Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

ФАКТОРЫ, ПРИВОДЯЩИЕ К ВОЗНИКНОВЕНИЮ ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ ТРАВМЫ И К ЕЕ ОСЛОЖНЕНИЯМ

Крохмаль С.В. 1 Карпов А.С. 1 Раевская А.И. 1 Калоев А.Д. 1 Апагуни А.Э. 1 Шевченко П.П. 1
1 ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный медицинский университет» МЗ РФ
В настоящем исследовании представлены результаты литературных данных, касающиеся факторов, которые могут привести к челюстно-лицевой травме (ЧЛТ), ее частоты в структуре травматизма. Авторами были исследованы эффективность и исходы первичного лечения челюстно-лицевой травмы, полученной при баллистических травмах. Оценивается фактор насилия, характеризующийся как проблема общественного здравоохранения. Приводятся данные о возникновении челюстно-лицевой травмы, оценивается имеющаяся взаимосвязь челюстно-лицевых переломов у фермеров, вызванных травмами при работе в фермерских хозяйствах. Отмечено, что дорожно-транспортные происшествия являются наиболее частой причиной ЧЛТ. Отмечено, что фактор взаимоотягощения формирует порочный круг, в котором течение травмы одной области обусловливает сложности процесса восстановления травмы другой локализации у пациента, что приводит к значительно более длительной реабилитации. Определена частота офтальмологических осложнений после переломов средней части лица и изучена их связь с хирургическим или нехирургическим лечением. Офтальмологическое обследование пациентов с ЧЛТ необходимо проводить во время первичного осмотра, так как в настоящее время эта диагностика не проводится, а временной интервал для сохранения зрения невелик. В результате спортивных аварий ЧЛТ возникают в 6 раз чаще, чем в результате несчастных случаев на производстве, и в 3 раза чаще, чем в результате агрессивного нападения.
челюстно-лицевая
травма
огнестрельная
травма
сочетанная
травма
1. Anson Jose, Saurabh Arya, Shakil Nagori. High-Velocity Ballistic Injuries Inflicted to the Maxillofacial Region. J. Craniofac Surg. 2019. V. 30(6). Р. e511-e514. DOI: 10.1097/SCS.0000000000005418.
2. World Health Organization. Injuries and violence: the facts. [Электронный ресурс]. URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/149798/1/9789241508018eng.pdf. (дата обращения: 01.10.2020).
3. World Health Organization. Global status report on violence prevention. [Электронный ресурс]. URL: http://www.who.int/violence_injury_prevention/violence/status_report/2014/en/. (дата обращения: 01.10.2020).
4. Silva C.J., Moura A.C., Paiva P.C., Ferreira R.C., Silvestrini R.A., Vargas A.M., de Paula L.P., Naves M.D., Ferreira E. Maxillofacial injuries as markers of interpersonal violence in Belo Horizonte-Brazil: analysis of the socio-spatial vulnerability of the location of victim’s residences. PLoS One. 2015. V. 10(8). Р. e0134577. DOI: 10.1371/journal.pone.0134577.
5. Waiselfisz J.J. Map of violence 2011: young people in Brazil. São Paulo: Instituto Sangari. 2011. P. 15-67.
6. Mascarenhas MD, Freitas MG, Monteiro RA, da Silva MM, Malta DC, Gómez CM: Emergency room visits for work-related injuries: characteristics and associated factors-capitals and the Federal District, Brazil, 2011. Cien. Saude Colet. 2015. V. 20. Р. 667. DOI: 10.1590/1413-81232015203.16842014.
7. Mascarenhas M.D., Silva M.M., Malta D.C., Moura L.D., Goes P.S., Moysés S.T., Morais Neto O.L. Epidemiological profile of emergency care for dental and oral injuries in Brazil, 2006-2007. Cad. Saude Publica. 2012. V. 28. Р. 124. 2012. DOI: 10.1590/s0102-311x2012001300013.
8. Luzia Michelle Santos, Italo M Bernardino, Alysson Vinicius Ferreira Porto, Kevan Guilherme Nórbrega Barbosa, Lorena Marques da Nóbrega, Sérgio d'Avila. Aggression Using a Knife or Other Sharp Instruments and Oral-Maxillofacial Trauma: Incidence, Risk Factors, and Epidemiologic Trends. J. Oral Maxillofac Surg. 2018. V. 76(9): 1953.e1-1953.e11. DOI: 10.1016/j.joms.2018.01.007.
