Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

АМПЛИТУДНО-СИЛОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КИСТИ В ПРОЦЕССЕ РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ ШВА НЕРВОВ, СОСУДОВ И СУХОЖИЛИЙ НА УРОВНЕ НИЖНЕЙ ТРЕТИ ПРЕДПЛЕЧЬЯ

Щедрина М.А. 1 Новиков А.В. 1 Донченко Е.В. 1
1 ФГБУ «ННИИТО» Минздрава России
В процессе реабилитации 81 пациента после хирургического восстановления срединного и (или) локтевого нервов, сухожилий сгибателей и локтевой артерии на уровне нижней трети предплечья проведена оценка амплитуды движений и силы кисти через 3 недели, 3, 6 и 12 месяцев после операции. Наиболее значительное снижение амплитуды движений по сравнению с другими группами выявлено у пациентов после шва обоих нервов, сосудов и сухожилий. Амплитуда движений восстанавливалась у пациентов после изолированного перерыва срединного нерва через 6 месяцев после его шва, у больных после сочетанного повреждения срединного нерва и сухожилий сгибателей, локтевого сосудисто-нервного пучка и сухожилий сгибателей – через 12 месяцев после операции; сохранялось незначительное ограничение движений у больных после шва обоих нервов. Показатели динамометрии кисти даже через год не превышали 30-50% от нормы. Выявлено, что сила кисти на протяжении наблюдения выше у пациентов, которым выполнена пластика локтевой артерии, чем у пострадавших, которым выполнена ее перевязка. Это свидетельствует, что реконструкция локтевой артерии положительно влияет на восстановление силы кисти, а следовательно, на процесс регенерации нерва.
двигательные нарушения
тяжесть травмы
денервированные мышцы
сила кисти
амплитуда движений
локтевая артерия
сухожилия сгибателей
изолированные и сочетанные повреждения нервов
1. Берснев В.П. Основные итоги научной деятельности при выполнении отраслевой науч-но-исследовательской программы по нейрохирургии в 2001-2005 году // Поленовские чтения. – СПб., 2006. – С. 8-13.
2. Матев И., Банков С. Реабилитация при повреждениях руки : пер. с болг. – София : Меди-цина и физкультура, 1981. – 256 с.
3. Радау Ю.В., Новиков А.В. Биомеханические параметры нормальной кисти // VI Всерос. конф. «Биомеханика-2002» : тез. докл. – Н. Новгород, 2002. – С. 164.
4. Щедрина М.А. Восстановительное лечение больных после реконструктивных операций по поводу открытых изолированных и сочетанных повреждений нервов на уровне предпле-чья : автореф. дис. … канд. мед. наук. – Н. Новгород, 2006. – 22 с.
5. Kotwal P.P., Gupta V. Neglected tendon and nerve injuries of the hand // Clin. Orthop. – 2005. – N 431. – P. 66-71.
6. Long-term results after primary microsurgical repair of ulnar and median nerve injuries. A comparison of common score systems / T. Vordemvenne et al. // Clin. Neurol. Neurosurg. – 2007. – Vol. 109, N 3. – P. 263-271.
7. Nerve injuries sustained during warfare : part I – Epidemiology / R. Birch et al. // J. Bone Jt. Surg. – 2012. – Vol. 94. - B, N 4. – P. 523-528.
8. Ozdemir H.M., Biber E., Oğün T. The results of nerve repair in combined nerve-tendon injuries of the forearm // Ulus Travma Acil Cerrahi Derg. – 2004. – Vol. 10, N 1. – P. 51-56.
9. Results of primary repair of injuries to the median and ulnar nerves at the wrist / A. Kilinc et al. // Chir. Main. – 2009. – Vol. 28, N 2. – P. 87-92.
10. Thayer D.T. Distal interphalangeal joint injuries // Hand Clin. – 1988. – Vol. 4, N 1. – P. 1-4.

Открытые изолированные и сочетанные повреждения нервов на уровне предплечья достаточно часто встречаются в условиях мирного и военного времени [1; 7]. Подобные травмы служат причинами развития у пострадавших выраженных структурных и функциональных расстройств, вследствие чего исходы лечения зачастую остаются неудовлетворительными [5; 6; 8; 9].

