Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

ОСОБЕННОСТИ МИКРОБИОЦЕНОЗОВ КОЖИ И КИШЕЧНИКА ПРИ ПАРАЗИТАРНОЙ ИНВАЗИИ У БОЛЬНЫХ ЭКЗЕМОЙ

Онищенко Н.С. 1 Касаткина Н.М. 1
1 ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный педагогический университет имени И. Н. Ульянова», Ульяновск
В статье приводятся результаты исследования микробиоценозов кожи и кишечника при хронической экземе (120 обследованных). Полученные данные свидетельствуют о значительных дисбиотических сдвигах микрофлоры кожи и кишечника на фоне высокой степени инвазированности Blastocystis hominis (73,3 %). Микробиоценоз кожи при экземе характеризовался более выраженным видовым разнообразием (20 видов) по сравнению с контрольной группой (10 видов). У больных экземой выявлено значительное снижение содержания представителей облигатной микробиоты кишечника на фоне расширения спектра условно-патогенных видов, что свидетельствует о глубоких дисбиотических изменениях данного биотопа. Частота встречаемости B. hominis зависела от формы экземы и продолжительности заболевания. Наибольшее количество простейших отмечалось в фекалиях больных с истинной экземой и у лиц со стажем заболевания более 5 лет.
бластоцисты
экзема
микробиоценозы кожи и кишечника
1. Акрут А. М. Микроэкология кожи при псориазе: Автореф. дис. канд. мед. наук. – Волгоград, 2003. – 24 с.
2. Билимова С. И. Характеристика факторов персистенции энтерококков / С. И. Билимова // ЖМЭИ. – 2000. – № 4. – С. 104-105.
3. Бондаренко В. М. Дисбактериозы кишечника у взрослых / В. М. Бондаренко, Н. М. Грачева, Т. В. Мацулевич. – М.: КМК, 2003. – 224 с.
4. Буторова Л. И. Возможности коррекции нарушения кишечного микробиоценоза лактулозой / Л. И. Буторова, А. В. Калинин // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. – 2001. – № 1. – С. 79-83.
5. Воробьев А. А. Дисбактериозы – актуальная проблема медицины / А. А. Воробьев, Н. А. Абрамов, В. М. Бондаренко, Б. А. Шендеров // Вестн. РАМН. – 1997. – № 3. – С. 4-7.
6. Воробьев А. А. Бактерии нормальной микрофлоры: биологические свойства и защитные функции / А. А. Воробьев, Е. А. Лыкова // ЖМЭИ. – 1999. – № 6. – С. 102-105.
7. Крамарь В. С. Пространственная структурная иерархия микроорганизмов в биоценозе кожи / В. С. Крамарь // Вестн. Волгоградского государственного медицинского университета. – Волгоград, 2003. – Т. 58. – Вып. 9. – С. 23-27.
8. Мельникова В. Н. Проблемы химиопрофилактики, химиотерапии эндогенной инфекции и дисбактериоз / В. Н. Мельникова // Вестн. РАМН. – 1997. – № 3. – С. 26-30.
9. Солнцева В. К. Микробиоценоз кожи больных хроническими дерматозами/ В. К. Солнцева, А. С. Быков, А. А. Воробьев, О. Л. Иванов // Журнал микробиологии, иммунологии и вирусологии. – 2000. – № 6. – С. 51-55.
10. Espinoza L. R. Insights into the pathogenesis of psoriasis and psoriatic arthritis / L. R. Espinoza, R. van Solingen // Am. J. Med. Science. – 1998. – V. 316. – P. 271-276.
Микробиоценозы тела человека - сложные системы, отличающиеся не только чрезвычайной многокомпонентностью, но и количественным разнообразием представителей микробиоты [3].

Микробоценоз кожи, с одной стороны, является одним из защитных механизмов организма, а с другой - неисчерпаемым резервуаром возбудителей экзогенных и эндогенных инфекций [1]. Кожа представляет собой своеобразную экосистему, тесно связанную с внутренней средой организма, его внешним окружением, и является экологической нишей для множества микроорганизмов [6, 7]. Сбалансированное состояние микробиоценоза кожи обеспечивает резистентность данного биотопа. Нарушение тех или иных компонентов гомеостаза, включая кожную патологию, изменяет постоянство микроэкосистемы и приводит к дисбактериозу кожи [9].