9. Sergio d'Avila, Campos A.C., Cavalcante G.M.S., Silva C.J., da Nóbrega L.M., Ferreira E.F. Characterization of victims of aggression and transportation accidents treated at the Forensic Medicine and Dentistry Institute - Campina Grande, Paraíba, Brazil - 2010. Cien Saude Colet. 2015. V. 20. Р. 887. DOI: 10.1590/1413-81232015203.12922014.
10. The World Bank. Violence in the city, understanding and supporting community response to urban violence. Washington: World Bank. 2011. P. 1-79.
11. Taliye Cakabay, Ozan Gokdogan, Selin Üstün Bezgin, Murat Kocyigit. Maxillofacial Traumas in Farmers Caused by Farm Animals, Agricultural Vehicles, and Materials. J. Craniofac Surg. 2016. V. 27(4). Р. e401-406. DOI: 10.1097/SCS.0000000000002674.
12. Rajay A D Kamath, Shiva Bharani, Reshma Hammannavar, Sumit P Ingle, Ankit G Shah. Review. Maxillofacial trauma in Сentral Karnataka, India: an outcome of 95 cases in a regional trauma care Centre. Craniomaxillofac Trauma Reconstr. 2012. V. 5(4). P. 197-204. DOI: 10.1055/s-0032-1322536.
13. Tarkan Tuli., Oliver Hächl, Matthias Hohlrieder, Gert Grubwieser, Robert Gassner. Review. Dentofacial trauma in sport accidents. Gen Dent. 2002. V. 50(3). P. 274-279.
14. Sahni V. Maxillofacial trauma scoring systems. Injury. 2016. V. 47(7). P. 1388-1392. DOI:10.1016/j.injury.2016.02.001.
15. Corina Din-Lovinescu, Ishan Parikh, Boris Paskhover. How Have Craniofacial Injuries Changed in Adult Bicyclists Over the Past 10 Years? J. Oral Maxillofac. Surg. 2020. V. 78(2). Р. 254.e1-254.e8. DOI: 10.1016/j.joms.2019.08.006.
16. Paul Schepers., Niels Agerholm., Emmanuelle Amoros. et al. Review. An international review of the frequency of single-bicycle crashes (SBCs) and their relation to bicycle modal share. Inj. Prev. 2015. V. 21(e1). Р. e138-е143. DOI: 10.1136/injuryprev-2013-040964.
17. Kevan Guilherme Nóbrega Barbosa., Ítalo de Macedo Bernardino., Sérgio d'Avila., Efigênia Ferreira E. Ferreira., Raquel Conceição Ferreira. Review. Systematic review and meta-analysis to determine the proportion of maxillofacial trauma resulting from different etiologies among children and adolescents. Oral Maxillofac Surg. 2017. V. 21(2). P. 131-145.DOI: 10.1007/s10006-017-0610-9.
18. Назарова Е.О., Карпов С.М., Апагуни А.Э., Карпов А.С., Крохмаль С.В.
Клинико-нейрофизиологические особенности сочетанных травм // Медицинский вестник Северного Кавказа. 2019. Т. 14. № 3. С. 486-489. DOI: 10.14300/mnnc.2019.14118.
19. Karpov A.S., Karpov S.M., Vyshlova I.A., Amirchupanov M.D., Gadzhiev A.M., Gandylyan K.S., Balandina A.V., Apaguni A.E. Рrosopalgias after experienced jaw-face trauma as a factor of psycho-neurological disorders. The Dental Institute. 2017. № 4 (77). P. 50-52.
20. Karpov S.M., Gandylyan K.S., Karakov K.G., Azoidis I., Eliseeva E.
Neurophysiological aspects of combined craniofacial trauma
European Journal of Neurology. 2016. V. 23. № S2. P. 727.
21. Hai-Hua Zhou 1, Qi Liu, Rong-Tao Yang, Zhi Li, Zu-Bing Li. Ocular trauma in patients with maxillofacial fractures. J. Craniofac. Surg. 2014. V. 25(2). P. 519-23.
DOI: 10.1097/SCS.0000000000000683.
22. Constantinus Politis., Alexandra Kluyskens., Titiaan Dormaar. Association of Midfacial Fractures with Ophthalmic Injury Craniomaxillofac Trauma Reconstr. 2017. V. 10(2). P. 99-105. DOI: 10.1055/s-0037-1599228.
23. P. A. Tent, R. I. Juncar, T. Lung, M. Juncar. Midfacial fractures: A retrospective etiological study over a 10-year period in Western Romanian population. Niger. J. Clin. Pract. 2018. V. 21(12). P. 1570-1575. DOI: 10.4103/njcp.njcp_256_18.

