Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕЧЕНИ У БОЛЬНЫХ ГЕМОБЛАСТОЗАМИ В ОТДАЛЕННЫЙ ПЕРИОД ПОСЛЕ АУТОЛОГИЧНОЙ ТРАНСПЛАНТАЦИИ ГЕМОПОЭТИЧЕСКИХ СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК

Минаева Н.В. 1 Сведенцов Е.П. 1 Ковтунова М.Е. 1 Коряковцева Т.А. 1 Демьянова В.Т. 1 Максимов О.Д. 1
1 ФГБУН «Кировский НИИ гематологии и переливания крови ФМБА России»
Аутологичная трансплантация гемопоэтических стволовых клеток (аутоТГСК) является одним из эффективных методов терапии больных с различными формами гемобластозов (ГБ) как у взрослых, так и у детей. В периоде длительной ремиссии у пациентов выявляются различные осложнения, обозначаемые в онкогематологической практике как поздние эффекты противоопухолевого лечения. Вопросы, касающиеся функционального состояния печени в отдаленном периоде после окончания ВХТ, в литературе освещены мало. Целью исследования явилось изучение распространенности основных синдромов поражения печени у больных гемобластозами в отдаленный период после аутологичной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. В результате проведенных исследований установлено, что реципиенты аутоТГСК в позднем посттранспланционном периоде имеют признаки нарушения функционального состояния печени, проявлявшиеся синдромами цитолиза, холестаза, печеночно-клеточной недостаточности. Среди больных, имеющих отклонения, преобладают пациенты с предшествующей патологией гепатобилиарной системы. У реципиентов без сопутствующих печеночных расстройств проявления гепатотоксичности минимальны, кратковременны и обратимы.
высокодозная химиотерапия
трансплантация аутологичных гемопоэтических стволовых клеток
отдаленный посттрансплантационный период
функциональное состояние печени
1. Буторова Л.И., Калинин А.В., Логинов А.Ф. Лекарственные поражения печени: Учебно-методическое пособие. Институт усовершенствования врачей. ФГУ НМХЦ им. Н.И. Пирогова. – М., 2010. – 64 с.
2. Гармаева Т.Ц., Куликов С.М., Филатов Ф.П. [и др.] Факторы риска инфицированности вирусами гепатитов В и С больных системными заболеваниями крови при поступлении в стационар // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. – 2008. – Т. 18, № 5. – С.82.
3. Гармаева Т.Ц., Куликов С.М., Михайлова Е.А. [и др.] Динамика инфицирования вирусами гепатитов В и С больных с заболеваниями системы крови // Гематология и трансфузиология. – 2009. – Т. 54, 5. – С.16-23.
4. Казюлин А.Н., Вельшер Л.З., Данилевская Н.Н. [и др.] Лекарственная гепатотоксичность при проведении противоопухолевой терапии онкологических заболеваний и возможности ее коррекции // Фарматека. – 2012. – № 8. – С.37-44.
5. Колыгин Б.А., Кулева С.А. Последствия противоопухолевой терапии у детей. – С-Петербург: Гиппократ, 2011. – 184 с.
6. Ларионова В.Б., Горожанская Э.Г. Возможности Гептрала в коррекции нарушений механизмов антиоксидантной защиты у онкологических больных // Методические рекомендации. – М., 2010. – 49 с.
7. Ларионова В.Б., Рябухина Ю.Е., Косухина Н.В. Возможности лечения и профилактики печеночной токсичности у онкологических больных // Сопроводительная терапия в онкологии. – 2006. – № 2. – С.8-12.
8. Ларионова В., Горожанская Э.Г., Буеверов А.О. [и др.] Возможности коррекции нарушений печеночного метаболизма при химиотерапии онкогематологических больных // Клинические перспективы гастроэнтерологии, гепатологии. – 2008. – № 5. – С. 1-7.