Кишечный микробиоценоз ряд исследователей рассматривает как своеобразный орган макроорганизма, где в единой системе существуют корреляционные связи между микроорганизмами [4, 5]. Нарушение колонизационной резистентности кишечника, связанное с изменением состава нормальной микробиоты, способствует формированию дисбиоза, развитию экзогенной и эндогенной инфекции [2, 8]. Наличие  качественных и количественных нарушений кишечного микробиоценоза оказывает значительное влияние на тяжесть течения аллергодерматозов.

Несмотря на то, что в течение последних лет получены данные о значительной роли паразитарных инвазий кишечника (гельминтоз, лямблиоз) в патогенезе кожных заболеваний, являющихся запускающим механизмом для иммунопатологических изменений в коже и поддерживающих хроническое течение заболевания [10], роль бластоцистной инвазии в нарушении микроэкологического баланса кожи и кишечника у больных экземой изучена недостаточно.

В связи с этим целью настоящего исследования явилось изучение особенностей микробиоценозов кожи и кишечника при экземе на фоне инвазии Blastocystis hominis.

Было проведено обследование 120 больных экземой в возрасте от 14 до 90 лет, находящихся на стационарном лечении  в областном кожно-венерологическом диспансере г. Ульяновска, с диагнозами:  микробная экзема  - 74 человека (61,7 %) и истинная экзема  -  46 человек (38,3 %). Контрольную группу составили 75 практически здоровых лиц, репрезентативных по полу и возрасту.

Количественный состав микрофлоры кожи, частоту встречаемости отдельных видов изучали по методике А. Б. Покатилова (1993), материал брали у больных с пораженных экзематозных и здоровых (интактных) участков кожи.

Количественный и качественный анализ микропейзажа кишечника проводили согласно приказу Минздрава России от 09.06.2003 №231 «Об утверждении отраслевого стандарта «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» (ОСТ 91500.11.0004-2003). Показатели концентрации микроорганизмов представлены в lg числа КОЕ бактерий на 1 г исследуемого материала. Культивирование простейших B. hominis проводили с использованием сред Suresh CEM.

Исследования микропейзажа кожи на фоне бластоцистной инвазии выявили существенные изме­нения в её составе.

Микробиоценоз кожи при экземе  характеризовался широким спектром видового состава. Наибольшее видовое разнообразие было обнаружено у бактерий рода Staphylococcus,  Streptococcus и Corynebacterium. Так, у стафилококков идентифицировали 8 видов (40,0 %), у стрептококков - 4 вида (20,0 %), у коринебактерий - 3 вида (15,0 %). В контрольной группе было обнаружено 6 видов стафилококков (60,0 %), по 1 виду стрептококков (10,0 %) и коринебактерий (10,0 %).

Видовой состав энтерококков на коже при экземе был представлен 2 видами (10,0 %), тогда как у лиц контрольной группы  встречался лишь 1 вид (10,0 %).

Также на экзематозных участках кожи было идентифицировано по 1 роду - Micrococcus и Acinetobacter, включающих в себя по 1 виду (5,0 %), в контрольной группе представители данных  родов обнаружены не были.

Видовой состав дрожжеподобных грибов рода Candida при экземе включал 1 представителя (5,0 %), тогда как в контрольной группе данный вид  не встречался.

Вид Bacillus subtilis встречался только у лиц  контрольной группы (10 %).

Таким образом, были установлены  значительные различия в количестве семейств и родов, составляющих микробиоценоз кожи при экземе и у лиц контрольной группы.

Проведенные исследования состояния бактериальной эндофлоры кишечника на фоне протозойной инвазии у больных экземой выявили, что наиболее выраженные изменения были зафиксированы со стороны анаэробной флоры. Из представителей облигатно-анаэробной флоры кишечника обследованных больных отмечалось снижение бифидобактерий до значения lg 9,54±0,15 КОЕ/г (в контроле - lg 10,78±0,08 КОЕ/г; p<0,001) и лактобактерий до значения lg 7,87±0,11 КОЕ/г (в контроле - lg  8,86±0,09 КОЕ/г; p<0,001).

Показатель уровня содержания  кишечной палочки с нормальной ферментативной активностью составил lg  7,96 0,12 КОЕ/г (lg 8,89±0,06 КОЕ/г в контроле; p<0,001), лактозонегативной кишечной палочки - lg 2,61±0,34 КОЕ/г (lg 0,28±0,14 КОЕ/г в контроле; p<0,001). Наряду с этим характерным микроорганизмом для микропейзажа кишечника обследованных лиц являлась кишечная палочка с гемолитическими свойствами в концентрации  lg 2,32±0,35 КОЕ/г (в контрольной группе не обнаружена).