Сохраняются основные тенденции, приводящие к травмам челюстно-лицевой области.   Следует отметить, что челюстно-лицевая травма (ЧЛТ) проходит полный спектр от незначительного дискомфорта до опасных для жизни травматических повреждений. Здесь важными становятся медицинские принципы, направленные на стабилизацию дыхательной деятельности, адекватного дыхания и кровообращения, что становится первостепенным в реализации жизнеобеспечения больного. В связи с этим врачи приемного покоя обязаны предвидеть данные нарушения с учетом знания анатомии и патофизиологии лицевых травм, в том числе знания различных факторов, которые приводят к ЧЛТ и к их осложнениям.

Цель исследования: проанализировать по литературным данным различные факторы, приводящие к челюстно-лицевой травме.

Материал и методы исследования: современные литературные данные, представляющие результаты исследований, направленных на изучение факторов, приводящих к челюстно-лицевой травме.

Результаты исследования и их обсуждение. Творческие подходы к уходу за пациентом должны быть основаны на знании и понимании физиологических потребностей и патофизиологических последствий лицевой травмы, они также являются ключевыми в период реабилитации, когда пациенты борются с измененной анатомией, сенсорными расстройствами и, что немаловажно, с эмоционально-поведенческими нарушениями.

Существует достаточно большое количество факторов, которые приводят к ЧЛТ, и наиболее актуальной в настоящее время является травма, обусловленная ранением. Пострадавший, получивший сложную травму лица, представляет собой настоящую терапевтическую проблему. Большинство этих травм первоначально не несут угрозы для жизни, и их можно безопасно лечить в неоперативном режиме. В связи с этим лечение часто откладывается у пациентов, имеющих множественные или более тяжелые травмы. Наиболее частой и самой опасной для жизни ранней проблемой при этом становится нарушение проходимости дыхательных путей. Так, по мнению авторов [1], огнестрельная травма (ОТ) в области лица приводит к множественным травмам, что значительно влияет на варианты лечения и реконструкции челюстно-лицевой области. Авторами были исследованы эффективность и исходы травматического повреждения после челюстно-лицевой травмы, полученной при баллистических травмах. Проведенное ретроспективное описательное исследование в стоматологическом отделении военного госпиталя показывает, что травма нижней челюсти была у 62,5% пациентов, у 18,7% пациентов с сочетанными дефектами нижней челюсти и у 12,5% пациентов с травмами середины лица. 50% пациентов, перенесших прямую травму дыхательных путей, требовалось проведение трахеотомии. Четкой корреляции между местом входной раны, травмами и исходом огнестрельных ранений лица обнаружено не было. Исследователи считают, что раннее и адекватное вмешательство необходимо для сохранения и стабилизации лицевого скелета и восстановления мягких тканей лица при высокоскоростных баллистических травмах, в этом случае оно является высокоэффективным.

Другим фактором, который приводит к ЧЛТ, служит насилие, являющееся общемировым явлением, характеризующимся как проблема общественного здравоохранения [2, 3]. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), от травм челюстно-лицевой области в год умирают более 1,3 млн человек. Следует отметить, что насилие может проявляться по-разному; наиболее распространенным проявлением может служить физическая агрессия в результате межличностных столкновений с применением оружия и использования его в целях домашнего насилия [4, 5]. В отношении домашнего насилия сообщалось, что травма в области лица представляет собой довольно распространенное явление и имеет количественный рост среди случаев межличностного насилия, в основном из-за того, что лицо является наиболее открытой и незащищенной частью тела [6]. Отмечено, что лицо, вероятно, служит целью большинства актов физической агрессии. Также предполагалось, что агрессор сознательно или бессознательно желает повлиять на самооценку жертвы, нанося удар в области лица [7].

Травма в области лица в результате удара ножом или другими острыми предметами заслуживает особого внимания из-за тяжести образовавшихся повреждений жизненно важных структур (проникающих повреждений черепа, кровотечения). Так, в проведенном исследовании был охарактеризован профиль жертв межличностного физического насилия с применением ножа и было отмечено, что количество ЧЛТ ежегодно возрастает (с 15,3% в 2008 г. до 24,2% в 2011 г.). Авторами был выявлен статистически значимый (p<0,05) трендовый анализ значительного увеличения количества ЧЛТ с течением времени. Была найдена экспоненциальная модель, которая объясняла 14,1% вариации частоты орально-челюстно-лицевой травмы [8].

