Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

МЕМБРАНОСТАБИЛИЗИРУЮЩИЙ ЭФФЕКТ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛИОКСИДОНИЯ В КОМПЛЕКСНОЙ ТЕРАПИИ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ В ДИНАМИКЕ РАСПРОСТРАНЕНИЯ НЕОПЛАЗИИ

Чеснокова Н.П. 1 Барсуков В.Ю. 1 Злобнова О.А. 1 Бизенкова М.Н. 2
1 ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России»
2 Российская академия естествознания
В группе больных узловой формой рака молочной железы отмечено развитие синдромов цитолиза и аутоинтоксикации на начальных стадиях развития опухолевого процесса (стадии I-IIА, Т1-2N0M0), прогрессирующих по мере распространения неоплазии (стадии IIВ-IIIА, T1-3N1-2M0). Проведение неоадъювантной полиохимиотерапии усугубляло дестабилизацию биологических мембран клеток и аутоинтоксикацию, о чем свидетельствовало резкое увеличение активности сывороточных трансаминаз АСТ, АЛТ и уровня молекул средних масс. Применение полиоксидония – мембранопротектора, детоксиканта, иммуномодулятора в комплексной терапии больных раком молочной железы в период проведения неоадъювантной полиохимиотерапии обеспечивало выраженный мембраностабилизирующий и детоксицирующий эффекты.
рак молочной железы
полиоксидоний
синдромы цитолиза и аутоинтоксикации
1. Давыдов М.И., Аксель, Е.М. // Вестник РОНЦ им. Блохина РАМН. - 2010. - № 2 (Прил. 1). - С. 55-56.
2. Канцерогенез: патофизиологические и клинические аспекты / под общей ред. В.М. Попкова, Н.П. Чесноковой, В.Ю. Барсукова. - Саратов : Изд-во: СГМУ, 2011. - 600 с.
3. Копнин Б.П. Современные представления о механизмах злокачественного роста / Х Российский онкологический конгресс : материалы конгресса. - М., 2006. - С. 99-102.
4. Berns E.M.J.J. Oncogene amplification and prognosis in breast cancer: relationship with systemic treatment / E.M.J.J. Berns, J.A. Foekens, I.L. Van Staveren // Gene. - 1995. - Vol. 159. - P. 11-18.
5. Carey L., Winer E., Vialt G., Cameron D., Gianni L. Triplenegаtive breast cancer: disease entity or title of convenience // Nature Review Clinical Oncology, advance online publication. - 2010. - 28 September.
6. Corkery B., Crown J., Clynes M. et al. Epidermal growth factor receptor as a potential therapeutic target in triple negative breast cancer // Ann. Oncol. - 2009. - Vol. 20 (5). - P. 862-867.
7. Greil R., Moik M., Reitsamer R. et al. Neoadjuvant bevacizumab, docetaxel and capecitabine combination therapy for HER2/neu negative invasive breast cancer: efficacy and safety in a phase II pilot study // Europ. J. Surg. Oncol. - 2009. - Vol. 35 (10). - P. 1048-1054.
Рак молочной железы (РМЖ) - одно из самых распространенных онкологических заболеваний у женщин. Заболеваемость РМЖ в России, как и в большинстве развитых стран мира, имеет тенденцию к неуклонному росту, занимая с 1985 г. первое место среди злокачественных новообразований у женщин [1].

До настоящего момента остаются в значительной мере не изученными системные паранеопластические расстройства, формирующиеся в динамике распространения опухолевого процесса при РМЖ и в значительной мере определяющие тяжесть клинических проявлений патологии, эффективность терапии и прогноз заболевания.

Установлено, что эфферентным звеном развития типовых патологических процессов и заболеваний различного генеза, в том числе онкологического характера, является свободнорадикальная дестабилизация биомембран клеток за счет активации процессов липопероксидации, формирующейся в условиях гипоксии различного генеза, стрессовых ситуаций, нарушений гормонального баланса, цитокинового статуса [2; 3].

Как известно, характерной особенностью свободных радикалов является наличие на высшей энергетической орбитали неспаренного электрона, что придает им высокую реакционную способность к участию во многих биохимических реакциях по отношению к структурным компонентам клеток различной морфофункциональной организации [6; 7].

Мутагенный и канцерогенный эффекты свободных радикалов, в частности активных форм кислорода, оксида азота, продукта их взаимодействия - пероксинитрита, обусловлены модификацией структуры ДНК и мембран клеток.

Однако первичные и вторичные свободные радикалы затрагивают прежде всего фосфолипиды биологических мембран, нарушая при этом трансмембранный перенос субстратов, перемещение соединений, содержащих сиаловые кислоты. Последнее, в свою очередь, является одним из факторов возрастания суммарного отрицательного дзета-потенциала мембран малигнизированных клеток, резкого ослабления межклеточного взаимодействия и, соответственно, приводит к их отрыву от первичного очага неоплазии и метастазированию [2].

