Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

АТЕРОГЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ У ЖЕНЩИН С КЛИМАКТЕРИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ В РАННИЙ ПЕРИОД ПОСТМЕНОПАУЗЫ И ИХ ДИНАМИКА НА ФОНЕ ЛЕЧЕНИЯ ФИТОГОРМОНАМИ

Ельчанинов Д.В. 1
1 Алтайский государственный медицинский университет
Цель исследования - у женщин с климактерическим синдромом в раннем периоде постменопаузы исследовать атерогенные метаболические нарушения и оценить их динамику при лечении экстрактом тритерпеновых гликозидов Cimicifuga racemosa. В проспективное плацебо-контролируемое исследование было включено 84 женщины с климактерическим синдромом в постменопаузе длительностью 1-5 лет. Пациентки были рандомизированы на группу «препарат», получавшую экстракт Cimicifuga racemosa (Климадинон, 40 мг ежедневно, n=56) и группу «плацебо (n=28). Через 3 месяца частота приливов снизилась в группе «препарат» на 43% (р<0,001), в группе плацебо» на 12% (р>0,05). Через 6 месяцев лечения в группе «препарат» снизилась частота приливов на 54% (р<0,001), а также уровень в крови общего холестерина (с 6,50,3 до 5,20,3 ммоль/л, р<0,05), холестерина липопротеинов низкой плотности (с 4,61,4 до 3,20,8 ммоль/л, р<0,05), растворимая тромбоцитарно-эндотелиальная молекула адгезии-I (р<0,05) и тиобарбитуратреактивных продуктов (р<0,05). Таким образом, экстракт Cimicifuga racemosa ослабляет вазомоторные климактерические симптомы и может оказывать благоприятное влияние на атерогенные метаболические нарушения у женщин в ранний период постменопаузы.
цимицифуга
атеросклероз
климактерический синдром
1. Владимиров Ю.А., Арчаков А.И. Перекисное окисление липидов в биологических мембранах. - М. : Наука, 1972. - 252 с.
2. Гинекологическая эндокринология / В.Н. Серов, В.Н. Прилепская, Т.В. Овсянникова. - М. : МЕДпресс-информ, 2006. - 2-е изд. - 528 с.
3. Медицина климактерия / под ред. В.П. Сметник. - Ярославль : Литера, 2006. - 848 с.
4. Первые доказательства безопасности для эндометрия экстракта клопогона кистевидного (Actaea или Cimicifuga racemosa) CR BNO 1055 / К. Рауш, К. Брюкер, К. Горков, В. Вуттке // Русский медицинский журнал. - 2008. - № 9. - С. 610-619.
5. Hinds L. Menopause, hormone replacement and gynaecological cancers / L. Hinds, J. Price // Menopause Int. - 2010. - Vol. 16. - N 2. - P. 89-93.5.
6. Hwang S.J. Circulating adhesion molecules VCAM-1, ICAM-1, and E-selectin in carotid atherosclerosis and incident coronary heart disease cases: the Atherosclerosis Risk In Communities (ARIC) study / S.J. Hwang, C.M. Ballantyne, A.R. Sharrett // Circulation. - 1997. - Vol. 96. - P. 4219-4225.
7. Steinberg D. Connor memorial lecture. Oxidative modification of LDL and atherogenesis / D. Steinberg, A. Lewis // Circulation. - 1997. - Vol. 95. - P. 1062-1071.
По данным современных исследований, несовершенная адаптация организма к физиологическому выключению функции яичников в климактерический период приводит к развитию климактерического синдрома (КС) у 35-80% женщин [3]. Одной из составляющих современной стратегии лечения КС является эффективная коррекция наиболее значимо влияющих на качество жизни нейро-вегетативных и психо-эмоциональных климактерических расстройств и одновременная, как можно более ранняя, коррекция метаболических нарушений, ведущих к такому позднему осложнению постменопаузального периода, как атеросклероз [2; 3]. Следует отметить, что к настоящему времени достигнуты значительные успехи в коррекции КС с помощью заместительной гормональной терапии. Однако вместе с фактами об эффективности заместительной гормональной терапии появились сведения о возможных рисках, связанных с ее использованием, включая развитие рака молочной железы, матки, при длительном применении - рака эндометрия и тромбоэмболии [5]. В связи с этим для коррекции КС признано перспективным применение препаратов растительного происхождения, содержащих фитоэстрогены и фитогормоны [2; 3]. Эти препараты способны оказывать положительные терапевтические и профилактические эффекты без риска развития рака в репродуктивных органах и с минимальными побочными реакциями [2-4]. Несмотря на повышенное внимание специалистов в области климактерия к использованию фитоэстрогенов и фитогормонов, недостаточно исследованы их эффективность в купировании отдельных симптомов КС и механизмы влияния на атерогенные факторы у женщин с КС.