Если принять во внимание трудоспособный возраст большинства пациентов, длительные сроки нетрудоспособности, необходимость смены работы и высокий риск инвалидизации, то социальная значимость проблемы реабилитации таких больных становится очевидной. Для создания оптимальных программ кинезотерапии необходимы изучение причин формирования двигательных нарушений кисти и оценка динамики их восстановления в послеоперационном периоде.

Цель исследования: оценка динамики амплитудных и силовых характеристик кисти в процессе реабилитации больных после хирургического восстановления срединного и (или) локтевого нервов, локтевой артерии и сухожилий сгибателей на уровне нижней трети предплечья.

Материал и методы исследования. Амплитуда движений в суставах пальцев и показатели динамометрии кисти при выполнении цилиндрического захвата были исследованы у 81 пациента, получавшего лечение в ННИИТО по поводу открытых изолированных и сочетанных повреждений срединного и (или) локтевого нервов на уровне предплечья. Среди пострадавших преобладали мужчины – 58 человек (71,6%). Возраст больных – от 13 до 70 лет, при этом 68 человек (83,9%) были лица до 50 лет, что лишь подчеркивает социально-экономическую значимость проблемы.

Все повреждения нервов были по типу анатомического перерыва. Изолированную травму срединного нерва получили десять больных (12,3%) – I группа. У большинства пострадавших (71 человек – 87,7%) повреждения нервов были сочетанными. Перерыв срединного нерва и сухожилий сгибателей диагностирован у 23 пациентов (28,4%) – II группа. Ранение локтевого сосудисто-нервного пучка наблюдалось у 13 человек (16,1%), у 11 (13,6%) – повреждение локтевого нерва и сосудов сочеталось с травмой сухожилий – III группа. Повреждения срединного нерва, локтевого сосудисто-нервного пучка и сухожилий сгибателей получили 24 больных (29,6%) – IV группа. Сформированные группы больных различались (p<0,05) не только по клиническому диагнозу, но и по тяжести имеющихся двигательных расстройств [4].

Пострадавшие были направлены на реконструктивное оперативное лечение в различные сроки после травмы: экстренно поступили 7 человек, в сроки до трех месяцев после травмы – 51, свыше трех месяцев – 23 человека. Отсроченный микрохирургический эпиневральный шов нервных стволов выполнен 62 больным, фасцикулярный шов – 12, первичный – 7. Сухожилия были восстановлены во всех 58 случаях после их повреждения, локтевая артерия – в 37 случаях. Больные получали реабилитационное лечение в послеоперационном периоде и плановые курсы терапии.

Пациенты были обследованы перед началом интенсивных послеоперационных мероприятий (в среднем, через три недели после хирургического восстановления нерва и других структур), по окончании курса послеоперационного восстановительного лечения (через 3-3,5 месяца после шва нерва), через пять-шесть месяцев, а также через год после операции.

Измерение амплитуды движений в суставах пальцев проводили с помощью стандартного гониометра по SFTR-методике [2]. Определяли процентное отношение амплитуды движений в суставах каждого пальца, а также суммарной амплитуды движений пальцев травмированной конечности к норме. Максимальное мышечное усилие при выполнении кулачного захвата (в Н) регистрировали с помощью динамометрии, проводимой на программно-аппаратном комплексе НОКП НППИ–ННИИТО [3]. Применялись непараметрические критерии проверки гипотез (Краскела-Уоллиса и конкордации Кендалла). При описании изучаемых показателей использована медиана, а в качестве характеристики разброса данных – 25 и 75% квартили.

Результаты исследования и их обсуждение. Гониометрия, выполненная пациентам в начале послеоперационного восстановительного лечения, показала значительное снижение амплитуды активных движений в суставах пальцев поврежденной кисти по отношению к норме (табл. 1).