Более ранние исследования показали, что феномен насилия напрямую связан с маргинальностью и социальной изоляцией людей. Связь между урбанизацией и насилием может иметь взаимодействие благодаря именно быстрому и ускоренному росту городов, где маргинализированные люди попадают в порочный круг нищеты и насилия [9, 10].

Еще одним фактором возникновения ЧЛТ является взаимосвязь челюстно-лицевых переломов у фермеров, вызванных травмами при работе в фермерских хозяйствах. Авторами ретроспективно были проанализированы 146 пациентов с оценкой демографических данных пациентов, этиологии травмы, сезонности. Этиологическое распределение было следующим: 47,5% – травмы от крупного рогатого скота среди сельскохозяйственных животных; 15,75% – травмы, вызванные ударами сельскохозяйственных орудий; 12,33% – травмы, вызванные авариями тракторов; 9,59% – травмы, вызванные падением со стогов сена; 7,53% – травмы, вызванные падением с сельскохозяйственных машин и 6,85% – травмы, вызванные ударами лошадей. Авторы отметили, что число ЧЛТ у фермеров из-за сельскохозяйственных животных, сельскохозяйственных приспособлений и сельскохозяйственных инструментов значительно возросло, тем не менее эти травмы приводят к простым функциональным и эстетическим переломам костей лицевого скелета [11]. Авторы считают, что, хотя знание механизма этиологических переломов и несчастных случаев в различных группах может быть ориентиром для быстрой диагностики и лечения возможных переломов костей лица, данные сведения также могут быть полезны для принятия мер предосторожности против травм в этих группах.

Дорожно-транспортные происшествия (ДТП) являются наиболее частым фактором, приводящим к ЧЛТ. Авторами [12] был проведен 6-летний ретроспективный анализ 111 пациентов, получавших лечение по поводу челюстно-лицевых переломов. Большинство переломов были связаны с ДТП – 74,7%, за которыми следуют межличностное насилие – 15,8%, падения – 4,2%, травмы на производстве и нападения животных – по 2,1%, нанесение увечий себе – 1,1%. В 37,8% случаев были изолированные переломы скуло-верхнечелюстного комплекса (СВЧК). Общее число зафиксированных переломов костей лица составило 316, из которых 222 (70,3%) были напрямую связаны с СВЧК. Лишь в 11 случаях ЧЛТ была ограничена только средней частью лица. 47,7% пациентов имели сопутствующие переломы нижней челюсти. Офтальмологические травмы имели место в трети случаев, из которых в 82,9% были проведены операции, направленные на редукцию и внутреннюю фиксацию глаза. Наблюдаемая частота осложнений составила 25,26%. Авторы заключают, что ДТП продолжает оставаться главным этиологическим фактором при ЧЛТ. Сопутствующие травмы требуют оперативной диагностики и соответствующего лечения. 

Важным фактором, приводящим к ЧЛТ, являются занятия профессиональным спортом. Авторами исследования было выявлено, что общие показатели зубочелюстных травм, полученных в 42 различных видах спорта, позволили выявить распределение основных типов травм в различных видах спорта и определить наиболее распространенные типы травм в наиболее популярных видах спорта. В результате спортивных аварий ЧЛТ была в 6 раз выше, чем в результате несчастных случаев на производстве, и в 3 раза выше, чем в результате агрессивного нападения. В спорте высоких достижений с высокой скоростью и высокой отдачей чаще возникают переломы костей лицевого скелета, в то время как травмы в любительском спорте заканчивались в большей степени только травмами зубов [13].

Изменение сложности челюстно-лицевых переломов в последние годы создало ситуацию, когда классические классификации челюстно-лицевой травмы не позволяют определить травму, особенно наблюдаемую при высокоскоростных столкновениях, в том числе и в спорте, при которых поражается более одной области челюстно-лицевого скелета. Системы оценки травматизма, разработанные специально для челюстно-лицевой области, направлены на обеспечение более точной оценки травмы, ее прогноза, возможных результатов лечения, экономики, продолжительности пребывания в больнице и сортировки. Обсуждаются эволюция и логика таких систем, а также их достоинства и недостатки. Автор также предлагает новую систему, которая поможет пользователям быстро и методично выбрать систему, наиболее подходящую для их нужд, без необходимости изучать большое количество доступной литературы, чтобы обосновать свой выбор [14].