Цель исследования - у женщин с КС в раннем периоде постменопаузы исследовать метаболические нарушения, ассоциированные с развитием атеросклероза, и оценить их динамику при лечении КС фитогормонами (экстрактом тритерпеновых гликозидов цимицифуги).

Материалы и методы исследования

В рандомизированное параллельное простое слепое плацебо-контролируемое исследование были включены 84 женщины с КС типичного течения, который развился на фоне естественной постменопаузы длительностью до 5 лет. Критериями исключения были: экстрагенитальная патология средней или тяжелой степени тяжести; онкологические заболевания любой локализации; кровотечения из половых путей неясной этиологии; патология эндометрия. Ни одна из женщин с КС до участия в исследовании не принимала гормональные или негормональные препараты для коррекции климактерических расстройств. Женщины с КС после клинического обследования были рандомизированы на группу «препарат» (56 женщин) и группу «плацебо» (28 женщин). Женщины группы «препарат» принимали сухой этаноловый экстракт корневища цимицифуги (Cimicifuga racemosa L.), стандартизированный по содержанию тритерпеновых гликозидов (2,8 мг в 20 мг препарата Klimadynon, Бионорика, ФРГ) по 1 таблетке два раза в день. С целью выявления постменопаузальных метаболических изменений была сформирована группа из 28 женщин в пременопаузе, средний возраст которых был близким к возрасту женщин с КС. По этическим соображениям из-за отсутствия значимого клинического эффекта прием плацебо был прерван через 3 месяца. Женщины, составившие группу «плацебо», были исключены из исследования, в дальнейшем оставались под наблюдением и получали соответствующее лечение КС. Группы женщин, принявших участие в исследовании, были сопоставимы по репродуктивному анамнезу, наличию гинекологических и соматических заболеваний. Группа «препарат» и группа «плацебо» значимо не различались по возрасту наступления менопаузы, длительности постменопаузы, а также тяжести КС (табл. 1).

Таблица 1 - Клиническая характеристика групп женщин, принявших участие в исследовании (SD)

 

Группа «препарат» n=56

Группа «плацебо» n=28

Группа «пременопауза» n=28

Возраст, годы

51,6 ± 2,3

52,0 ± 2,0

48,5 ± 1,6 р < 0,05       р1 < 0,05

Продолжительность постменопаузы, годы

2,8 ± 0,4

3,0 ± 0,5

 

Возраст наступления менопаузы, годы

48,7 ± 0,2

49,1 ± 0,2

 

Тяжесть КС (ММИ), баллы

34,3 ± 7,0

34,0 ± 6,6

 

Распределение по степени тяжести КС, % легкая /средняя /тяжелая

 

33,9 /51,8 /14,3

 

32,1 /53,6 /14,3

 

Значимость различий по сравнению с группой «препарат» - p, с группой «плацебо» - р1.

При включении в исследование, а затем через 3 и 6 месяцев лечения, через 3 месяца приема плацебо проводили динамический контроль клинических проявлений КС и гормонального статуса. У женщин группы «препарат» при включении в исследование и через 6 месяцев лечения оценивали показатели атерогенных нарушений липидного обмена, повреждения эндотелия, воспаления в сосудистой стенке и оксидативного стресса. Тяжесть КС оценивали по менопаузальному индексу Кupperman в модификации Е.В. Уваровой (ММИ) [3]. Концентрацию фолликулостимулирующего гормона (ФСГ), лютеинизирующего гормона (ЛГ), эстрадиола (Е2) в крови измеряли иммунохемилюминесцентным методом на автоматическом анализаторе Immulate 2000 (DPG, США); общий холестерин, холестерин липопротеинов низкой и высокой плотности (ХС ЛПНП и ХС ЛПВП), триглицериды - ферментативными методами с реагентами фирмы Human (ФРГ). Исследование уровня оксидативного стресса проводили измерением концентрации тиобарбитуратреактивных продуктов (ТБРП) в плазме крови по методу Владимирова Ю.М., Арчакова А.И. [1]. Уровень «высокочувствительного» С-реактивного белка, тромбоцитарно-эндотелиальной молекулы адгезии 1 типа (sPECAM-1) в сыворотке крови измеряли методом иммуноферментного анализа с реагентами и по протоколам Bender Medsystems (США) и Axis Shield Diagnostics Limited (Великобритания) соответственно.