9. Лосева М.И., Поспелова Т.И., Солдатова Г.С. [и др.] Отдаленные последствия противоопухолевой терапии гемобластозов / под ред. М.И. Лосевой. – Новосибирск: ИПП «Art-Avenue», 2005. – 364 с.
10. Румянцев А.Г., Желудкова О.Г., Финогенова Н.А. [и др.] Комплексная реабилитация детей с онкогематологическими заболеваниями в период ремиссии // Восстановительная медицина и реабилитация. Материалы II Международного конгресса (Москва, 20–21 сентября 2005 г.).
11. Снеговой А.В., Манзюк Л.В. Эффективность Гептрала в лечении печеночной токсичности, обусловленной цитостатической химиотерапией // Фарматека. – 2010. – № 6. – С. 1–5.
12. Степанов Ю.М., Филиппова А.Ю., Кононов И.Н. Лекарственные поражения печени: патогенез, классификация, диагностика, лечение // Мистецтво лпсування. – 2005. – № 3 (19). – С.8-23.
13. Тетова В.Б., Беляева Н.М., Кесаева М.Ю. Ведение вирусного гепатита В у гематологических пациентов // Практическая медицина. – 2012. – № 5. – С.28-36.
14. Юмачиков А.Н. Клинико-морфологические аспекты полиорганной патологии в ремиссии острого лейкоза. Возможности нутритивной коррекции: автореф. дис. … канд. мед. наук. –Тюмень, 2004. – С.26.
15. Bleibel W, Kim S, D'Silva K [et all.] Drug-induced liver injury: review article // Dig Dis Sci 2007; 52: 2463-71.
16. Chabner BA, Longo DL. Cancer Chemotherapy and Biotherapy: Principles and Practice. Fourth edition // Philadelphia: Lippincott-Raven. 2006, pp. 38-40.
17. Field KM, Dow C, Michael [et al] Liver function in oncology: biochemistry and beyond // Lancet Oncol. 2008. № 9 (11):1092–101.
18. Floyd J, Mirza I, Sachs B, et al. Hepatotoxicity of chemotherapy// Semin Oncol. 2006; 33(1), pp. 50–67.
19. Knoll A., Boehm S., Hahn J. et al. Reactivation of resolved hepatitis B virus infection after allogeneic haematopoietic stem cell transplantation// Bone Marrow Transplant.2004; 33: 925-929.
20. Loriot Y, Perlemuter G, Malka D, et al. Druginsight: gastrointestinal and hepatic adverseeffects of molecular-targeted agents in cancertherapy//Nat Clin Pract Oncol. 2008; 5(5): 268–78.
21. Paul D, et al. Hepatotoxity of chemotherapy // Оncologist. 2001; 6:162–76.
22. Rodriguez-Frias EA, Lee WM. Cancer chemotherapy I: hepatocellular injury // Clin Liver Dis 2007; 11 (3): 641–62.
23. Torres H.A Davila M Reactivation of hepatitis B virus and hepatitis C virus in patients with cancer/ Nat Rev Clin Oncol 2012; 9:156-166.
Аутологичная трансплантация гемопоэтических стволовых клеток (аутоТГСК) является одним из эффективных методов терапии больных с различными формами гемобластозов (ГБ) как у взрослых, так и у детей. В мире ежегодно проводится до 30 000 аутоТГСК. Результативность метода обусловлена интенсификацией режимов химиотерапии, направленных на преодоление лекарственной резистентности, что способствует значительному увеличению бессобытийной и общей выживаемости больных ГБ. Вместе с тем в периоде длительной ремиссии у пациентов выявляются различные осложнения, обозначаемые в онкогематологической практике как поздние эффекты противоопухолевого лечения, клинико-морфологическая сущность которых определяется повреждением структуры и функции различных органов и систем. Своевременная диагностика и коррекция подобных осложнений является актуальной проблемой в системе реабилитации данного контингента пациентов [10].