Таблица 1

Динамика амплитуды активных движений в суставах пальцев у пациентов после реконструктивной операции в начале курса реабилитации и по его окончании
(через 3-3,5 мес. после операции)

Пальцы кисти

Амплитуда активных движений (%) в изучаемых группах

I (n=10)

II (n=23)

III (n=24)

IV (n=24)

Начало

Через 3-3,5 мес.

Начало

Через 3-3,5 мес.

Начало

Через 3-3,5 мес.

Начало

Через
3-3,5 мес.

I

74 [68;82]

84 [74;88]

60 [48;68]

74 [65;86]

75 [64;79]

86 [80;90]

55 [38;66]

65 [53;80]

II

63 [58;74]

78 [70;86]

42 [34;57]

65 [54;78]

67 [58;72]

84 [67;88]

33 [22;45]

52 [41;69]

III

64 [58;74]

82 [68;87]

42 [34;56]

65 [48;77]

61 [52;68]

76 [66;84]

30 [18;45]

48 [37;67]

IV

76 [74;84]

91 [84;95]

63 [52;72]

76 [70;86]

54 [44;64]

72 [54;79]

31 [17;39]

43 [31;56]

V

78 [74;83]

89 [82;96]

62 [56;74]

81 [68;85]

52 [42;62]

68 [56;76]

24 [14;34]

37 [24;47]

Σампл.

72 [67;80]

84 [79;91]

56 [45;64]

73 [64;81]

62 [54;68]

74 [66;84]

37 [26;46]

49 [42;65]

У больных I группы, оперированных по поводу изолированного перерыва срединного нерва, активные движения были нарушены в меньшей степени, чем у пациентов с сочетанными повреждениями. Достоверные отличия амплитуды движений между I и II группами получены по всем изучаемым показателям; между I и III – по амплитуде третьего, четвертого, пятого пальцев и суммарному показателю амплитуды движений (p<0,001) по критерию Краскела-Уоллиса. При сравнении II и III групп выявлены различия между амплитудными показателями наиболее страдающих пальцев (в зависимости от того, какие сухожилия были повреждены): первого, второго, четвертого и пятого (p<0,001), но показатели суммарного объема движений не различались (p>0,05). Наиболее выраженные нарушения были у пострадавших IV группы, достоверные отличия получены по всем изучаемым показателям (p<0,0001). По нашему мнению, это связано с формированием стойких нейрогенно-теногенных контрактур в суставах пальцев, обусловленных тяжестью травмы.

Через 3-3,5 месяца после операции во всех группах выявлен рост амплитуды активных движений в суставах пальцев по сравнению с началом послеоперационной реабилитации (p<0,001). При сравнении суммарных амплитудных показателей достоверные отличия получены между I и II, I и III, а также I, II, III и IV группами (p<0,001). Между I и II группами сохранялись достоверные отличия амплитуды движений по первому, второму и третьему пальцам; между II и III группами получены тенденции к отличию по первому, четвертому и пятому пальцам (p<0,05).

К моменту выписки у пациентов I группы суммарная амплитуда движений пальцев была незначительно снижена. Несмотря на то что после хирургического лечения сочетанных повреждений срединного нерва и сухожилий (II группа) сохранялось ограничение движений в суставах II-III пальцев, а после реконструкции локтевого нерва (III группа) – в суставах IV-V пальцев, суммарная амплитуда движений у большинства таких пациентов по окончании послеоперационного курса реабилитации превышала 75% от нормы. У пострадавших IV группы сохранялось выраженное ограничение активных движений в суставах пальцев, и амплитуда движений составляла менее 50% от нормы. Это служило одним из показаний для проведения плановых курсов восстановительного лечения.

Через шесть месяцев после реконструктивных операций суммарная амплитуда активных движений у пациентов практически восстанавливалась в I группе, была незначительно снижена во II и III группах и умеренно – в IV группе (табл. 2).

Таблица 2

Динамика амплитуды активных движений в суставах пальцев у пациентов через 6 и 12 мес. после реконструктивной операции

Пальцы кисти

Амплитуда активных движений (%) в изучаемых группах

I (n=9)

II (n=18)

III (n=20)

IV (n=23)

Через 6 мес.

Через 12 мес.

Через 6 мес.