В ряде исследований убедительно показана патогенетическая значимость избыточного образования свободных радикалов на фоне недостаточности антиоксидантной системы крови в инициирующих механизмах развития РМЖ и опухолевой прогрессии [2; 4; 5]. В то же время очевидна недостаточность клинических наблюдений и исследований, направленных на расширение новых патогенетически обоснованных принципов медикаментозной коррекции паранеопластических расстройств, направленных, в частности, на стабилизацию биологических мембран клеток. До настоящего времени не достаточно обоснована целесообразность использования полиоксидония в комплексной терапии узловой формы РМЖ. Между тем установлено, что полиоксидоний, наряду с иммуномодулирующим действием, обладает выраженной детоксицирующей и антиоксидантной активностью, а также повышает устойчивость мембран клеток к цитотоксическому действию лекарственных препаратов и химических веществ, снижает их токсичность. В связи с этим мы сочли возможным использовать данный препарат в комплексном традиционном лечении больных узловой формой РМЖ на начальных и метастатических стадиях развития неоплазии.

Цель настоящего исследования - патогенетическое обоснование целесообразности использования в комплексной терапии узловой формы РМЖ фармакологического препарата - полиоксидония, обладающего свойствами детоксиканта, антиоксиданта и иммуномодулятора.

Группы наблюдения, материалы и методы исследования. В исследование были включены пациентки, находившиеся на лечении в клинике факультетской хирургии и онкологии ГОУ ВПО «Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского» Росздрава (на базе НУЗ «Дорожная клиническая больница на ст. Саратов II» ОАО «РЖД») за период с 2009 по 2011 г. Всего обследованы 180 пациенток с узловой формой РМЖ на начальных и метастатической стадиях распространения неоплазии.

Так, к первой группе больных с узловой формой РМЖ без метастазов были отнесены пациентки со стадиями I-IIА, Т1-2N0M0. Все пациентки с начальной стадией развития РМЖ были распределены нами на две подгруппы - А и B. Подгруппу наблюдения А составили пациентки, получающие традиционное комплексное лечение, включающее оперативное вмешательство в объеме радикальной мастэктомии или радикальной резекции, антибактериальную и симптоматическую терапии. В условиях выполнения операционного лечения в объеме радикальной резекции, согласно стандартам, лечение дополнялось проведением послеоперационной дистанционной лучевой терапией общепринятыми дозами.

В подгруппу В были включены пациентки с аналогичными стадиями распространения опухолевого процесса, которые, помимо традиционного комплексного лечения в объеме радикальной мастэктомии или радикальной резекции, антибактериальной и симптоматической терапии, получали курсовое лечение полиоксидонием. Базовая схема состояла из 10 внутримышечных инъекций по 6 мг иммуномодулятора в течение 21 дня.

Оценка метаболического статуса в обеих подгруппах наблюдения проводилась дважды: в момент поступления в стационар, до проведения лечебных мероприятий и на 21-е сутки после проведения оперативного вмешательства.

Вторую группу наблюдения и лечения составили пациентки с узловой формой РМЖ с регионарными метастазами (стадии IIВ-IIIА, T1-3N1-2M0). Пациентки данной группы также были разделены нами на две подгруппы - С и D. Подгруппу С составили пациентки, получающие традиционную комплексную терапию в объеме неоадъювантной полихимиотерапии (НПХТ) (6 курсов по схеме FAC), оперативного вмешательства (модифицированная мастэктомия по Маддену), адъювантной полихимиотерапии (АПХТ), дистанционную лучевую терапию стандартными дозами на область грудной клетки и зоны регионарного лимфооттока, а также симптоматическое лечение. В подгруппу D были включены пациентки с аналогичными стадиями распространения опухолевого процесса, которые, помимо традиционного комплексного лечения, адекватного стадии распространения опухолевого процесса, получали курсовое лечение полиоксидонием. Базовая схема состояла из 10 внутримышечных инъекций по 6 мг иммуномодулятора в течение 21 дня между 6 курсами FAC.

Оценка метаболического статуса в обеих подгруппах наблюдения проводилась дважды: в момент поступления в стационар, до проведения лечебных мероприятий и на 1-е сутки после завершения 6 курса НПХТ.

Рандомизация пациентов на группы наблюдения проведена с использованием традиционного комплекса методов обследования онкологических больных, а также в соответствии с Международной классификацией рака по системе TNM. У всех пациенток диагноз был верифицирован морфологически.

О степени выраженности синдрома цитолиза судили по показателям активности ферментов сыворотки крови АСТ, АЛТ, определяемых кинетическим методом с помощью набора реагентов фирмы ЗАО «Диакон-ДС». Интегративным показателем оценки аутоинтоксикации явилось содержание в крови молекул средних масс (МСМ), определяемых по А.Н. Ковалевскому, О.Е. Нифантьеву.