Противоопухолевая терапия, как правило, приводит к возникновению тяжелых гепатотоксических реакций, поскольку печень является одним из основных звеньев биотрансформации цитостатиков. Частота гепатотоксичности (ГТ) при проведении химиотерапии (ХТ) варьирует от 14,3 до 100 % [4,7,18,20,22]. Подобные колебания обусловлены различными механизмами действия цитостатических агентов, а также зависят от критериев и методов выявления ГТ [6].

Предрасполагающими факторами лекарственной ГТ являются: генетически детерминированные индивидуальные особенности метаболизма, пожилой возраст, хроническое злоупотребление алкоголем, взаимодействие одновременно применяемых лекарств, доза и длительность приема препарата, предшествующая лекарственная терапия. Риск лекарственного поражения печени возрастает при наличии хронического диффузного заболевания печени любой этиологии [1,15]. Ведущим механизмом лекарственно-индуцированного повреждения печени является дозозависимое прямое токсическое действие препарата и его метаболитов на гепатоциты, с последующим их некрозом, нарушением обмена билирубина, дилатацией синусоидов или веноокклюзией [12]. Основную роль в метаболизме лекарственных веществ играют монооксигеназы печени, осуществляющие одновременно активирующую и детоксицирующую функции. Важное место в развитии цитостатического поражения печени занимает активация процессов свободного перекисного окисления липидов, приводящая к снижению антиоксидантной защиты и повышению активности лизосомальных ферментов [6,18,20].

Помимо токсического действия цитостатических препаратов поражению печени способствуют: наличие синдрома эндотоксикоза, развивающегося в результате опухолевой интоксикации; присоединение бактериальных и вирусных инфекций, требующих назначения гепатотоксичных антибактериальных, противогрибковых и противовирусных средств, лизис опухолевой ткани в ответ на введение противоопухолевых препаратов; иммуносупрессия, недостаток определенных фармаконутриентов при полном парентеральном питании [6,15,20].

Необходимо остановиться отдельно на роли вирусной инфекции в развитии патологических изменений печени. По данным Т.Ц. Гармаевой [2], частота обнаружения положительных тестов на наличие специфических маркеров вирусов гепатитов В и С у больных с заболеваниями системы крови за время госпитального лечения и наблюдения увеличивается в среднем: относительно инфицирования вирусными гепатитами В (ВГВ) в 3,5 раза и вирусными гепатитами С (ВГС) - в 2,7 раза, коинфицированию - в 7 раз. Несмотря на высокую инфицированность, вирусные гепатиты у гематологических больных в 75 % случаев протекают в субклинической или клинически проявляющейся безжелтушной форме. Наряду с этим серологические маркеры ВГВ и ВГС выявляются у ряда больных лишь спустя несколько месяцев или даже лет после окончания полихимиотерапии, что обусловлено низкой чувствительностью скринирующих методов обследования, а также глубокой иммуносупрессией в результате воздействия цитостатической терапии. Актуальную проблему для гематологов и инфекционистов представляет вирусная реактивация у инфицированных пациентов. Известно несколько факторов риска, ассоциированных с реактивацией ВГВ вируса, в их числе повышение показателей АЛТ до химиотерапии, высокая вирусная нагрузка (более 3×100 копий/мл) до начала химиотерапии, а также продолжительность цитостатического лечения [19]. Показано, что у пациентов с лимфопролиферативными заболеваниями риск реактивации HBV-инфекции в процессе специфической терапии приближается к 80 %, усугубляя явления гепатотоксичности [2,3,13]. Необходимо отметить, что вопросы профилактики реактивации и лечения вирусных гепатитов у иммунокомпрометированных больных на этапах программной терапии остаются до конца нерешенными и требуют проведения дополнительных исследований [23].

Для оценки поражения печени разработано несколько скрининговых систем. С целью унификации в настоящее время используются критерии гепатотоксичности шкалы Национального института изучения рака, США (NCI Common Toxicity Criteria, Version 2.0).

Вопросы, касающиеся функционального состояния печени в отдаленном периоде после окончания ВХТ, в литературе освещены мало. В настоящее время хорошо изучены непосредственные эффекты, наблюдаемые при использовании цитостатиков в стандартных дозах, а отдаленные последствия химиотерапии, в том числе высокодозной, представлены единичными публикациями [9,16]. В связи с этим является актуальным изучение функционального состояния печени у реципиентов аутоГСК в отдаленном посттрансплантационном периоде.