Через 12 мес.

Через 6 мес.

Через 12 мес.

Через 6 мес.

Через 12 мес.

I

87 [86;92]

96 [92;98]

86 [74;91]

88 [80;95]

95 [89;98]

98 [95;100]

68 [54;86]

91 [59;98]

II

93 [88;96]

95 [92;98]

70 [63;89]

82 [72;86]

89 [82;95]

99 [90;100]

66 [38;78]

77 [54;90]

III

94 [84;96]

95 [94;98]

77 [68;94]

85 [74;94]

90 [82;94]

95 [84;100]

68 [38;78]

80 [60;96]

IV

100 [95;100]

100 [100;100]

86 [81;93]

94 [92;98]

76 [64;85]

82 [73;91]

58 [35;72]

71 [52;94]

V

100 [92;100]

100 [100;100]

89 [84;94]

94 [90;100]

74 [65;82]

79 [74;93]

58 [32;76]

75 [50;94]

Σампл.

94 [91;95]

98 [96;98]

80 [75;93]

89 [79;94]

86 [82;90]

92 [82;96]

65 [42;78]

79 [57;95]

Через год наблюдался дальнейший достоверный прирост изучаемых показателей у пациентов II, III и IV групп (p<0,001), что связано с увеличением амплитуды движений в суставах пальцев, целостность сухожилий которых была восстановлена. В это время у большинства больных после шва одного из нервов суммарная амплитуда активных движений в суставах кисти была практически восстановлена, а у пациентов после реконструкции обоих нервов – незначительно снижена. Во многом это было обусловлено формированием грубых послеоперационных рубцов, ограничивающих функцию кисти, которые наблюдались у каждого третьего пациента этой группы.

Анализ показателей динамометрии показал, что максимальное снижение силы кисти перед началом активной реабилитации было у больных IV группы (p=0,0001), в то время как в остальных группах пациентов оно было выражено в меньшей степени (рис. 1а).

а б

Рис. 1. Динамика силы кисти в процессе реабилитации у пациентов после реконструктивной операции в начале курса реабилитации и по его окончании (а - через 3 недели; б - через 3 месяца)

Среди групп пациентов с повреждением одного из нервов достоверные отличия величины максимального мышечного усилия получены между I и II, I и III группами (p<0,001). На наш взгляд, это обусловлено основным участием мышц-сгибателей кисти и пальцев в формировании силы при выполнении этого вида захвата, червеобразных и межкостных мышц, проксимальных и дистальных межфаланговых суставов – в стабилизации его, мышц гипотенара – в конечном, завершающем его моменте [2; 10]. Вероятно, что мышцы тенара, иннервируемые срединным и локтевым нервом, страдают в большей степени, а именно: они обеспечивают функцию сгибания и противопоставления первого пальца. Сочетание двух составляющих в виде денервированных (частично или полностью) мышц и сшитых сухожилий приводит к значительному снижению силовых параметров кисти.

Значимое увеличение показателей динамометрии было отмечено у всех пациентов (p<0,01) уже через 3-3,5 месяца к концу курса восстановительного лечения (рис. 1б). Максимальный прирост наблюдался у пострадавших IV группы (p=0,00004). Различия показателей у пострадавших с последствиями ранений одного и обоих нервов сохранялись (p=0,0004).

Через шесть месяцев после операции статистически значимых различий силы кисти у пациентов I, II и III групп после шва одного из нервов не выявлено (p>0,05) (рис. 2а).

а  б

Рис. 2. Динамика силы кисти в процессе реабилитации у пациентов через 6 и 12 месяцев после реконструктивной операции (а - через 6 месяцев; б - через 12 месяцев)

Максимальное снижение этого параметра по-прежнему отмечалось у пострадавших IV группы после хирургического восстановления обоих нервов (p=0,02). Прирост силы кисти во всех группах наблюдался также через год после оперативного вмешательства и проведенной реабилитации (p<0,01). Однако, несмотря на положительную динамику силовых показателей, они у большинства оставались сниженными и не превышали 30-50% от нормальных значений.