Проведение исследования разрешено этическим комитетом ГБОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет» Минздравсоцразвития РФ. Все пациентки дали письменное информированное согласие на участие в исследовании.

Статистический анализ выполнен в программе Statistica v. 6.0 (StartSoft Inc., США). Распределение всех анализируемых в работе переменных соответствовало нормальному по l-критерию Колмогорова-Смирнова и хи-квадрат критерию. В связи с этим множественные парные сравнения выборочных средних проводили по критерию Ньюмена-Кейлса, сравнения средних значений независимых переменных - по критерию Стьюдента. Корреляции оценивали по критерию Спирмена (rs). Анализ таблиц сопряженности проводили с использованием точного критерия Фишера. Результаты представлены в виде выборочного среднего (М) с указанием стандартного отклонения (±SD). Для всех использованных статистических критериев принят критический уровень значимости р<0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

Результаты исследования показали, что в первые пять лет естественной постменопаузы КС клинически проявляется главным образом нейро-вегетативными (у 100% женщин) и психо-эмоциональными расстройствами (у 62 женщин, 74,8%). Наиболее частыми были жалобы женщин на приливы жара, потливость, а также нарушение сна, раздражительность и подавленное настроение, повышенную утомляемость.

Через 3 месяца лечения выявлено снижение суммарного ММИ на 34% (р<0,05), через 6 месяцев на 48% (р<0,01) на фоне отсутствия значимого снижения при приеме плацебо (на 15%, р>0,05). Наиболее выраженной была динамика таких симптомов, как приливы (уменьшение на 43% через 3 и на 54% через 6 месяцев лечения, р<0,001 для каждого периода лечения; в группе «плацебо» уменьшение на 12%, р>0,05), потливость (с 2,5±0,4 до 1,2±0,3 баллов, р<0,001), нарушения сна (с 2,2 ±0,5 до 1,0±0,4 баллов, р<0,001) и утомляемость (с 1,5±0,5 до 0,6±0,2 баллов, р<0,001). Не выявлено значимой динамики ММИ обменно-эндокринных расстройств (0,5±0,3 балла до лечения и 0,4±0,3 балла через 6 месяцев лечения), что может быть связано с относительно слабой выраженностью (менее 1 балла соответствует норме) и низкой распространенностью этих расстройств (у 12 (21,4%) женщин в группе «препарат», у 5 (17,9%) в группе «плацебо»).

Лечение приводило к уменьшению числа женщин с тяжелой и средней степенью тяжести КС с 66,1% (37 женщин) до 46,4% (26 женщин) через 3 месяца (p<0,05) и до 26,8% (15 женщин) через 6 месяцев лечения (p<0,001).

До лечения у женщин с КС как в группе «препарат», так и в группе «плацебо» выявлены характерные для постменопаузы повышенные уровни ФСГ (57,3±20,5 и 54,0±23,7 мМЕ/л соответственно) и ЛГ (20,1±4,6 и 19,4±5,1 мМЕ/л соответственно), и сниженные уровни эстрадиола (31,9±21,8 и 29,3±18,9 пг/мл соответственно) относительно диапазона нормы для периода пременопаузы. На протяжении исследования отмечалось широкое внутригрупповое варьирование уровней этих гормонов, возможно, в связи с этим не зарегистрировано их достоверных изменений.

У женщин с КС уровень общего холестерина до лечения (6,5±0,3 ммоль/л, р<0,05) был выше оптимального (менее 5,0 ммоль/л, Рекомендации Всероссийского научного общества кардиологов, 2007), который, по данным многочисленных многоцентровых исследований, ассоциируется с низким риском развития неблагоприятных коронарных событий; уровень ХС ЛПНП (4,6±1,4 ммоль/л) также был выше оптимальных пределов (менее 3,0 ммоль/л) и выше, чем в контрольной группе (2,9±1,0 ммоль/л, р<0,01). Через 6 месяцев лечения эти показатели атерогенных нарушений липидного обмена снижались (холестерин до 5,2±0,3 ммоль/л, р<0,05; ХС ЛПНП до 3,2±0,8, р<0,05). Концентрация триглицеридов и ХС ЛПВП, которые исходно находились в оптимальных пределах и не отличались от соответствующих значений у женщин в пременопаузе, не изменялись на фоне лечения.