Материалы и методы. В исследование включено 68 пациентов с гемобластозами. Возраст больных колебался от 16 до 61 года (медиана 39 лет), из них мужчин было 30 (44,1 %), женщин-38 (55,9 %). Все они получили от 6 до 14 курсов индукционной химиотерапии (ХТ). В качестве предтрансплантационной подготовки применялись миелоаблативные и немиелоаблативные режимы высокодозной ХТ. Выбор режима кондиционирования зависел от стадии, этапа заболевания, возраста и общего соматического состояния реципиента. В ранний посттрансплантационный период назначали также антибактериальные, противогрибковые, противовирусные препараты. При появлении минимальных признаков гепатотоксичности вводили адеметионин парентерально в лечебной дозировке. Источником гемопоэтических стволовых клеток (ГСК) у 9 (13,2 %) больных служил костный мозг, у 59 (86,8 %) - периферическая кровь.

Функциональное состояние печени оценивали перед проведением ВХТ и через 6, 12 и 24 месяца после окончания терапии, считающиеся поздней фазой посттрансплантационного периода. На основании клинико-лабораторного и инструментального обследования изучали распространенность основных синдромов поражения печени: цитолиза, проявляющегося повышением АЛТ и АСТ; холестаза, характеризующегося повышением активности щелочной фосфатазы, гаммаглутамилтранспептидазы (ГГТП), гипербилирубинемией за счет прямой фракции, гиперхолестеринемией; а также печеночно-клеточной недостаточности, выражающейся гипоальбуминемией, гипопротеинемией, изменением уровня МНО. Определение маркеров вирусов гепатита В и С проводили с использованием коммерческих иммуноферментных тест-систем производства ЗАО «Вектор-Бест». В сыворотке крови больных исследовали DNA HBV, DNA CMV и RNA HCV, методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) с применением наборов реагентов НПФ «Литех».

Результаты исследования. При обследовании реципиентов аутоТГСК до начала ВХТ маркеры HBV и HCV выявлены у 14 (20,6 %) больных, из них 9 имели хотя бы один серологический маркер вирусной инфекции, 5 пациентам диагноз хронического вирусного гепатита В и/или С был уже установлен к моменту проведения аутоТГСК, коинфицирование гепатитами В и С наблюдалось у 3 (20 %) обследованных. Репликация цитомегаловируса выявлена у 2 (2,9 %) больных. Динамика выявления маркеров вирусных гепатитов и цитомегаловирусной инфекции представлены в таблице 1.

Таблица 1

Частота выявления маркеров вирусов гепатитов В, С и цитомегаловируса у реципиентов аутологичных гемопоэтических стволовых клеток в процессе проведения высокодозной химиотерапии

Показатели

До начала химиотерапии

n=68

Периоды наблюдения после ВХТ

6 месяцев

12 месяцев

24 месяца

n=57

 

n=49

 

n= 36

 

Маркеры HBV

 

9 (13,2 %)

8 (14,0%)

7 (14,3% )

4 (11,1%)

DNA HBV

5 (7,4%)

5 (8,8%)

4 (8,2%)

2 (5,6%)

анти HCV

2 (2,9%)

5 (8,8%)

6 (12,2% )

5 (13,9%)

RNA HCV

3 (4,4%)

4 (7,01%)

1 (2,04%)

2 (5,6%)

DNA CMV

2 (2,9%)

1 (1,8%)

1 (2,04%)

0 (0%)

ВСЕГО

14 (20,6%)

13 (22,8%)

13 (26,5%)

9 (25%)

В отдаленном посттрансплантационном периоде больные предъявляли многочисленные жалобы. Так, боли и тяжесть в правом подреберье отмечали 22 (38,6 %), снижение аппетита - 8 (11,8 %), горечь во рту - 4 (5,9 %), тошноту - 5 (7,4 %), слабость и повышенную утомляемость - 15 (22,1 %), зуд кожи - 7 (10,3 %) обследованных.