Мы полагаем, что это вызвано дефицитом афферентной импульсации как за счет бездействия мышц вследствие их денервации, так и за счет дисфункции самих сухожилий. В эти сроки у шести пострадавших имели место нейрогенные деформации кисти.

Определенный интерес вызвали результаты сравнительного анализа показателей динамометрии при выполнении кулачного захвата у 26 больных с сочетанными повреждениями нервов на уровне нижней трети предплечья, которым во время реконструктивной операции проводилась пластика поврежденной локтевой артерии, и у 21 пациента, которым выполнялась её перевязка при первичном вмешательстве.

На момент окончания курса послеоперационной реабилитации абсолютные значения силы кисти в исследуемых группах имели достоверную разницу: показатели силы кисти составили соответственно 69[19;126] и 43[25;70] Н (p=0,035) по критерию Краскела-Уоллиса. Различий в параметрах силы относительно к норме у этих пациентов не было: соответственно19[5;34] и 11[5;24] % (p=0,147). Через шесть месяцев после операции разница в абсолютных показателях силы кисти у пациентов после пластики и у больных после перевязки артерии сохранялась. Сила кисти у них составила соответственно 92[51;200] и 29[11;48] Н (p=0,024). Тенденцию к различию имели и относительные показатели силы: соответственно 66[26;136] и 19[6;40] % (p=0,07). Различия в абсолютных показателях силы кисти у пациентов обеих групп сохранялась и спустя год после операции: соответственно 172[50;283] и 108[56;182] Н (p=0,039). Тенденцию к различию имели и относительные силовые показатели (соответственно 41[12;67] и 34[13;55]%; p=0,08).

По нашему мнению, полученные данные доказывают влияние реконструкции артерии при ее повреждении на восстановление силы кисти, которая косвенно отражает качество регенерации нерва, поскольку зависит от функции денервированных мышц.

Выводы

1. В структуре двигательных нарушений у больных с последствиями изолированных и сочетанных повреждений срединного и (или) локтевого нервов, сосудов и сухожилий сгибателей наиболее выраженным является снижение силы захвата, в меньшей степени страдают амплитудные параметры.

2. Выраженность двигательных нарушений зависит от тяжести травмы: у больных с последствиями изолированного повреждения срединного нерва они минимальны, у пациентов после сочетанной травмы обоих нервов, сухожилий сгибателей и локтевой артерии – максимальны.

3. Основным субстратом, определяющим нарушение амплитуды движений, являются поврежденные сухожилия, силовых параметров – периферический нерв.

4. Реконструкция поврежденной локтевой артерии положительно влияет на восстановление силы кисти, которая косвенно отражает качество регенерации нерва, поскольку зависит от функции денервированных мышц.

5. В первую очередь в процессе лечения восстанавливаются амплитудные показатели. Сила кисти остается сниженной вследствие нарушения иннервации собственных мышц кисти и развития их гипотрофии, нарушения проприоцептивной чувствительности, развития контрактур.

6. Для восстановления амплитудно-силовых характеристик пациенты с последствиями открытых изолированных и сочетанных повреждений нервов на уровне предплечья нуждаются в проведении курсов реабилитационных мероприятий на протяжении 6-12 месяцев после шва нерва.

Рецензенты:

Белоусова Татьяна Евгеньевна, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой восстановительной медицины и рефлексотерапии Института последипломного образования ГБОУ ВПО «Нижегородская государственная медицинская академия Минздрава РФ», г.Нижний Новгород.

Магдиев Джамалутдин Алилович, доктор медицинских наук, профессор кафедры травматологии, ортопедии и ВПХ ГБОУ ВПО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России», г. Москва.


Библиографическая ссылка

Щедрина М.А., Новиков А.В., Донченко Е.В. АМПЛИТУДНО-СИЛОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КИСТИ В ПРОЦЕССЕ РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ ШВА НЕРВОВ, СОСУДОВ И СУХОЖИЛИЙ НА УРОВНЕ НИЖНЕЙ ТРЕТИ ПРЕДПЛЕЧЬЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 4.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=9627 (дата обращения: 03.08.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074