Уровень содержания других представителей семейства Enterobacteriaceae и Micrococcaceae, таких как клебсиеллы, золотистый и эпидермальный стафилококки, составил lg 2,37±0,32 KOE/г (lg 0,21±0,12 КОЕ/г; p<0,001), lg 1,47±0,24 KOE/г  (в контроле не обнаружен) и lg 1,86±0,28 KOE/г  (lg 0,91±0,27 КОЕ/г в контроле; p<0,01) соответственно. Помимо этого  в значительных количествах высевались и другие представители условно-патогенной флоры. Энтерококки были выявлены у 100 % больных. Количественное содержание данных микроорганизмов составило lg 7,88±0,12 KOE/г (lg 6,80±0,07 КОЕ/г в контроле; p<0,001).

Дрожжеподобные грибы р. Candida в норме обнаруживаются у здоровых детей и взрослых в незначительных количествах. Однако при бластоцистной инвазии они были выявлены в 35 % случаев со средним значением lg 2,26±0,29 KOE/г  (lg 0,43±0,17 KOE/г  в контроле; p<0,001).

Клостридии, роль которых велика в развитии эндогенной инфекции при снижении резистентности макроорганизма, обнаруживались в повышенном содержании - lg 3,13±0,23 КОЕ/г   (lg 0,80±0,23 КОЕ/г в контроле, p<0,001).

Инвазированность простейшими Blastocystis hominis у больных экземой составила 73,3 % (88 человек). Вместе с тем  лица контрольной группы были инвазированы B. hominis лишь в 5 % случаев (4 человека).

Наибольшее количество простейших отмечалось в фекалиях больных с истинной экземой - 87,0 %. Значительно меньше их было у больных с микробной экземой - 64,9 %.

Значительные различия были обнаружены при анализе степени инвазированности бластоцистами в группах с различной продолжительностью заболевания.

Полученные данные свидетельствуют о том, что у больных с продолжительностью заболевания до 1 года частота встречаемости бластоцист составила 67,2 %, у больных со стажем от 1 до 5 лет - 70,0 % случаев. ных с длительностью заболевания  болезни 1-5 лет. Также часто ()Наиболее часто - в 87,5 % случаев - Blastocystis hominis обнаруживали в фекалиях больных со стажем заболевания более 5 лет.

Таким образом, видовой состав бактериальных ассоциаций кожи при экземе при паразитарной инвазии более разнообразен (20 видов) за счет расширения спектра условно-патогенных видов по сравнению с контрольной группой (10 видов), что свидетельствует о выраженных нарушениях биоценотических связей в микробиоценозе кожи и создает предрасположенность для развития как инфекционных, так и соматических заболеваний. В составе аутофлоры кожи происходили дисбиотические изменения, выражающиеся в появлении  видов микроорганизмов, не встречающихся в контрольной группе - S. warneri, S. xylosis, M. luteus, S. agalaeticae, S. mitis, S. mutans, E. faeceum, C. haemolyticus, C. pseudodiphtericum, A. calcoaceticus, C. albicans. На экзематозных участках кожи доминирующим видом становится Staphylococcus aureus, выделяемый в 62,5 % случаев.

Проведенные исследования микробиоценоза кишечника больных экземой выявили значительные дисбиотические сдвиги микропейзажа кишечника, характеризующиеся значительным снижением содержания облигатной микрофлоры (бифидобактерии, лактобактерии, типичные эшерихии), повышением количества представителей факультативной и транзиторной микробиоты (клебсиеллы, клостридии, дрожжеподобные грибы р.Candida) на фоне высокой степени инвазированности  условно-патогенным простейшим - Blastocystis hominis (73,3 %).

Рецензенты:

Ильина Н. А., д.б.н., профессор кафедры зоологии, проректор по научной работе ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный педагогический университет имени И. Н. Ульянова», г. Ульяновск.

Нестеров А. С., д.м.н., профессор кафедры инфекционных и кожно-венерических болезней ФГБОУ ВПО «Ульяновский  государственный университет» г. Ульяновск.


Библиографическая ссылка

Онищенко Н.С., Касаткина Н.М. ОСОБЕННОСТИ МИКРОБИОЦЕНОЗОВ КОЖИ И КИШЕЧНИКА ПРИ ПАРАЗИТАРНОЙ ИНВАЗИИ У БОЛЬНЫХ ЭКЗЕМОЙ // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 6.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=8068 (дата обращения: 23.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074