Еще одним фактором в формировании ЧЛТ становится велосипедная травма. По оценкам, с 2008 по 2017 гг. в отделения неотложной помощи в США по поводу черепно-лицевых травм, связанных с ездой на велосипеде, было отмечено около 573.305 обращений. Чаще всего травмы получали пациенты мужского пола – 75%, пациенты в возрасте от 18 до 24 лет – 25%. Частота общих травм с поправкой на население увеличилась на 22% с 2008 г. по 2017 г. (P=0,13). Частота черепно-мозговых травм и черепно-лицевых переломов выросла на 50% (P=0,06) и 63% (P <0,01) соответственно. У велосипедистов в возрасте от 55 до 64 лет наблюдался самый высокий рост частоты травм с поправкой на возраст с 2008 по 2017 гг. – на 54% (P<0,01). Авторы отмечают, что травмы, связанные с ездой на велосипеде, остаются серьезной проблемой для общественного здравоохранения, поскольку в течение последних 10 лет в отделения неотложной помощи США неуклонно поступает все большее количество лиц с черепно-лицевыми травмами. Увеличилось количество травм среди взрослых в возрасте от 55 до 64 лет, наблюдается рост более серьезных травм, включая черепно-мозговые травмы и черепно-лицевые переломы [15].

По результатам анализа ретроспективных данных авторами [16] было отмечено, что   в среднем 17% смертельных травм велосипедистов были вызваны авариями на одноместном велосипеде (АОВ). В разных странах диапазон значений различен, составляя от 5% до 30%. От 60% до 95% велосипедистов, госпитализированных в больницы или получивших лечение в отделениях неотложной помощи, являлись жертвами АОВ. Доля пострадавших при АОВ в общем числе аварий при ДТП ежегодно увеличивается.

Следует обратить особое внимание на факторы, которые приводят к ЧЛТ у детей. Так, исследования авторов [17] были направлены на определение с помощью систематического обзора и метаанализа доли ЧЛТ различной этиологии среди детей и подростков. После качественного анализа авторами оценивались 27 исследований, которые указывали на факторы, приводящие к челюстно-лицевой травме у детей. ДТП соответствовали основному этиологическому фактору, приводящему к ЧЛТ (34%; 95%), за которыми следовали падения (31%; 95%), насилие (11%; 95%), спорт (4%; 95%) и иные (5%; 95%). Авторами признано, что неоднородность между исследованиями была крайне высокой, даже стратифицированной по регионам мира. Полученные результаты свидетельствовали о том, что ДТП являются основным фактором легких травм у детей и подростков. 

Большинство факторов, приводящих к травме лица и лицевого скелета, дополнительно могут привести к травме и других органов, расположенных в челюстно-лицевой области. Важную составляющую челюстно-лицевой травмы, по мнению ряда авторов [18, 19], несет в себе не только эстетический аспект травм челюстно-лицевой области, что имеет в большинстве случаев большое значение для больного, но и травматическое повреждение головного мозга различной тяжести. Так, в исследовании авторов [20] было отмечено, что ЧЛТ может являться фактором, который приводит к нейротравме, что значимо влияет на нейродинамические процессы, связанные с травмой челюстно-лицевой области.

Сложности течения сочетанных травм при ЧЛТ отмечали и другие авторы [18], которые указывали, что фактор взаимоотягощения формирует порочный круг, в котором течение травмы одной области обусловливает сложности процесса восстановления травмы другой локализации у пациента, что приводит к значительно более длительной реабилитации больных.  

В другом исследовании, где проводились анализ и оценка глазных травм у пациентов с челюстно-лицевыми переломами, была дана оценка корреляционной зависимости травмы глаза от возраста пациентов, пола, механизма травмы и типа челюстно-лицевого перелома. Авторами [21] в течение 10 лет был проанализирован в общей сложности 1131 пациент с переломами костей лицевого скелета. Отмечено, что травмы глаз получили 209 пациентов (18,5%), где соотношение мужчин и женщин составило 5,33:1 (176 мужчин и 33 женщины). Самый высокий риск травмы глаз были у пациентов в возрасте от 30 до 39 лет,  самый низкий риск таких травм – у детей.  Наиболее распространенным механизмом травматизма были ДТП. Авторы также отмечают, что пострадавшие при ДТП имели 2,2-кратный риск получения травмы глаза (Р=0,021), а чаще они встречались у пациентов с переломами средней части лица (P<0,001), особенно у лиц со множественными переломами средней части лица. В заключение авторы отметили, что возникновение травм глаза было связано с полом, возрастом, этиологией, а также с характером и локализацией челюстно-лицевых переломов.