Результаты исследования

Результаты проведенных исследований позволили обнаружить общие закономерности и определенные особенности развития синдрома цитолиза и аутоинтоксикации в различных группах наблюдения.

Так, при узловой форме РМЖ на начальных стадиях развития болезни (стадии I-IIА, Т1-2N0M0) у пациенток до проведения лечебных мероприятий имели место выраженные метаболические расстройства, о чем свидетельствовали повышенный уровень активности ферментов сыворотки крови АСТ, АЛТ и содержания МСМ (табл. 1).

Таблица 1 - Показатели уровня МСМ и активности трансаминаз при узловой форме рака молочной железы (I-IIA стадии, T1-2N0M0 стадии) в динамике наблюдений на фоне традиционной терапии и традиционной терапии с включением полиоксидония

Изучаемые показатели

Контрольная группа

 

Группы наблюдения больных

Группа пациентов с I-IIA стадиями заболевания (T1-2N0M0 стадии)до лечения

Подгруппа пациентов А, получающих традиционное лечение без полиоксидония (21 сутки после операции)

Подгруппа пациентов В, получающих традиционное лечение с включением полиоксидония (21 сутки после операции)

n

M+m

N

M+m

P

N

M+m

P

n

M+m

P

АЛТ (ед/л)

30

12,6+0,95

30

23,5+0,23

Р<0,001

30

16,4+0,35

Р<0,001

Р1<0,001

 

30

13,2+0,12

Р>0,5

Р1<0,001

Р2<0,001

АСТ (ед/л)

30

13,2+0,33

30

22,8+0,14

Р<0,001

30

16,7+0,17

Р<0,001

Р1<0,001

 

30

13,8+0,21

Р>0,5

Р1<0,001

Р2<0,001

МСМ (ед.оптп)

30

0,24+0,012

30

0,43+0,025

Р<0,001

30

0,58+0,017

Р<0,001

Р1<0,001

 

30

0,49+0,021

Р<0,001

Р1<0,001

Р2<0,05

Р - рассчитано по отношению к соответствующим показателям группы контроля;

Р1 - рассчитано по отношению к соответствующим показателям данной группы больных до лечения (на момент поступления в стационар);

Р2 - рассчитано по отношению к соответствующим показателям группы больных, получающих традиционную терапию.

В этой же группе наблюдения спустя 21 сутки после проведения оперативного вмешательства на фоне традиционного лечения (подгруппа наблюдения А) имела место частичная нормализация активности ферментов в сыворотке крови АСТ, АЛТ (табл. 1). В то же время оставалась достаточно выраженной аутоинтоксикация, о чем свидетельствовал высокий уровень МСМ в крови (табл. 1).

Использование полиоксидония у больных РМЖ (стадии I-IIА, Т1-2N0M0) позволило обнаружить нормализацию метаболических расстройств на 21-е сутки после проведения оперативного вмешательства (подгруппа В), о чем свидетельствовала нормализация активности сывороточных трансаминаз. В то же время уровень МСМ значительно превышал контрольные показатели, несколько снижаясь по сравнению с аналогичными показателями в группе больных, не получавших полиоксидоний (табл. 1).

Таким образом, использование полиоксидония в группе больных с начальными стадиями развития РМЖ обеспечивает выраженный положительный мембраностабилизирующий эффект и в значительной степени препятствует развитию синдрома цитолиза, оказывая в то же время выраженное детоксицирующее действие.

Последующие сравнительные наблюдения были проведены в подгруппах больных С и D на более поздних стадиях распространения опухолевого процесса (стадии IIВ-IIIА, T1-3N1-2M0). Как указывалось выше, подгруппу С составили пациентки, получающие традиционную комплексную терапию в объеме неоадъювантной полихимиотерапии (НПХТ) (6 курсов по схеме FAC), оперативного вмешательства (модифицированная мастэктомия по Маддену), адъювантной полихимиотерапии (АПХТ), дистанционную лучевую терапию стандартными дозами на область грудной клетки и зоны регионарного лимфооттока, а также симптоматическое лечение. Вторую подгруппу D составили пациентки с аналогичными стадиями распространения опухолевого процесса, которые, помимо традиционного комплексного лечения, адекватного стадии распространения опухолевого процесса, получали курсовое лечение полиоксидонием.