Показатель активности атеросклеротического поражения артерий - концентрация в крови «высокочувствительного» С-реактивного белка, которая исходно в группе женщин с КС не отличалась от такового у женщин в пременопаузе (1,2±0,3 мг/л и 1,4±0,2 мг/л соответственно, р>0,05), не изменялась на фоне лечения в группе в среднем. Эти значения не превышали верхнего предела (1,8 мг/л) низкого риска острого инфаркта миокарда или мозгового инсульта. Однако выявлено снижение исходно повышенного уровня С-реактивного белка (от 3,4±0,4 до 1,9±0,2 мг/л, р<0,05) у 14 пациенток с КС, имеющих хронические заболевания системы кровообращения - артериальную гипертензию и/или ишемическую болезнь сердца.

Известно, что в патогенез атеросклероза вовлечен оксидативный стресс - повышенное накопление в тканях и крови активных форм кислорода, которые вызывают перекисное окисление компонентов липопротеидов, что в свою очередь ведет к повреждению эндотелия кровеносных сосудов окисленными липопротеидами, в основном ЛПНП и ЛПОНП [7]. В связи с этим у женщин с КС была оценена динамика маркера оксидативного стресса - концентрация в плазме крови ТБРП, основную часть которых составляет конечный продукт перекисного окисления липидов малоновый диальдегид. Уровень ТБРП у женщин с КС был выше, чем у пациенток контрольной группы (6,8±0,8 и 3,2±0,6 мкмоль/л соответственно, р<0,05), и положительно коррелировал с тяжестью КС (rs=0,28, p<0,05). Через 6 месяцев лечения снижалась концентрация ТБРП (до 4,4±0,7 мкмоль/л, р<0,05) с сохранением на более высоком уровне, чем у женщин в пременопаузе (р<0,05).

В группе женщин с КС по сравнению с группой «пременопауза» были повышены концентрации циркулирующих в плазме крови sPECAM-1 (8,1±0,2 нг/мл против 3,3±0,5 нг/мл, р<0,01). Повышение в крови концентрации этих молекул, которые экспрессируются на мембране эндотелиоцитов и участвуют в атерогенезе, опосредуя адгезию к сосудистой стенке тромбоцитов и лейкоцитов, рассматривают как индикатор повреждения эндотелия [6]. Через 6 месяцев лечения в крови женщин с КС снижалась концентрация sPECAM-1 (до 4,5±0,9 нг/мл, р< 0,05), однако не до уровня значений в группе женщин в пременопаузе (р<0,05).

Заключение

Таким образом, у женщин с КС уже в раннем периоде постменопаузы относительно пременопаузы имеется комплекс системных метаболических нарушений, ассоциированных с развитием атеросклероза: повышена концентрация общего холестерина и холестерина ЛПНП на фоне оксидативного стресса и увеличения концентрации в крови маркера повреждения эндотелия - тромбоцитарно-эндотелиальной молекулы адгезии I типа, повышения уровня показателя сосудистого воспаления - «высокочувствительного» С-реактивного белка. Коррекция клинических проявлений КС содержащим фитогормоны (тритерпеновые гликозиды) экстрактом цимицифуги сопровождается кардиопротективными метаболическими изменениями.

Рецензенты:

  • Фадеева Н.И., д.м.н., профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии № 1, ГБОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития РФ, г. Барнаул.
  • Гурьева В.А., д.м.н., профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии ФПК и ППС, ГБОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения и социального развития РФ, г. Барнаул.

Библиографическая ссылка

Ельчанинов Д.В. АТЕРОГЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ У ЖЕНЩИН С КЛИМАКТЕРИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ В РАННИЙ ПЕРИОД ПОСТМЕНОПАУЗЫ И ИХ ДИНАМИКА НА ФОНЕ ЛЕЧЕНИЯ ФИТОГОРМОНАМИ // Современные проблемы науки и образования. – 2011. – № 6.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=5237 (дата обращения: 25.07.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074