Были определена частота офтальмологических осложнений после переломов средней части лица и проведено изучение их связи с хирургическим или нехирургическим лечением. Авторами [22] было осуществлено ретроспективное исследование, описывающее спектр и частоту офтальмологических травм у 106 пациентов с переломами средней части лица в отделении челюстно-лицевой хирургии в течение 2 лет. Основной причиной травматизма стали ДТП, где 38,7% пациентов получил травму глаза после перелома челюстно-лицевой области и у 12 (11,3%) из которых были офтальмологические осложнения. По мнению авторов, офтальмологическое обследование пациентов с ЧЛТ необходимо проводить во время первичного осмотра, так как в настоящее время эта диагностика не проводится, а временной интервал для сохранения зрения невелик, лечение следует начинать немедленно. В связи с этим следует разработать шкалы оценки экстренной травмы, включающей переломы, с оценкой симптомов нарушения зрения при ЧЛТ [22].

Другим аспектом ЧЛТ являются переломы различных зон костей лицевого скелета по зонам травмы. Так, средняя зона лица является чрезвычайно важной проблемой полости рта и челюстно-лицевой области, поскольку в данной зоне после травмы возникают различные анатомические дефекты и лечение часто сопровождается серьезными долгосрочными эстетическими или функциональными осложнениями. Приходится признать, что их этиология и эпидемиология значительно различаются в литературе, а основные причины варьируются в зависимости от популяции. Так, проведенное исследование авторов [23] было направлено на выявление основной травматической этиологии переломов средней части лица наряду с основными категориями пострадавших пациентов в определенной географической зоне с целью установления необходимости проведения мероприятий, способных предотвратить переломы в будущем. Проведенное ретроспективное исследование за 10-летний период 379 пациентов позволило отметить, что переломы средней части лица характерны для возрастной группы 20–29 лет (31,93%), лиц мужского пола (87,86%), пациентов из городских районов (n=206, 54,35%) и пациентов без образования (46,70%). Наиболее частой причиной было межличностное насилие (44,85%), за которым следовали травмы при падении (16,62%) и дорожно-транспортные происшествия (15,30%). Статистические корреляции свидетельствуют о том, что в городской среде чаще отмечаются переломы средней части лица, вызванные межличностным насилием, ДТП или спортивными травмами, в то время как в сельской местности преобладают бытовые несчастные случаи и нападения животных (Р=0,000). Подавляющее число случаев межличностного насилия среди населения в настоящее время является серьезной проблемой общественного здравоохранения. 

Другим фактором, усугубляющим течение ЧЛТ, является боль. Многими авторами отмечено, что травмы челюстно-лицевой области всегда сопряжены с интенсивным болевым синдромом, который провоцирует дисфункцию вегетативной системы, следствием чего являются сложности в период реабилитации и восстановления, при этом запускаются процессы эмоциональных и психоповеденческих состояний больного, формируя тревожные и субдепрессивные состояния. По данным авторов, клинические проявления психопатологических состояний не зависят от локализации перенесенной челюстно-лицевой травмы [19].

Заключение. Челюстно-лицевая травма является важной медицинской проблемой. По данным отечественных и зарубежных литературных источников, в большей степени страдает молодое, трудоспособное население, что, в свою очередь, является экономической проблемой современности. Наиболее частым фактором, по данным литературы, приводящим к ЧЛТ, служат дорожно-транспортные происшествия. На втором месте – травмы, связанные с физическим насилием. В равной степени страдают средняя и нижняя зоны лица, при этом офтальмологические осложнения при травме средней зоны лица являются наиболее частыми и грозными, приводят к резкому снижению качества жизни. Другим фактором, усугубляющим течение ЧЛТ, является боль.


Библиографическая ссылка

Крохмаль С.В., Карпов А.С., Раевская А.И., Калоев А.Д., Апагуни А.Э., Шевченко П.П. ФАКТОРЫ, ПРИВОДЯЩИЕ К ВОЗНИКНОВЕНИЮ ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ ТРАВМЫ И К ЕЕ ОСЛОЖНЕНИЯМ // Современные проблемы науки и образования. – 2020. – № 5.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=30194 (дата обращения: 02.08.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074