинская агломерация), культивирующего сельский образ жизни и соответствующую систему ценностных ориентаций. Несколько иные процессы наблюдаются в Ставропольском крае, где происходит увеличение относительной доли городского населения, расширение территорий под городской застройкой и городской инфраструктурой. Это касается как «столичной» для СКФО Кавминводской агломерации, так и для динамично развивающейся Ставропольской агломерации.

На фоне осложнения этнополитической обстановки в регионе наблюдается сокращение численности русских в городских агломерациях республик, в первую очередь не в столичных городах, а во всех других поселениях, что в 90-е гг. привело к постепенному изменению этнического состава населения республик. Исследование также выявило, что на современном этапе урбанизации отмечается тенденция к увеличению полиэтничности городов русскоязычных, равнинных территорий, особенно рекреационных центров Северного Кавказа (Кисловодск, Пятигорск, Ессентуки) [2].

Активные депопуляционные процессы, характерные для России в целом, в городских агломерациях региона идут значительно меньшими темпами, находясь под влиянием местных миграционных и демографических процессов. Наиболее привлекательны для мигрантов города, имеющие выгодное ЭГП на узлах крупных магистралей, города - административные и районные центры русскоязычных территорий и находящиеся вдали от мест социально-политических конфликтов [1].

Неповторимым образом на слабоурбанизированном «лице» Северного Кавказа смотрится городское расселение в Северной Осетии. Административный центр Владикавказ, который традиционно сосредотачивал ½ населения республики, за первые годы XXI века только упрочил свои позиции. Именно на этой территории прослеживается тенденция к дальнейшему «сжатию» интенсивно используемого пространства. Данные процессы происходят на фоне активизировавшегося в 2008 году грузино-южно-осетинского противостояния, притока беженцев из проблемных в социально-политическом плане пограничных территорий. Таким образом, в силу непростых физико-географических условий на юге республики, уникальности ЭГП города, неблагоприятной социально-политической обстановки доминирующее положение Владикавказа в городском расселении Северной Осетии в перспективе будет усиливаться.

В Кабардино-Балкарской республике, в условиях периодически проводимых контртеррористических операций, некоторым образом притормозилось поступательное развитие стратегически важного в рекреационном и промышленном плане Баксанского ущелья. Город Тырныауз, возникший и выросший благодаря приоритетному для страны вольфрамо-молибденовому месторождению, в 1990-е гг. испытал достаточно сильный спад в экономике и отток трудоспособного населения, за первые годы XXI века так и не испытал ощутимого подъема. В отличие от других Северо-Кавказских агломераций Нальчикская агломерация не улучшила, но и не ухудшила прежнего положения.

Масштабы социально-экономических преобразований в городах Чечни и Ингушетии достаточно трудно оценить объективно в силу отсутствия всесторонних и полных статистических данных. С одной стороны, за последнее десятилетие не вызывает возражений экономический рост г. Грозного, но, с другой стороны, «в тени» административного центра находятся другие городские поселения Чеченской Республики.

В итоге можно отметить, что в целом выделяются два пояса городов Северного Кавказа - горный полиэтнический и равнинный, преимущественно русскоязычный, для которых характерны своя специфика и глубина социально-экономического кризиса, проявляющиеся в характере адаптации различных функциональных типов городов к условиям постоянно трансформирующейся экономики, среди которых невысока доля успешно адаптировавшихся к рыночным отношениям городов. Активные депопуляционные процессы, характерные для городов России в целом, в городских поселениях Юга России идут значительно меньшими темпами, находясь под влиянием региональных особенностей миграционных и демографических процессов.

Работа выполнена при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках государственного задания СКФУ на выполнение НИР по теме «Социально-экономическая адаптация и интеграция этнических мигрантов в региональные российские сообщества».

Рецензенты:

Щитова Н.А., д.г.н., Институт естественных наук, профессор кафедры экономической и социальной географии, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северо-Кавказский федеральный университет», г. Ставрополь.

Лысенко А.В., д.г.н., Институт естественных наук, профессор кафедры физической географии, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северо-Кавказский федеральный университет», г. Ставрополь.