При изучении частоты и степени тяжести синдромов поражения печени у реципиентов аутоТГСК в отдаленном периоде отмечено, что в первые 6 месяцев наблюдения количество больных с наличием синдромов цитолиза и холестаза достоверно увеличилось по сравнению с исходными данными (χ² = 4,4, р = 0,03 и χ² = 3,6, р = 0,041 соответственно). Среди пациентов, имеющих вышеуказанные отклонения, 80 % составили лица с позитивными маркерами вирусных гепатитов В и С, при этом число больных с признаками репликации вируса гепатита В осталось на прежнем уровне, а вируса гепатита С увеличилось незначительно. Это позволяет предположить, что рост частоты выявления вышеуказанных синдромов связан не столько с реактивацией вирусной инфекции, сколько с проявлениями гепатотоксичности, а также, вероятно, с иммуноопосредованным цитолизом на фоне восстановления иммунитета у реципиентов аутоТГСК. У остальных 20 % пациентов на основании анамнестических данных и ультразвукового исследования установлен диагноз хронического калькулезного холецистита. Исследования в динамике после ТГСК показали снижение частоты встречаемости указанных синдромов с течением времени (табл. 2).

Таблица 2

Частота выявления синдромов поражения печени у реципиентов аутоТГСК в отдаленном посттрансплантационном периоде (%)

Синдром

 

До ВХТ

n=68

Периоды наблюдения после ВХТ

6 месяцев

12 месяцев

24 месяцев

n =57

n = 49

n= 36

Цитолиз

3 (4,4%)

10 (17,5%)*

6 (12,2%)

3(8,3%)

Холестаз

3 (4,4%)

9 (15,8%)*

4 (8,2%)

2 (5,6%)

Печеночно-клеточная недостаточность

5 (7,4%)

4 (7,01%)

3(6,1%)

2 (5,6%)

* различия достоверны при сравнении с предыдущим этапом обследования р<0.05.

Реципиентов аутоТГСК разделили на группы: А (исходно с отсутствием маркеров вирусных гепатитов) и В (с наличием позитивных маркеров вирусных гепатитов). Отмечено, что в группе А частота выявления синдрома цитолиза в отдаленном посттрансплантационном периоде не превышала 4,5 %. При этом выраженность гиперферменемии согласно шкале токсичности не превышала 1 степени. Максимальные значения АЛТ и АСТ у этой группы отмечались через 6 мес. после окончания терапии и составили 51±11,2 ед/л и 46,01±5,6 ед/л соответственно, достигая нормальных величин к 9 мес. наблюдения. Уровни трансаминаз статистически не отличались от исходных данных и нормы. Достоверно чаще синдром цитолиза встречался у реципиентов аутоТГСК группы В. Через 6 месяцев его выявляли в 61,5 % случаев (χ²=18,7; р<0,0001) и в 38,6 % (χ²=10,8; р=0,001) через 12 месяцев. До начала ВХТ цитолиз отмечен в 21,4 % случаев (χ²=4,4; р<0,05). Коэффициент Де Ритиса (АсАТ/АлАТ, N= 1,33±0,42 или 0,91-1,75) находился в пределах от 0,4 до 0,75. Необходимо отметить, что если до начала ВХТ уровни АлАТ и АсАТ у больных группы В не превышали 1-2 ст. по шкале CTC-NCIС, то через 6 месяцев после аутоТГСК 4 степень цитолиза выявлена у 2 (25 %), третья - у 2 (25 %), вторая - у 3 (37,5 %) и первая - у 1 (12,5 %) обследованных. Через 12 месяцев выраженность гиперферментемии не превышала 2 степени, через 24 месяца уровни АлАТ и АсАТ соответствовали 1 степени цитолиза у 3 (33,3 %) больных. Уровни трансаминаз у реципиентов группы В представлены в таблице 3.

Таблица 3

Уровни трансаминаз у реципиентов аутоТГСК в отдаленном посттрансплантационном периоде, группа В (%)

Показатель

До ВХТ

 

n=14

Периоды наблюдения после ВХТ

6 месяцев

12 месяцев

24 месяца

n= 13

n= 13

n=9

АлАТ (ед./л)

82 [2;152]

333,8 [96;959]*

53 [8;177]

52,5 [26;84]

АсАТ (ед./л)

39,13 [5;73]

186,9 [39;716]

39 [12;167]

41 [10;57]

Примечание: * различия достоверны по сравнению с показателями до ВХТ, р<0.05.