Таблица 2 - Показатели уровня МСМ и активности трансаминаз при узловой форме рака молочной железы (IIB-IIIА стадии, T1-3N1-2M0 стадии ) в динамике наблюдений на фоне традиционной терапии и традиционной терапии с включением полиоксидония

Изучаемые показатели

Контрольная группа

 

Группы наблюдения больных

Группа пациентов с IIВ-IIIА стадиями заболевания  (T1-3N1-2M0 стадии) до лечения

Подгруппа пациентов C, получающих традиционное лечение без полиоксидония (1 сутки после завершения 6 курса НПХТ)

Подгруппа пациентов D, получающих традиционное лечение с включением полиоксидония (1 сутки после завершения 6 курса НПХТ)

n

M+m

N

M+m

P

N

M+m

P

n

M+m

P

АЛТ (ед/л)

30

12,6+0,95

30

28,7+0,26

Р<0,001

Р3<0,001

30

35,2+0,14

Р<0,001

Р1<0,001

 

30

23,3+0,12

Р<0,001

Р1<0,001

Р2<0,001

АСТ (ед/л)

30

13,2+0,33

30

27,6+0,25

Р<0,001

Р3<0,001

30

36,4+0,18

Р<0,001

Р1<0,001

 

30

22,5+0,19

Р<0,001

Р1<0,001

Р2<0,001

МСМ (ед.опт.пл.)

30

0,24+0,012

30

0,65+0,011

Р<0,001

Р3<0,001

30

0,94+0,021

Р<0,001

Р1<0,001

 

30

0,52+0,016

Р<0,001

Р1<0,001

Р2<0,001

Р - рассчитано по отношению к соответствующим показателям группы контроля;

Р1 - рассчитано по отношению к соответствующим показателям данной группы больных до лечения (на момент поступления в стационар);

Р2 - рассчитано по отношению к соответствующим показателям на 1-е сутки после лечения (НПХТ);

Р3 - рассчитано по отношению к соответствующим показателям I группы больных до лечения (на момент поступления в стационар).

Результаты проведенных исследований позволили обнаружить, что распространение неоплазии за пределы первичного очага неизменно сочетается с более выраженными дестабилизацией биологических мембран и аутоинтоксикацией, на что указывают резкое повышение активности сывороточных трансаминаз АСТ и АЛТ, а также уровня МСМ по сравнению с таковыми показателями предыдущих групп наблюдения больных РМЖ (стадии I-IIА, Т1-2N0M0) (табл. 2).

Как оказалось, в подгруппе больных С, получавших традиционное комплексное лечение, на 1-е сутки после завершения 6 курса НПХТ отмечено еще большее усиление синдрома цитолиза и аутоинтоксикации, на что указывали прогрессирующее нарастание в крови активности АСТ, АЛТ и уровня МСМ (табл. 2).

В подгруппе D - больных РМЖ (IIВ-IIIА стадии распространения неоплазии), получивших аналогичный курс НПХТ, но с включением в терапию полиоксидония, отмечены выраженный мембраностабилизирующий и детоксицирующий эффекты, на что указывало снижение активности АСТ, АЛТ и уровень МСМ, проявляющиеся в большей степени по сравнению с таковыми показателями пациентов, не получавших полиоксидоний (табл. 2).

Таким образом, НПХТ оказывает выраженный дестабилизирующий эффект на мембраны клеток крови различной морфофункциональной организации и требует включения в комплексную терапию больных РМЖ мембранопротекторов, в частности полиоксидония.

Выводы

  1. Характерной особенностью развития узловой формы РМЖ является развитие синдромов цитолиза и аутоинтоксикации уже на начальных стадиях опухолевого процесса, прогрессирующих по мере распространения опухолевых клеток за пределы первичного очага.
  2. НПХТ больных со стадиями IIВ-IIIА, T1-3N1-2M0 развития РМЖ усугубляет развитие синдромов цитолиза и аутоинтоксикации, на что указывает резкое нарастание в крови МСМ и активности ферментов сыворотки крови АСТ, АЛТ.
  3. Использование в комплексной терапии полиоксидония на начальных и метастатических стадиях развития РМЖ оказывает выраженный мембраностабилизирующий и детоксицирующий эффект, что свидетельствует о целесообразности включения в комплексную терапию больных РМЖ указанного препарата.

Рецензенты

  • Афанасьева Галина Александровна, докт. мед. наук, проф. кафедры патологической физиологии ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России», г. Саратов.
  • Конопацкова Ольга Михайловна, докт. мед. наук, проф. кафедры факультетской хирургии и онкологии ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России», г. Саратов.

Библиографическая ссылка

Чеснокова Н.П., Барсуков В.Ю., Злобнова О.А., Бизенкова М.Н. МЕМБРАНОСТАБИЛИЗИРУЮЩИЙ ЭФФЕКТ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛИОКСИДОНИЯ В КОМПЛЕКСНОЙ ТЕРАПИИ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ В ДИНАМИКЕ РАСПРОСТРАНЕНИЯ НЕОПЛАЗИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 3.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=6436 (дата обращения: 06.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074