Число реципиентов аутоТГСК, имеющих признаки синдрома холестаза, в группе А по сравнению с исходными данными не возросло, не превышая 4,5 % весь период наблюдения. В группе В до начала ВХТ холестаз выявляли в 14,3 % случаев, через 6 месяцев после окончания химиотерапии отклонения наблюдали у 53,8 % больных, что достоверно выше, чем до ВХТ (χ² = 3,5, р = 0,04). Количество пациентов с признаками холестаза значимо превышало таковое в группе реципиентов аутоТГСК, имеющих позитивные маркеры вирусных гепатитов в течение всего периода наблюдения, так через 12 месяцев изменения выявлялись у 23,1 % и 24 месяца у 22,8 % больных (р <0,05). Уровни билирубина в группе А в отдаленном периоде не отличались от исходных данных и нормы. В группе В показатели билирубинемии через 6 месяцев после окончания терапии были достоверно выше, чем до ВХТ и составили соответственно 23,7 [5,9; 35,8] ммоль/л против 9,4 [7,8; 22,4] ммоль/л и превышали значения билирубина в группе А - 11,8 [4,7; 21,5] ммоль/л ( р<0,05). Уровни ГГТП через 6 и 12 мес. после окончания терапии в группах также достоверно отличались (р<0,05). Так, через 6 месяцев у реципиентов аутоТГСК групп А и В уровни ГГТП составили соответственно 32 [4; 107] ед/л и 105 [20;491] ед/л, а через 12 месяцев - 19,5 [12; 41] ед./л и 80,5 [20; 490] ед./л. Исходные показатели щелочной фосфатазы превышали норму в обеих группах, через 6, 12 и 24 месяцев их уровень оставался повышенным. Статистически значимых отличий содержания общего холестерина до начала ВХТ и отдаленном периоде ни в одной из групп выявлено не было.

Лабораторные признаки печеночно-клеточной недостаточности перед аутоТГСК отмечены в 7,4 % случаев. Уровни МНО в обеих группах не отличались от нормальных и варьировали в пределах 1-1,19. Гипопротеинемия с гипоальбуминемией установлена у 5,6 % пациентов до начала ВХТ и сохранялась на уровне 4,5 % в первые 6 месяцев после окончания химиотерапии в группе А. В группе В количество пациентов с гипоальбуминемией достоверно не увеличилось в отдаленном периоде: до аутоТГСК их доля составила 11,4 %, через 6 месяцев - 15,4 % и 11,1 % - к 24 месяцам наблюдения. Степень гипоальбуминемии статистически не отличалась от исходных показателей и между группами А и В.

Выводы: реципиенты аутоТГСК в отдаленном посттранспланционном периоде имели признаки нарушения функционального состояния печени, проявлявшиеся синдромами цитолиза, холестаза, печеночно-клеточной недостаточности. Следует отметить, что среди них преобладали больные с предшествующей патологией гепатобилиарной системы. У пациентов без сопутствующих печеночных расстройств проявления гепатотоксичности были минимальны, кратковременны и обратимы. Реципиенты аутоТГСК, особенно имеющие маркеры вирусных гепатитов до трансплантации, в первые полгода посттранспланционного периода нуждаются в ежемесячном клинико-лабораторном контроле функционального состояния печени.

Рецензенты:

Кисличко А.Г., д.м.н., профессор, директор ИПО «Кировской ГМА», г. Киров.

Муратова Н.Г., д.м.н., профессор, проректор по лечебной работе и последипломному образованию «Кировской ГМА», г. Киров.


Библиографическая ссылка

Минаева Н.В., Сведенцов Е.П., Ковтунова М.Е., Коряковцева Т.А., Демьянова В.Т., Максимов О.Д. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ПЕЧЕНИ У БОЛЬНЫХ ГЕМОБЛАСТОЗАМИ В ОТДАЛЕННЫЙ ПЕРИОД ПОСЛЕ АУТОЛОГИЧНОЙ ТРАНСПЛАНТАЦИИ ГЕМОПОЭТИЧЕСКИХ СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 5.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=14635 (дата обращения: 18.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252